Oliver Tambo’s International Policy: Unique Features of the South African Foreign Policy Process and Personality Factor

Cover Page

Abstract


The aim of the work is to develop an understanding of the role of Oliver Tambo as the actual head of the foreign policy department of South Africa during the period of implementation of the policy of apartheid and the process of decolonization of the African continent. The author’s thesis is that the African National Congress (ANC) foreign policy during the period of South Africa’s activities as a state supporting racial segregation was of the nature of external representation. The development of foreign policy was identical to the formation of a new state. The uniqueness of the analyzed situation is expressed in the fact that for the first time in history, international relations were established not only by a party that does not politically agree with state ideology, but also does not show its loyalty to any political blocs. The theses presented by Oliver Tambo in the conditions of the Cold War were democratic, consistent with the principles of civil choice and were not identified as the need for armed confrontation. It is these aspects that enabled the transition of power to the radical majority to avoid prolonged civil wars or conflicts involving international armed groups. The basis of the methodology is the understanding of the international process during the liberation of Africa and the choice of allies for this process by representatives of the leading world powers. The author uses the historical method and the method of direct oppositions of the position of Oliver Tambo and a significant number of ideological proposals from the leading world powers of the time under investigation. The article shows that the activities of Oliver Tambo fully comply with the regulations and traditions in the performance of their functions by the foreign affairs ministries. The author argues that the leading role of the ANC and O. Tambo in particular is to ensure the preservation of stability in the socioeconomic development of South Africa with the transit of power in the 1990s and the preservation of the pace of development of South Africa in the 2000s. The work examines the period from the appointment of O. Tambo to the post of Secretary General of the ANC to his death. It is noted that, in addition to the revealed features of O. Tambo’s activities for South Africa for the general theory of international relations, the above facts showed how to build cooperation with non-institutional actors in world politics.


Эпоха апартеида и борьбы с ним во внешней политике ЮАР 1960 г. в историографии принято называть Годом Африки, поскольку тогда в процессе падения колониальных режимов на континенте появилось 17 независимых государств. На севере Африки продолжалась национально-освободительная война в Алжире. На этом фоне борьба Африканского национального конгресса (АНК) против расовой дискриминации, активно развернувшаяся с конца 1950-х гг., носила мирный характер: руководители организации ограничивались массовыми протестными акциями и избегали насильственных методов. Ситуацию изменил трагический инцидент, известный как «расстрел в Шарпевиле» (21 марта 1960 г.), когда в процессе разгона мирной демонстрации властями 69 человек погибли, 180 были ранены. Это событие стало водоразделом, определившим, с одной стороны, развитие феномена дуализма во внешней политике Южной Африки, а с другой - повлиявшим на уникальные особенности внешнеполитического процесса, осуществляемого как официальным режимом, так и АНК, которые можно объединить термином «личная дипломатия» [Geldenhuys 1984: 15]. Такой акт государственного насилия, как Шарпевильский расстрел, стал возможен в период правления Хендрика Фервурда, который занял пост премьер-министра Южно-Африканского Союза (ЮАС) в 1958 г. и заслужил репутацию «архитектора апартеида». Именно Х. Фервурд ввел ряд законов, окончательно оформивших политику расовой сегрегации в ЮАС, которая проводилась с начала его основания в 1910 г. и сделавших ее основой государственной идеологии образованной в 1961 г. ЮАР [Урнов 1982: 49]. Прежде всего, речь идет об идеологии «раздельного развития», воплотившейся в Законе самоуправления банту, который предусматривал создание восьми хоумлендов - территорий для компактного проживания черных африканцев в ЮАР [Lipton 1972]. Усиление политики апартеида вызвало сопротивление черного населения ЮАС. Начиная с 1950-х гг. АНК проводил кампании неповиновения. Однако сопротивление не смогло сломить решимости Х. Фервурда в реализации апартеида. Политик искренне верил в то, что «раздельное развитие» станет залогом процветания Южной Африки, в чем международное сообщество должно вскоре убедиться [Feraudy Espino 2012: 32]. Однако реакция мира была обратной: в международном сообществе росла оппозиция режиму апартеида. Апогеем неприятия южноафриканской политики стало введение ООН в 1963 г. эмбарго на поставки оружия в ЮАР. Впрочем, членство Южной Африки в ООН еще с конца 1950-х гг. оставалось формальным - только угроза лишения дискуссионной площадки, где ЮАР могла бы защищать свои позиции, удерживала правительство республики от выхода из организации [Geldenhuys 1984: 65]. Таким образом, к началу 1960-х гг. ЮАР оказалась в дипломатической изоляции, и отстаивание интересов страны полностью легло на плечи премьер-министра Х. Фервурда. Используя свои незаурядные личностные качества, такие как твердая воля, блестящий интеллект, красноречие и умение убеждать, Х. Фервурд так или иначе оставался весомым игроком на международной арене в период отсутствия полноценно работающей дипломатической системы. Беспрецедентное международное давление делало позицию Фервурда непреложной: «Чем большее давление на нас оказывают, чтобы мы пошли на уступки, тем более решительно мы должны отказываться сделать это» [Урнов 1982: 51]. В сознании Фервурда первостепенной и неизменной целью национальной политики являлось обслуживание интересов белой расы в Южной Африке. Поэтому любые уступки в этом отношении, с его точки зрения, являлись угрозой для свободы и выживания белых. Фервурд был твердо уверен, что дружба с другими государствами возможна только при условии, что они признают неотъемлемое право Южной Африки самостоятельно принимать решения в рамках своей внутренней политики [Geldenhuys 1984: 64]. Для официальных властей Союза события в Шарпевиле послужили толчком к началу репрессий против оппозиционных объединений. Деятельность АНК была запрещена (1960 г.), а лидеры движения были вынуждены уйти в подполье. Президент АНК Альберт Лутулу был сослан в свое родное селение, а Оливер Тамбо - его заместитель на тот момент - не мог покидать район Йоханнесбурга. В этой ситуации в руководстве Конгресса началась дискуссия о переходе к насильственным методам борьбы. Итогом стало создание в 1961 г. военной организации «Умконто ве сизве» («Копье нации»). К радикальным вариантам борьбы подталкивали не только репрессии со стороны режима, но и примеры освободительных войн в Марокко и Алжире. Несмотря на решимость взять в руки оружие, положение «Умконто ве сизве» осложнялось тем, что для военного сопротивления собственных ресурсов не хватало. АНК пришел к пониманию, что без помощи союзников из-за рубежа не обойтись [Mandela, First 1965: 13]. По решению руководства АНК Оливер Тамбо в 1960 г. покинул Южную Африку для установления международных контактов. Задачей политика, как ее сформулировал Конгресс, было «организовать международную поддержку действий по изоляции государств апартеида» и «создать надежную тыловую поддержку нашей борьбы» [Шубин 1999: 76]. В противовес агрессивной оборонительной тактике режима, которая полностью определялась главой правительства ЮАР Х. Фервурдом и приводила лишь к возрастанию международной враждебности, активисты АНК, находясь на нелегальном положении, добились широкой поддержки в ряде дружественных государств и достигли практических результатов, по сути создав собственную дипломатическую сеть, параллельную официальной. Влияние «дипломатии в эмиграции», или «миссии в изгнании», на реальное положение дел движения сопротивления в ЮАР сложно переоценить: всего за три года с момента запрета АНК и начала репрессий борцы с апартеидом получили конкретную политическую и экономическую помощь для подготовки вооруженной борьбы. А главное - установили прямые контакты с рядом европейских государств, с США, Китаем, а также с самым могущественным союзником - СССР. Последовавшая от Советского Союза систематическая помощь предопределила многие важные аспекты в истории антирасистского движения Южной Африки в 1960-х - начале 1970-х гг. Ключевой фигурой внешней политики АНК на долгие годы стал Оливер Тамбо. Биография и политический портрет О. Тамбо Прежде чем обратиться к описанию уникальных особенностей внешнеполитической деятельности одного из лидеров АНК, следует проанализировать некоторые факты его биографии, чтобы выявить факторы, повлиявшие на его мировоззрение и личностные черты. О. Тамбо родился 27 октября 1917 г. в деревне Кантила в Восточно-Капской провинции. Его отец, Мзимени Тамбо, придерживался традиционной религии, имел четырех жен и десять детей, занимался сельским хозяйством и мелкой торговлей. Позднее родители приняли христианство в Англиканской церкви. Будучи неграмотным, Мзимени Тамбо однако понимал важность образования и стремился дать его всем своим детям. Оливер обучался в нескольких школах - методистской в Людеке, англиканской миссионерской во Флагстаффе, затем - в средней школе в Розеттенвиле, которую окончил с успехом в 1938 г., что позволило ему выиграть стипендию для обучения в Университете Форт-Хэйр - единственном в то время высшем учебном заведении ЮАС, в котором имели право обучаться темнокожие жители. Вероятно, выбор в пользу естественно-научной сферы повлиял на формирование О. Тамбо как, прежде всего, практического деятеля и системно мыслящего организатора, которому оказалось по силам выстроить полноценную внешнеполитическую структуру. В Форт-Хэйр О. Тамбо познакомился с будущим соратником Нельсоном Манделой, который учился на бакалавра гуманитарных наук. Оба были членами Студенческой христианской ассоциации. Приверженность О. Тамбо христианству - еще один фактор для понимания его как общественного деятеля и политика. Международные связи он поддерживал в том числе и по церковной линии, активно общаясь со священнослужителями-антирасистами, такими как Тревор Хадлстоун (Софиатаун, ЮАР) или Джон Коллинз, организатор международного церковного движения против апартеида (Лондон, Великобритания). Во время одной из встреч с последним О. Тамбо сказал о своем желании стать священнослужителем, чему не суждено было сбыться [Tambo, Tambo 1988: 35]. В 1940-е гг. политик выступал с резкой критикой коммунизма. Однако со второй половины 1950-х гг. наблюдается все большее сближение АНК с Коммунистической партией Южной Африки (КПЮА), а также симпатии Н. Манделы и О. Тамбо по отношению к социализму [Callinicos 2004; Давидсон, Филатова 2012]. Как это примирялось с христианскими убеждениями О. Тамбо? Причина заключалась в изменении образа социализма. Коммунистические режимы таких стран, как Китай и СССР, в 1930- 1950-е гг. носили атеистический характер, что сопровождалось уничтожением религиозных организаций и гонениями на верующих. Однако уже во время революции на Кубе (конец 1950-х - начало 1960-х гг.) марксистские идеи стали тесно переплетаться с христианским мировоззрением: многие революционные движения в Латинской Америке стали использовать лозунги христианского социализма [Prevost 2007: 133]. Таким образом, социализм О. Тамбо всегда носил на себе отпечаток христианского гуманизма [Van Wyk, Callinicos 1994: 78]. Мировоззрение лидера АНК стало одной из причин, по которой под его руководством организация сохранила внеблоковый статус и не присоединилась к противостоянию США и СССР, а также стремилась отдавать приоритет ненасильственным методам борьбы, несмотря на период активности вооруженного крыла АНК [Ellis, Sechaba 1992: 42]. Начало деятельности Оливера Тамбо как лидера АНК и главы «миссии в изгнании» Еще учась в университете, в 1941 г., О. Тамбо принял участие в своей первой акции протеста. За протестную деятельность он был исключен из университета, однако его бывшая школа св. Петра в Розеттенвиле предоставила ему должность учителя математики. Проживая в окрестностях Йоханнесбурга, юноша стал посещать собрания активиста Уолтера Сисулу - в будущем одного из лидеров АНК. В доме У. Сисулу пути О. Тамбо и Н. Манделы вновь пересеклись. Через У. Сисулу они познакомились с Альфредом Битини Ксумой, тогдашним президентом АНК. Совместно с У. Сисулу О. Тамбо принимал участие в создании Молодежной лиги АНК, которая провела свое первое заседание в сентябре 1944 г., а О. Тамбо стал ее секретарем. В 1948 г. после прихода к власти правительства Х. Фервурда Молодежная лига АНК под руководством О. Тамбо разработала «План действия», опиравшийся на теорию ненасильственной борьбы Махатмы Ганди. План предусматривал такие шаги, как саботаж, бойкот и неподчинение властям. С 1948 г. О. Тамбо также занялся заочным изучением права и к 1951 г. получил статус адвоката. В том же году вместе с Н. Манделой он открыл юридическую фирму в Йоханнесбурге, однако Н. Манделе вскоре было запрещено проживать в этом городе и О. Тамбо стал руководить компанией в одиночку. Параллельно развивалась политическая карьера О. Тамбо. В 1953 г. Альберт Лутули был избран президентом АНК, а О. Тамбо занял пост секретаря вместо Уолтера Сисулы, отправленного в ссылку по обвинению в организации кампании неповиновения 1952 г. Уже через два года О. Тамбо был избран генеральным секретарем АНК и вскоре после этого получил предписание правительства покинуть Йоханнесбург. В этот период он составил «Хартию свободы», которая была одобрена на «Конгрессе народа» в 1955 г. В 1955 г. О. Тамбо стал встречаться с Аделаидой Фрэнсис Тсухуду, которая работала медсестрой. Их свадьба была назначена на 22 декабря 1956 г., но была отложена, поскольку О. Тамбо с группой других активистов был задержан властями по обвинению в «измене родине». После того как все внесли залог, свадьба состоялась. После этапа предварительных слушаний О. Тамбо и А. Лутули были оправданы. В общей сложности 155 членов АНК были обвинены по «делу об измене» 1956 г. В 1957 г. политик был избран на пост вицепрезидента АНК. В апреле 1958 г. О. Тамбо признался супруге: АНК хочет, чтобы он вместе с семьей отправился с миссией за границу. К тому времени у пары было трое детей. После событий в Шарпевиле, которые стали переломными в политической карьере О. Тамбо и всего АНК, этот вопрос был окончательно решен, и в апреле 1960 г. политик покинул страну, положив начало своей уникальной деятельности «дипломата в изгнании». Его целью было заручиться международной поддержкой южноафриканского освободительного движения и объединить его участников, находящихся вне ЮАР [Jordan 2007: 28]. Первой остановкой на пути О. Тамбо, выехавшего из страны по поддельным документам, стал Дар-эс-Салам в Танганьике, которая через год стала независимым государством Танзания, а впоследствии - штаб-квартирой АНК за пределами ЮАР. Уже первый раунд встреч, организованных О. Тамбо в Африке, прошел на высшем уровне - с премьер-министром Танганьики Джулиусом Ньерере [Othman 2000: 12], президентом Ганы Кваме Нкрумой, президентом Туниса Хабибом Бургибой. Главы африканских государств, буквально только что получивших независимость, прекрасно понимали значимость борьбы АНК и миссии О. Тамбо. В Тунисе лидер АНК произнес свою первую речь за пределами страны [Crais, McClendon 2014: 13]. Далее последовал тур по странам Северной Европы. В 1961 г. О. Тамбо сопровождал в Стокгольм Альберта Лутули, который прибыл в столицу Швеции для получения Нобелевской премии 296 ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТмира. Впоследствии в Стокгольме было открыто представительство АНК. О. Тамбо нанес визиты во все скандинавские страны, а в Дании был принят на правительственном уровне. Позиция скандинавских стран к этому времени оформилась: они были готовы поддерживать экономический и торговый бойкот ЮАР, оказывать финансовую поддержку АНК, принимать на обучение в университеты южноафриканских эмигрантов, но без разрыва дипломатических отношений с Преторией, если не будет соответствующей санкции ООН. Вместе с тем министр иностранных дел Дании социал-демократ Йенс Отто Кре выступил в парламенте, где заявил, что намерен добиваться созыва чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу апартеида, потому что принимаемые на тот момент Советом Безопасности ООН меры безрезультативны [Morgenstierne 2003: 19-21, 23]. Действительно, принятая незадолго до этого декларация Совбеза ООН носила расплывчатый характер, в ней лишь отмечалось, что система апартеида не способствует мировой безопасности [Sundsgård, Mabuza 1987: 48]. Таким образом, «личная дипломатия» О. Тамбо оказалась способной влиять на мнение отдельных политиков или даже на официальную позицию государств. В этот период происходит важнейшее понимание того, что собой представляет АНК и каким образом будет происходить его борьба с режимом апартеида. Деятельность О. Тамбо получила одобрение Конгресса, и его статус как главы внешнеполитической деятельности был подтвержден на собрании правления АНК в Бечуаналенде в октябре 1962 г. Но самая сложная и ответственная задача была еще впереди. О. Тамбо предстояло заручиться поддержкой СССР и Китая. Первые шаги освободительного движения ЮАР по установлению контактов с Советским Союзом предпринимались в 1960 г. через КПЮА и ее главу Юсуфа Даду. Выход на контакт с одним из представителей верхушки АНК СССР предпринял только в конце 1963 г. - Оливеру Тамбо было передано приглашение прибыть в Советский Союз в качестве вице-президента Конгресса. Политик не сразу откликнулся на предложение советской стороны: его останавливало и личное предубеждение против коммунистов, и желание дистанцироваться от какого-либо лагеря в условиях холодной войны [Шубин 1999: 87]. В беседе в ЦК КПСС, которую сам О. Тамбо назвал «историческим событием», советские представители внимательно выслушали рассказ о ситуации в Южной Африке и о нуждах «Умконто ве сизве». АНК запрашивал у СССР помощь в подготовке партизанских кадров, в организационной и пропагандистской деятельности, в том числе за пределами ЮАР [Давидсон, Филатова 2012: 34]. При этом советские дипломаты интересовались, прежде всего, политическими аспектами ситуации и настроениями широких масс и не подталкивали собеседников напрямую к вооруженной борьбе. О. Тамбо во главе АНК в 1970-1980-е гг.: новая стратегия и демонтаж режима апартеида Конец 1960-х гг. стал для АНК тяжелым периодом внутренних разногласий и ослабления организации, а для О. Тамбо - временем координации, в том числе военных операций, связанных с деятельностью вооруженного крыла АНК «Умконто ве сизве», кадры для которого готовились в СССР. В 1968 г. О. Тамбо лично принял участие в военной операции «Уанки»: в его задачу входили охрана переправы через реку Замбези и разведывательная деятельность. В течение 1970-х гг., в период кризиса и разобщенности в АНК, О. Тамбо неустанно искал новые пути развития организации, новые способы управления и пропаганды. Осуществлялись попытки наладить контакт с альтернативной силой сопротивления в ЮАР - «Движением черного самосознания», однако полиции удалось сорвать запланированную встречу и подвергнуть арестам активистов. Не прекращалась активность О. Тамбо и в дружественных странах Африки. После студенческого восстания 1976 г. число эмигрантов из ЮАР в Танзанию выросло, и О. Тамбо обратился к правительству этой страны для выделения участка земли, чтобы основать для них школу. В Лусаке (Замбия) начало работу радио, пропагандировавшее идеи АНК [Macmillan 2009]. Много работы было и с «Умконто ве сизве», лагеря которой переместились на территорию Анголы. В вооруженных формированиях, находящихся в бездействии, возникала масса проблем с дисциплиной, произволом командиров и т.д. С 1978 по 1985 г. О. Тамбо постоянно посещал лагеря, общаясь лично как с командованием, так и с рядовыми солдатами, которые мечтали о возвращении домой, разработал воинский устав, однако, несмотря на все усилия, трудности не прекращались. К концу 1970-х гг. политику удалось усилить позиции АНК как в ЮАР, так и в мире, и О. Тамбо уже воспринимался как фактический глава «государства в изгнании». Но даже в таком положении лидер АНК предпочитал опираться на собственные силы, не принимая идеологическую сторону США или СССР. В 1985 г. О. Тамбо, наконец, получил статус действительного президента АНК. В мире в это время начались перемены: в СССР накануне перестройки впервые подняли вопрос о целесообразности поддержки африканских революционных движений [Давидсон, Филатова 2012: 44]. Оливеру Тамбо снова пришлось проявить себя как гибкому и дальновидному стратегу: в своей речи 8 января 1985 г. он выступил с идеей о том, что на данном этапе необходимо не бороться с апартеидом «извне», а сделать его неработоспособным изнутри - так, чтобы южноафриканское общество само пришло к осознанию его абсолютной неприемлемости1. О. Тамбо налаживает связи с различными силами внутри страны, встречается с бизнесменами из Национальной торговой корпорации и Группы черных предпринимателей [Tambo 1987: 67]. Параллельно внутри правящего режима ЮАР развивается группа, настроенная на демократические перемены в стране. В 1987 г. под руководством лидера АНК создается проект будущей Конституции ЮАР. В это же время была проведена последняя значительная военная операция «Умконто ве сизве» под названием «Вула», целью которой было проникновение бойцов в ЮАР и налаживание военной сети внутри страны. При этом курс на демократический и мирный демонтаж режима апартеида благодаря усилиям О. Тамбо становится приоритетным. Несмотря на жесткие насильственные действия со стороны южноафриканских вооруженных сил, О. Тамбо настаивал на том, чтобы АНК сохранял высокий моральный уровень и избегал гибели гражданского населения в ходе своих операций. Поистине эпохальным событием стала Харарская декларация 1989 г., выражавшая недвусмысленную позицию «изгнанников АНК и массового демократического движения в стране: «Мы призываем... народ Южной Африки в соответствии с его многогранной борьбой приступить к переговорам о ликвидации системы апартеида и согласиться на все меры, необходимые для превращения страны в нерасовую демократию. Мы поддерживаем позицию большинства народа Южной Африки, заключающуюся в том, что переговоры должны вестись для достижения этой цели, а не для исправления или реформирования системы апартеида» [Mandela, Tambo and the African National Congress 1995: 305]. Совместно с Табо Мбеки (будущим президентом ЮАР) О. Тамбо провел встречу с представителями Южно-африканской разведывательной службы, на которой обсуждались вопросы демонтажа правящего режима. В разгар процесса переходного периода в декабре 1990 г. семья О. Тамбо вернулась в Южную Африку. К этому времени политик пережил инсульт, испытывал проблемы с речью и не смог обратиться к огромному числу людей, встречавших его в аэропорте. В течение 1991- 1993 гг., уступив должность главы АНК освобожденному из заключения Нельсону Манделе, О. Тамбо выступал на митингах и конференциях и, несмотря на прогрессирующую болезнь, ежедневно ходил в офис АНК для общественной работы. В первые часы утра 24 апреля 1993 г. Оливер Реджинальд Тамбо скончался после сердечного приступа в возрасте 75 лет. Он был удостоен государственных похорон, где сотни друзей, сторонников, коллег и глав государств попрощались с ним. Заключение: феномен Оливера Тамбо в контексте истории XX в. Политическая карьера О. Тамбо представляет собой пример, не имеющий аналогов в истории международных отношений. Вынужденный действовать в условиях послевоенного мира, в котором определяющим являлось противостояние капиталистической и социалистической систем, он выработал практические подходы, целью которых было не присоединение к какой-либо идеологии, но достижение в отдельной стране государственного устройства, построенного на принципах социальной справедливости и гуманизма. Благодаря О. Тамбо деятельность АНК была построена так, что сотрудничать с ним имело возможность любое государство, которое в то же время могло иметь официальные дипломатические отношения с правящим режимом ЮАР. Можно утверждать, что О. Тамбо в ходе борьбы ставил задачи не только получить власть легитимным путем, но и в последующем сохранить направления социально-экономического развития государства даже путем сотрудничества с ведущими держателями капитала в стране. После прихода АНК к власти не было массовых репрессий в отношении белого населения, и его участие в экономике ЮАР и в международном капитале оставалось на прежнем уровне. В свою очередь, значительное количество активистов АНК получили образование в ведущих мировых университетах, что дало возможность обеспечения роста экономики в 2000-е гг. Можно сказать, что Оливер Тамбо обеспечил возможность развития страны на долгие годы, при этом не стремясь к реальному обладанию властью. Практики достижения консенсуса и коллективного принятия решений в АНК, использовавшиеся О. Тамбо, помогли формированию общего направления внешней политики ЮАР. Впервые в истории правительство, находившееся в изгнании и не обладавшее официальным государственным статусом, смогло иметь полноценные международные отношения практически со всеми ведущими странами мира на всех континентах. Особая значимость О. Тамбо как политика заключается в том, что он не стал типичным представителем оппозиционного движения, который занимается лишь декларированием постулатов и привлечением финансовой помощи ряду мелких организаций националистического толка. Его практический подход и требования «нормальной» человеческой справедливости оказались действеннее и жизнеспособнее на мировой арене, чем логика приверженности тем или иным «лагерям» и сложные дипломатические игры, - и в итоге привели к конкретным позитивным результатам. Процесс мирного перехода власти в ЮАР к черному большинству, несомненно, заслуга О. Тамбо, в течение десятилетий создававшего систему, благодаря которой АНК до сих пор остается правящей партией в Южно-Африканской Республике.

Alexandra Alexandrovna Arkhangelskaya

Institute for African Studies, RAS ; Higher School of Economics

Author for correspondence.
Email: aarkhangelskaya@gmail.com
Moscow, Russian Federation

PhD in History, Researcher, Center of Southern African Studies, RAS, Leading Researcher, Higher School of Economics

  • Callinicos, L. (2004). Oliver Tambo: Beyond the Engeli Mountains. Claremont, South Africa Johannesburg: David Philip; Thorold’s Africana Books distributor.
  • Crais, C.C. & McClendon, T.V. (2014). The South Africa Reader: History, Culture, Politics. Durham: Duke University Press.
  • Davidson, А.B. & Filatova I.I. (2012). Russia and South Africa: Building Bridges. Moscow: Higher School of Economics publ. (In Russian).
  • Ellis, S. & Sechaba, T. (1992). Comrades against Apartheid. The ANC and the South African Communist Party in Exile. London, Bloomington (Indiana).
  • Feraudy Espino, H. (2012). África en la Memoria. La Habana: Editorial de Ciencias Sociales.
  • Geldenhuys, D. (1984). The Diplomacy of Isolation. South African Foreign Policy Making. Johannesburg.
  • Johns, Sh. & Davis, R.H. (Eds.) (1995). Mandela, Tambo and the African National Congress. The Struggle against Apartheid, 1948—1990. A Documentary Survey. New York, Oxford: Oxford University Press.
  • Jordan, Z.P. (2007). Oliver Tambo Remembered. Johannesburg: Pan Macmillan.
  • Lipton, М. (1972.) The South African Census and the Bantustan Policy. The World Today, 28 (6), 257—271.
  • Macmillan, H. (2009). The African National Congress of South Africa in Zambia: The Culture of Exile and the Changing. Relationship with Home, 1964—1990. Journal of Southern African Studies, 35 (2), 303—329.
  • Mandela, N. & First, R. (1965). No Easy Walk to Freedom: Articles, Speeches, and Trial Addresses. New York: Basic Books.
  • Morgenstierne, Ch.M. (2003). Denmark and National Liberation in Southern Africa. Uppsala: Nordiska Afrikainstitutet.
  • Othman, H. (2000). Reflections on Leadership in Africa: Forty Years after Independence: Essays in Honour of Mwalimu Julius K. Nyerere, on the Occasion of his 75th Birthday. Brussels: VUB University Press.
  • Prevost, G. (2007) Revolutionaries in Power: The Evolution of the African National Congress. In: From Revolutionary Movements to Political Parties / Ed. by K. Deonandan, D. Close, G. Prevost G. Palgrave Macmillan, New York, p. 133—156.
  • Shubin, V.G. (1999). African National Congress in Time of Underground and Military Struggle. Moscow: Institute for African Studies publ. (In Russian).
  • Sundsgård, E. & Mabuza, L. (1987). African National Congress. To Sweden from ANC. Stockholm: Swedish Social Democratic Party.
  • Tambo, O. & Tambo, A. (1988). Preparing for Power: Oliver Tambo Speaks. New York: G. Braziller.
  • Tambo, O. (1987). 75 Years of Struggle. Bundoora, Vic.: LaTrobe University.
  • Urnov, A.Yu. (1982). South African Politics in Africa. Moscow: Nauka publ. (In Russian).
  • Van Wyk, C. & Callinocos, L. (1994). Oliver Tambo. Cape Town: Maskew Miller Longman.

Views

Abstract - 111

PDF (Russian) - 73

PlumX


Copyright (c) 2019 Arkhangelskaya A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.