Relations between USSR and the Democratic Republic of Congo at the Beginning of 1960s: Twists of History

Cover Page

Abstract


Since the establishment of diplomatic relations with Congo on July 7, 1960, the ties between USSR and Africa have faced a big challenge. During the difficult years for Congo, after liberation from colonial dependence, the Soviet Union has always advocated the country’s territorial integrity and the internal problems diplomatic solution. However, the bloodshed in Congo could not be avoided. Despite the Soviet support of the legitimate Congo government headed by P. Lumumba, the Western countries, which did not want to lose their positions in resource-rich Congo have found a way to achieve a victory. A military coup led by Joseph-Desire Mobutu took place in the country and national leader Patrice Lumumba was killed in consequence of a murder plot. Moreover, Western countries have managed to use the UN headed by Dag Hammarskjöld for their own purposes, and it only aggravated the situation in the country. The purpose of the study is to reveal the key points of Soviet-African relations in the most difficult period for Congo - the beginning of 1960s. Basing on the documents of the Russian Foreign Ministry, the fundamental works of Russian and foreign Africanist historians, as well as the author’s own work experience in a number of African countries, the author focuses on the analyses of the Soviet Union efforts during the decolonization years, which aim was to stabilize the situation and establish the legitimate rule in the country. The author applies a systematic approach to study political institutions of power, the author also rely on the historical method to study the change of political formations, and an event analysis approach to summarize the information collected about the specific political situation. The author comes to the conclusion that today Africans cooperate only with those who supports their national interests, maintains the security or sovereignty, and comes to the rescue in case of humanitarian disasters and climatic cataclysms. In contrast to 1960s, Africa from a backward continent turned into a full-fledged player on the world arena, occupying important positions in the system of international relations. The voice of African leaders is heard from the UN General Assembly. In this regard, it is important to formulate new approaches and concepts of interaction with African states giving them if not priority, then at least not the last place in the foreign policy of Russia.


Введение Период начала 1960-х гг., когда многие африканские страны, включая Конго, освободились от колониальной зависимости и начали осваивать азы демократии, характеризовался жестким противоборством между СССР и США, ломкой стереотипов отношений между бывшими метрополиями и колониями, в целом - формированием нового мирового порядка. Этот период в отечественной историографии отражен в работах таких исследователей, как Ю.Н. Винокуров, А.С. Орлова и др. «История Заира в новое и новейшее время» [Винокуров, Орлова, Субботин 1982] - академическое фундаментальное издание, которое, на наш взгляд, является основой для исследовательской работы по данной теме. Обновленный материал по Конго представлен в справочно-монографическом издании «Демократическая Республика Конго» [2014]. В частности, полезен его раздел «Внешняя политика и международные связи». Уникальный материал, основанный на архивных материалах России и США, содержится в работах С.В. Мазова [2008; 2015; Mazov 2010]. Одним из интереснейших исторических эпизодов, описанных в книге С.В. Мазова, является «битва за Катангу» - горнодобывающую провинцию ДР Конго, которая и в двадцать первом столетии «тяготеет» к отделению и превращению в самостоятельное государство. Вескими аргументами автор подкрепляет позицию СССР по сепаратизму в Конго, подробно описывает неблаговидную роль ООН во главе с Дагом Хаммаршельдом в «деле Катанги», высказывает свою точку зрения относительно политики США в Конго. Монография Л.В. Пономаренко «Патрис Лумумба: неоконченная история короткой жизни» [Пономаренко 2010] также служит важным источником для понимания военно-политической ситуации в Конго в начале 1960-х гг. В статье применялся системный подход, исторический метод, а также ивент-анализ, историко-генетический, историко-сравнитель-ный, отчасти биографический методы, а также метод анализа документов, позволившие обобщить собранную информацию и сделать выводы. Цель работы состоит в рассмотрении взаимодействия СССР с Конго в начале 1960-х гг. Автор поставил задачу продемонстрировать перипетии взаимоотношений с Конго, а также конкурентную борьбу Советского Союза с западными странами в «схватке» за Конго, выигрышные и проигрышные моменты. В заключении делается вывод о важности внешней политики Советского Союза в годы деколонизации Африканского континента, способствовавшей укреплению имиджа страны на международной арене. Новизна исследования состоит в использовании ранее не публиковавшихся архивных материалов, а также в выявлении сильных и слабых сторон взаимодействия СССР с Конго в начале 1960-х гг. По мнению автора, плотное взаимодействие со странами Африканского континента способствует укреплению имиджа России на международной арене, расширяет круг единомышленников в мире, помогает противостоять новым угрозам стабильности. Советский Союз в «схватке» за Конго История отношений между Россией и Демократической Республикой Конго (ДРК) складывалась непросто. Плавному течению событий препятствовали многие обстоятельства как внутреннего, так и внешнего порядка. Происходит изменение в государственном устройстве в обеих странах, меняется руководство, а также названия самих стран. Так, Конго за всю историю существования несколько раз меняло свое название. Государство было известно как: Независимое государство Конго с 1885 г., затем Бельгийское Конго - после Бельгийской колониальной хартии 1908 г. и Республика Конго - после обретения независимости в 1960 г. [Ki-Zerbo 1972]. Здесь следует сделать небольшую ремарку: расположенная через реку соседняя французская колония также стала носить название Республика Конго. В результате обе страны носили одно и то же название с уточнением их столиц, т.е. Республика Конго - Браззавиль и Республика Конго - Леопольдвиль (современное название - Киншаса). В 1964 г. страна стала называться Демократическая Республика Конго, но уже в 1971 г. президент Мобуту начал проводить политику «возвращения к корням», пытаясь искоренить европейское влияние, и назвал страну Заиром (название Заир происходит от названия р. Конго - «Нзади», что в переводе с местного языка киконго означает «Большая река»). После свержения диктатуры Мобуту в 1997 г. страна вновь стала носить название Демократическая Республика Конго. Несмотря на разницу названий двух соседних Конго, многие путают эти совсем разные, непохожие друг на друга государства и по сей день. 30 июня 1960 г. бельгийский король Бодуэн в ходе торжественной церемонии в Леопольдвиле официально объявил о независимости Конго. На торжествах по этому знаменательному случаю присутствовала и советская правительственная делегация, которая отметила ряд провокаций со стороны бельгийской администрации. В.К. Ронин в своей книге «Русское Конго» приводит выдержки из путевого дневника М.Р. Рахматова, который был уполномоченным представителем делегации и «вел скрупулезный счет провокациям». «В аэропорту бельгийцы нас встретили крайне неприветливо. Они не были рады тому, что советские люди вступили на землю Конго… Бельгийская администрация попыталась изолировать от членов делегации секретаря и переводчика. Выделенная для делегации машина «сломалась» в момент, когда мы спешили на провозглашение независимости республики. Приглашение одним из членов делегации было получено всего за 15 минут до начала празднеств, на официальном обеде место другого члена делегации оказалось занятым» [Ронин 2009: 392]. Советский Союз одним из первых признал независимость, и 7 июля 1960 г. были установлены дипломатические отношения. Первый посол Советского Союза в Конго М.Д. Яковлев при вручении верительных грамот президенту республики Ж. Касавубу 17 августа 1960 г. подчеркнул, что «в лице Советского Союза конголезский народ, как и другие африканские народы, имеет верного друга, который не ищет для себя никаких привилегий и не преследует каких-либо корыстных целей во взаимоотношениях с африканскими странами. На основе строгого соблюдения принципа невмешательства во внутренние дела Конго Советский Союз готов оказать молодой Конголезской Республике всестороннюю моральную и материальную поддержку»[288]. Однако, несмотря на поддержку, выстраивать прочные отношения с молодым африканским государством было затруднительно. С 1960 по 1997 г. взаимоотношения между двумя странами были напряженными (прерывались по инициативе конголезской стороны с сентября 1960 г. по июль 1961 г. и с ноября 1963 г. по ноябрь 1967 г.). Началась настоящая «схватка» за Конго, в которой участвовал и Советский Союз [Урнов 2014]. Необходимо отметить, что советское руководство тщательно отслеживало шаги своих идеологических противников в Конго, в частности американцев. Так, со стороны Советского Союза последовала незамедлительная реакция на высадку 20 американских солдат на аэродроме в Леопольдвиле, прибывших якобы для оказания помощи в операциях войск, «направляемых некоторыми государствами в Конго в соответствии с известным решением Совета Безопасности»[289]. В заявлении советского правительства правительству США от 19 июля 1960 г., сделанном министром иностранных дел СССР А.А. Громыко в ходе встречи с временным поверенным в делах США в СССР г-ном Э.Л. Фриирсом, подчеркивается, что «Советское правительство считает необходимым обратить внимание правительства США на то, что направление упомянутой американской воинской группы в столицу Республики Конго является недопустимым актом. Советское правительство в связи с этим заявляет протест правительству Соединенных Штатов Америки и ожидает, что упомянутая воинская группа будет немедленно выдворена с территории Конго»[290]. Создавалось впечатление, что американская сторона игнорировала подобные заявления и стремилась лишь к наращиванию своего присутствия в Конго. Кроме всего прочего США активно нацелились на «американизацию» конголезской армии. В столицу непрестанно направлялись военные советники и эксперты изучения потребностей конголезской армии. Так, в заявлении советского правительства по вопросу о положении в Республике Конго от 20 августа 1960 г. говорилось, что «обращает на себя внимание, что в последнее время под видом специалистов ООН в Конго прибывают всякого рода американские “эксперты” и под этой формой прежде всего военные специалисты, которые, как видно, имеют задачей превратить провалившуюся бельгийскую интервенцию в американскую, фальшиво прикрываемую флагом ООН»[291]. Помимо США в стране в значительной степени ощущалось присутствие и властвование бывших колонизаторов, которые никак не хотели уступать пальму первенства кому бы то ни было и всеми способами стремились закрепиться в Конго [Biyoya Makutu 2009]. Бельгийцы заключили с конголезцами «партнерское» соглашение о сотрудничестве, которое предусматривало сохранение бельгийских военных баз в Китоне на западе страны и в Камине, в восточной части Конго[292]. Из выступления первого заместителя министра иностранных дел СССР В.В. Кузнецова в Совете Безопасности ООН по вопросу о положении в Конго 20 июля 1960 г. следует, что бельгийские военные базы Камина и Китона были превращены в центры подрывной деятельности против молодой республики[293]. Сложность взаимодействия с новой республикой заключалась также и в том, что американцы и бельгийцы стремились использовать ООН для реализации своих интересов. Работавший в тот период в Конго советский дипломат О.И. Нажесткин в своих воспоминаниях писал: «Американцы ловко использовали аппарат администрации ООН и ее воинские контингенты, чтобы прибрать страну к рукам. США стремились устранить местных политических деятелей, которые им мешали, включая и самого Лумумбу» [Нажесткин 2003: 156]. Ситуация в Конго в связи с действиями ООН вызывала озабоченность советского правительства. В заявлении о невыполнении решений ООН о выводе бельгийских войск с территории Республики Конго от 6 августа 1960 г., в частности, говорилось, что «вместо того, чтобы оказывать законному правительству Республики Конго и по согласованию с ним принимать меры по пресечению агрессии, войска ООН используются сплошь и рядом не по своему назначению»[294]. Наладить собственную систему государственного управления оказалось непростой задачей для независимого правительства. По словам профессора Университета Лубумбаши (ДРК) М. Лвамбба, «в Конго деколонизация была представлена в наиболее, если не самых, жестоких ее проявлениях на всем Африканском континенте» [Lwambba 2009]. Обстановка в Конго в те времена не поддавалась какой-либо логике. В соседнем Конго со столицей Браззавиль было гораздо спокойнее. Ко времени обретения независимости Конго находилось в состоянии глубокого военно-политического кризиса. В мае 1960 г. были проведены выборы в конголезский парламент, утвержден состав первого правительства. Премьер-министром стал Патрис Лумумба [Денисова 2016] (рис. 1). На пост президента республики парламент избрал лидера партии «Абако» Жозефа Касавубу. П. Лумумба провозгласил курс на создание унитарного государства, ограничение деятельности иностранных монополий национализацию воздушного, морского и железнодорожного транспорта [Kabatu-Suila 2004]. Несмотря на то что возможности были ограничены (сказывалось также отсутствие у П. Лумумбы навыков политического руководителя), с такой перспективой трудно было согласиться владельцам крупных компаний, которые в результате такой политики практически «теряли» страну с ее богатейшими природными ресурсами. Ответными действиями США и Бельгии был практически заговор против Конго. Они решили использовать силы ООН для «наведения» порядка в стране. Их расчеты сводились к тому, чтобы склонить самого П. Лумумбу к обращению в СБ ООН за помощью. Заместитель премьер-министра Бельгии А. Лиляр заявил: «Хотелось, чтобы Лумумба обратился в ООН, которая могла бы поручить бельгийским войскам некоторые задачи по сохранению порядка и территориальной целостности Конго»[295]. Рис. 1. Дом на проспекте «30 Июня» в Киншасе, где жил П.Э. Лумумба. Из личного архива автора / Fig. 1. The house on June 30 Avenue in Kinshasa where Lumumba lived. From the personal archive of the author В итоге П. Лумумбуа попросил военной помощи у ООН для противодействия бельгийской агрессии. 14 июля 1960 г. СБ ООН на основании резолюции от 14.06.1960 г. принял решение о направлении в Конго войск ООН (ONUC) численностью 15700 солдат из 12 стран (в основном африканских)9. [296]При этом правительством Конго оговаривалось, что командование войск ONUC должно согласовывать свои действия с конголезским правительством10.[297] Однако действия ООН находились исключительно под контролем США и Бельгии [Mararo Stanislas 2013]. 5 сентября 1960 г. президент Ж. Касавубу объявил о смещении П. Лумумбы с поста премьера, сформировал свое правительство во главе с Жозефом Илео и распорядился «немедленно арестовать П. Лумумбу за подстрекательство населения к свержению установленной власти» [Heinz, Donnay 1967]. По определению директора ЦРУ А. Даллеса, Лумумба «был вроде Кастро или даже хуже»11. [298] В сентябре 1960 г. на Четвертой чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция, которая рекомендовала Генеральному секретарю оказать помощь центральному правительству Конго в восстановлении порядка на территории республики, обеспечении ее [299]территориальной целостности и политическойнезависимости12. Генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд вопреки решениям СБ ООН не осуществил надлежащих мер по обеспечению территориальной целостности Конго. Более того, он стремился лишить[Н14] П. Лумумбу, который находился фактически под домашним арестом, возможности осуществлять управление и контроль над страной. К тому же важные стратегические объекты Конго, включая СМИ и транспорт, находились под контролем ООН. В заявлении советской делегации на XV сессии ГА ООН от 21 октября 1960 г. отмечалось, что командование «войск ООН» заключило соглашение с провинциальными властями Катанги о разделе так называемых «сфер обороны» в этой провинции. Этот шаг был расценен как противозаконный13. [300] Воспользовавшись сложной внутриполитической ситуацией, 14 сентября 1960 г. начальник штаба конголезской армии полковник Мобуту Сесе Секо совершил государственный переворот. Следуя инструкциям бельгийских советников, Мобуту «нейтрализовал» как правительство Лумумбы, так и «правительство» Касавубу - Илео, передав власть в руки «коллегии генеральных комиссаров». Расплывчатость названия этого органа, так же как и его функций, означала, по сути, установление марионеточного режима в рамках политики США и Бельгии при поддержке Д. Хаммаршельда, а сам переворот был направлен на устранение П. Лумумбы от власти. Сложившаяся ситуация требовала немедленной эвакуации правительства из Леопольдвиля в провинцию, и в срочном порядке оно переместилось на восток страны в г. Стэнливиль (современный Кисангани). 12 декабря 1960 г. этот город был объявлен местом пребывания центрального правительства и временной столицей республики. На время отсутствия П. Лумумбы кабинет возглавил его заместитель Антуан Гизенга. Началась борьба за лидерство с наихудшими последствиями для страны - авторитаризмом, псевдодемократией, диктатурой. Модель европейского устройства государственной власти оказалась неэффективной в условиях господства традиционных институтов власти, не утративших на тот момент свою силу. «Конго вступило в темную полосу колоссального политического кризиса в новом независимом государстве», отмечает конголезский исследователь Коко Садики [Sadiki 2013: 147]. По сведениям очевидца событий, «там началась гражданская война с трагическими последствиями для мирного населения. Возникла реальная угроза территориальной целостности страны, ее независимости» [Нажесткин 2003: 158]. Усилились сепаратистские настроения. Уверенный в своих действиях лидер пробельгийской партии «Конакат» М. Чомбе объявил 11 июля 1960 г. о независимости самой богатой полезными ископаемыми провинции Катанги (правда, просуществовавшей как государство совсем недолго - с 11 июля 1960 по 15 января 1963 г.). В Декларации по отделению Катанги говорится: «Официальная дата независимости Конго - 30 июня 1960 г. Но что мы констатируем сегодня? На всей территории Конго наблюдается дезорганизация и террор. Не только в Конго, но и в других африканских странах сильно ощущается диктатура коммунизма и власть лишь одной коммунистической партии» (цит. по: [Mutambo Makombo 2008: 111]). Политический коллапс имел место и в других регионах страны. Началось отделение других областей Конго. В августе 1960 г. было объявлено о создании самостоятельного государства в провинции Южное Касаи. В этой острой политической ситуации бельгийцы под предлогом защиты своих граждан направили военные корабли в порт Матади, и впоследствии авиация подвергла бомбардировкам близлежащие города. Кроме того, с 10 по 13 июля 1960 г. бельгийские военные высадились в Элизабетвиле (совр. Лубумбаши), административном центре провинции Катанга, а также в Леопольдвиле. По этому поводу СССР выступил с заявлением, в котором отмечалось, что «западные державы изыскивают «юридическую основу» для оправдания вооруженной интервенции против Конго, ссылаясь на необходимость защиты жизни и имущества находящихся в Конго граждан США, Англии, Франции и Бельгии»14.[301] Одновременно СССР предоставил правительству П. Лумумбы 100 грузовиков и 10 гражданских самолетов, на которых федеральные войска были переброшены к границам отделившихся Касаи и Катанги и начали успешное наступление против сепаратистов. Советские поставки резко обострили конголезский кризис, который едва не перешел в «горячую» фазу. Несмотря на хаос в стране во всех сферах жизнедеятельности, а также массированную атаку Запада, Советский Союз проводил последовательную политику в Конго, направленную на урегулирование обстановки в стране. Так, 19 июля 1960 г. из Москвы в Леопольдвиль вылетели три самолета «ИЛ-18», на борту которых находилась первая партия продовольствия. Следующим «продовольственным» рейдом была отправка из Одессы пшеницы, сахара и сгущенного молока на пароходе «Лениногорск»15.[302]Однако зерно не представлялось возможным выгрузить и перемолоть в муку в Конго, и спустя две недели груз удалось реализовать в Марокко. Оказывалась и опосредованная помощь через другие африканские государства. [A15] Правительство Ганы через Посольство СССР в Аккре обратилось к советскому прави-тельству с просьбой об оказании содействия в переброске ганских войск из Ганы в Конго, направляемых туда по решению Совета Безопасности ООН. В сообщении ТАСС от 19 июля 1960 г. говорилось, что советское правительство, идя навстречу пожеланиям правительства Ганы, решило удовлетворить его просьбу. Было принято решение о направлении в Аккру трех самолетов «ИЛ-18», которые должны были совершить после доставки продовольственной помощи из Москвы в Леопольдвиль необходимое количество рейсов для переброски ганских войск из Аккры в Леопольдвиль. Кроме того, для целей переброски ганских войск советское правительство выделило согласно упомянутой просьбе правительства Ганы дополнительно два самолета «ИЛ-18», которые сразу же по прибытии в Гану должны были приступить [A16] к переброске ганских войск в Республику Конго, однако на деле этого не произошло16.[303] Ухудшение отношений между СССР и Заиром После военного переворота в Конго 14 сентября 1960 г. усилия Советского государства по поддержке национального лидера П. Лумумбы были сведены на нет. Мобуту при поддержке США подготовил план по ликвидации патриотических сил страны, находившихся в Стэнливиле. Движение в поддержку харизматичного лидера, каким являлся П. Лумумба, внушало его политическим оппонентам явные опасения. Над П. Лумумбой сгущались тучи. В результате сговора американских и бельгийских властей 17 января 1961 г. политический лидер Конго был физически устранен [O’Malley 2019] (рис. 2). Оценка ситуации в Конго со стороны Советского Союза была довольно тревожной. Сообщалось, что «в результате происков колонизаторов и их агентуры, а также неприкрытого вмешательства командования войск ООН во внутренние дела Конго сложилась крайне напряженная обстановка. Устранены законное правительство и парламент республики. В политическую жизнь страны вновь и все более открыто вмешиваются американские и бельгийские эмиссары и представители иностранных монополий, опирающихся на широкую поддержку Соединенных Штатов Америки… В этих условиях нормальное функционирование посольства СССР в Республике Конго стало невозможным. Неприкосновенность посольства и безопасность его персонала поставлены под угрозу. В связи с этим Советское правительство приняло решение временно отозвать состав советского посольства из Конго»17.[304] Рис. 2. Вдова П.Э. Лумумбы Полин Опанга Лумумба (1937--2014). Из личного архива автора / Fig. 2. Widow of P.E. Lumumba, Pauline Opanga Lumumba (1937--2014). From the personal archive of the author Опасение руководства СССР было неслучайным. Советским гражданам, находившимся в Конго, незаслуженно приписывали разного рода провокации. Реакция советских властей последовала незамедлительно. В ноте правительства СССР правительству Конго от 21 ноября 1963 г. осуждались неправомерные действия сотрудников конголезской службы безопасности: «Правительство Союза Советских Социалистических Республик считает необходимым заявить правительству Республики Конго (Леопольдвиль) следующее. 19 ноября с.г. сотрудники конголезской «Сюрте насьональ» (служба безопасности) совершили в г. Леопольдвиле беспрецедентный в отношениях между государствами акт произвола и насилия против советских дипломатов - советника посольства СССР в Республике Конго Воронина С. и атташе посольства Мякотных Ю.Н. Агенты службы безопасности остановили дипломатическую машину посольства, в которой находились названные советские дипломаты, произвели в ней, несмотря на заявленный протест, обыск, избили дипломатов, изорвали на них одежду и увезли их в охранку, а затем в тюрьму. Требования советского посольства о немедленном освобождении советских дипломатов и даже требования о встрече с ними не были удовлетворены конголезскими властями и т.д.»18.[305] По всей вероятности, инцидент стал следствием переговоров советских дипломатов с представителями Совета национального освобождения, который призывал к насильственному свержению леопольдвильского правительства. В 1970 г. лидер страны объявил четырех советских дипломатов персонами нон грата. В ноте от 20 мая 1970 г., врученной послом СССР в ДРК заместителю министра иностранных дел Э. Лолики, подчеркивалось, что «15 мая с.г. в Демократической Республике Конго (в то время страна в очередной раз поменяла свое название. - Прим. авт.) четыре сотрудника посольства СССР были объявлены без всяких на то оснований «нежелательными лицами» и им было предъявлено требование покинуть страну… Ввиду этого предпринятые в отношении четырех сотрудников советского посольства меры не могут рассматриваться иначе, как недружественные действия в отношении Советского Союза, и ответственность за последствия этих действий несет конголезская сторона»19.[306] Мобуту закрыл Посольство СССР в Киншасе, и дипломатические отношения между странами были прерваны на целых восемь лет. Бывшее Бельгийское Конго на протяжении длительного времени было «крепким орешком» для СССР в плане взаимодействия. «Москва была редким исключением из великих столиц мира, которую бы не посетил Мобуту за 32 года правления», - отмечает конголезский исследователь [Mpwate-Ndaume 2010: 157]. Заключение Автор делает вывод о том, что становление отношений между СССР и Республикой Конго в начале 1960-х гг. было непростым. Осложняло ситуацию политическое и идеологическое противоборство с США, которые пытались нейтрализовать влияние коммунистических идей на Африканском континенте, включая Республику Конго. При этом для достижения своих целей власти США оказали массированное давление на ООН, которая в итоге сыграла роль «троянского коня» в деле урегулирования военно-политической обстановки в республике. Присутствие ооновских войск лишь обостряло и без того накаленную атмосферу во властных конголезских структурах. Политическому руководству Конго, тогда не имевшему ни достаточного опыта управления страной, ни инструментов противодействия замыслам американцев, было не под силу справиться с лавиной проблем, обрушившихся после обретения независимости. Несмотря на поддержку СССР правительства П. Лумумбы, в стране установился диктаторский режим Мобуту, а конголезский национальный лидер подвергся физической расправе. В итоге СССР был практически вытеснен из этой африканской страны, но даже в неблагоприятных для него условиях продолжал проводить курс на развитие дружеских отношений. В июне 2011 г. вдова Лумумбы Полин Лумумба и ее дети подали иск в суд первой инстанции в Брюсселе на 136 страницах против Бельгии, участвовавшей в убийстве конголезского премьер-министра. Семейный адвокат не сомневался, что Бельгия должна нести уголовную и юридическую ответственность за это преступление. Однако бельгийские власти невнятно отреагировали на иск родственников П. Лумумбы. Чтобы прояснить эту историю, автор статьи встретилась с семейством П. Лумумбы - Полин и сыновьями: Роланом и Патрисом (рис. 3). Встреча состоялась 18 мая 2012 г. в родовом особняке, где когда-то жил национальный герой, на проспекте 30 Июня в Киншасе. На вопрос, поставлена ли точка в «деле о Патрисе Лумумбе», родственники ответили отрицательно. «Конечно, бельгийское правительство извинилось и признало свою причастность к гибели главы семейства, но на этом все и закончилось. Создалось впечатление, что от нас просто отмахнулись. Как будто бы наш отец был обычным прохожим… Нет пока ответа и на поданный в июне 2011 г. иск в бельгийский суд», - сказал Ролан и продолжил: «Сейчас я возглавляю Фонд имени П. Лумумбы, который нацелен на предупреждение конфликтов, укрепление правового государства и обучение молодежи. Бельгийцы хотя и инициировали его создание, впоследствии отнеслись к этому довольно вяло и прохладно»20.[307] Таким образом, эта скорбная страница конголезской истории пока не закрыта. На мой другой вопрос о домашнем архиве Полин ответила, что «мобутовцы вывезли из дома буквально все, даже личные вещи Патриса»21.[308] И это не просто личная трагедия, но и поворотное событие для истории всего государства. Рис. 3. Слева направо: сыновья Лумумбы Патрик и Роланд, далее Г.М. Сидорова, ректор Университета им. П. Лумумбы в провинции Восточное Касаи, сын П. Лумумбы Франсуа на национальном празднике России в Посольстве России в ДР Конго, 12 июня 2012 г. / Fig. 3. From left to right: the sons of Lumumba Patrick and Roland, then G.M. Sidorova, rector of the University. P. Lumumba in the province of Kasai East, on of P. Lumumba Francois at the national holiday of Russia at the Russian Embassy in DR Congo, June 12, 2012 Сегодня для выстраивания новой политики с Африканским континентом России все же необходимо учитывать опыт прошлых лет взаимодействия СССР с африканскими странами. География «социалистического лагеря» была достаточно широкой, а проводниками идей СССР становилась огромная армия выпускников советских вузов, которые в своих странах занимали впоследствии высокие государственные посты, оставаясь при этом преданными идеям Советского Союза. В отличие от 1960-х гг. современная Африка из отсталого континента превратилась в полноценного игрока на мировой арене. В связи с этим важно сформулировать новые подходы и концепции взаимодействия с африканскими государствами, уделяя им если не приоритетное, то не последнее место во внешней политике России.

Galina Mikhailovna Sidorova

Diplomatic Academy of the Russian Foreign Ministry; Moscow State Linguistic University; Institute for African Studies, RAS

Author for correspondence.
Email: gal_sid@mail.ru
Moscow, Russian Federation

PhD, Dr. of Sc. (Political Science), Professor, the Diplomatic Academy of Russian Foreign Ministry, Professor, the Moscow State Linguistic University, Leading Researcher, Institute for African Studies, Russian Academy of Science

  • Biyoya Makutu, Ph. (2009). La géopolitique de l’instabilité dans la région des Grands Lacs. P.: L’Harmattan.
  • Denisova, T.S. (2016). Tropical Africa: The Evolution of Political Leadership. Moscow: IAS RAS publ. (In Russian).
  • Heinz, G. & Donnay, H. (1967). Lumumba Patrice: les cinquante derniers jours de sa vie. Bruxelles: Seuil.
  • Kabatu-Suila, B.E. (2004). Patrice Emery Lumumba, Béatifié! Kinshasa: Ed. KA-IMMO.
  • Ki-Zerbo, J. (2008). Histoire de l’Afrique Noire. P.: Hatier.
  • Lwambba, M.B. (2009). Les conflits à travers l’histoire du Congo de 1950 à 1965. In : République Démocratique du Congo: Parcours d’un demi-siele de souverainete. Université de Lubumbashi: Lubumbashi (RDC).P. 1—10.
  • Mararo Stanislas, B. (2013). Le rôle des multinationals et des états des Grands Lacs d’Afrique dans la dinamique politiquqe en RDC. In: Kankwenda Mbaya, J. & Mukoka Nsenda, F. (Eds.). La République Démocratique du Congo face au complot de balkanisation et d’implosion. ICREDES. P. 231–260.
  • Mazov, S. (2010). A Distant Front in the Cold War. The USSR in West Africa and the Congo, 1956—1964. Stanford: Stanford University Press.
  • Mazov, S.V. (2008). Soviet Policy in West Africa, 1956—1964. Unknown Pages of the Cold War History. Moscow: Nauka publ. (In Russian).
  • Mazov, S.V. (2015) Cold War in the “Heart of Africa”. USSR and Congolese Crisis 1960—1964. Moscow: Dmitry Pozharsky University publ. (In Russian).
  • McCauley, M. (2016). Soviet Union 1917—1991. London: Longman.
  • Mpwate-Ndaume, G. (2010). La coopération entre le Congo et les pays capitalistes. P.: L’Harmattan.
  • Mutambo Makombo, J.M.K. (2008). L’Histoire du Congo par les textes. T. III: 1956—2003. Kinshasa: Universitaires Africaines.
  • Nazhestkin, O.I. (2003). The Years of the Congolese Crisis (1960—1963). Notes by the Intelligence Agent. Modern and Current History Journal, 6, 154—164. (In Russian).
  • O’Malley, A. (2019). The Diplomacy of Decolonisation: America, Britain and the United Nations during the Congo Crisis 1960—64. Manchester: Manchester University Press.
  • Ponomarenko, L.V. (2010). Patrice Lumumba: An Unfinished Short Life Story. Moscow: RUDN publ. (In Russian).
  • Ronin, V. (2009). “Russian Congo” 1870—1970. In 2 volumes. Vol. 2. Moscow: Dom russkogo zarubejya publ.
  • Sadiki, K. (2013). Questions migratoires, inadéquation des réponses publiques et crise de nationalité en République Démocratique du Congo: le cas des banyarwanda. In : Ngoie Tshibambe, G. (Eds.). Identités, ressources naturelles et conflits en RDC. P.: L’Harmattan. P. 131—158.
  • Urnov, A.Yu. (2014). Foreign Policy of the USSR during the Cold War and the “New Thinking”. Moscow: RFK-Image Lab publ. (In Russian).
  • Vinokurov, Yu.N., Orlova, A.S. & Subbotin, V.A. (1982). History of Zaire in Modern and Contemporary Times. Moscow: Glavnaya redaktsiya vostochnoy literatury publ. (In Russian).

Views

Abstract - 226

PDF (Russian) - 77

PlumX


Copyright (c) 2020 Sidorova G.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.