Brazil’s 2019 BRICS Presidency: What to Expect from the Start of a New Decade of Cooperation and the J. Bolsonaro’s Administration

Cover Page

Abstract


BRICS is now entering a new decade of its activity. The institute enters a new decade in the conditions of a general multilateralism crisis, the growth of protectionist and nationalist sentiments even in the most liberal states, the leaders do not want to be responsible for solving key problems and do not have the power to cope with challenges by themselves. On the one hand, BRICS members need to deepen and intensify the cooperation to compensate for possible losses in cooperation with western partners, and, on the other hand, consolidate their position on strengthening their influence in the global governance system as a whole. BRICS membership has been one of the key priorities for Brazil’s foreign policy for the last years. This membership allows the country to develop relations with other major regional powers, and to consolidate the position on the most important issues both for BRICS countries and the entire system of global governance. Brazil’s numerous economic problems and a serious political system crisis led to the election of a radical anti-establishment candidate Jair Bolsonaro. BRICS agenda requires transformation to preserve and increase its influence and relevance in the international system. Under these conditions Brazil will begin its presidency in the institution. This study presents an analysis of the general context in which BRICS is now functioning, the problems and goals of Brazil’s current socio-economic and political development and the objectives of its foreign policy and the opportunities and limitations that are brought by Brazil’s presidency in BRICS.


ВВЕДЕНИЕ Объединение Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки - БРИКС - стоит на пороге нового десятилетия. В новую декаду институт вступает в условиях общего кризиса многосторонности, роста протекционистских и националистических настроений даже в самых либеральных государствах, отсутствия желания у лидеров нести ответственность за решение ключевых проблем и возможности INTERNATIONAL ECONOMIC RELATIONS 925 справляться с вызовами в одиночку. Страны БРИКС являются одними из главных бенефициаров открытости рынков и торговли, а складывающаяся ситуация негативно скажется на их потенциале роста. При этом на настоящем этапе они не обладают достаточным структурным влиянием, чтобы остановить деградацию сложившейся системы институтов. Именно поэтому участникам объединения необходимо, с одной стороны, углублять взаимодействие и интенсифицировать сотрудничество для компенсации возможных потерь в сотрудничестве с западными партнерами, а с другой - консолидировать позицию по усилению своего влияния в системе глобального управления в целом. Бразилия является значимым актором современных международных отношений. Это одна из крупнейших в мире демократий, пятая по численности населения страна, девятая по величине экономика в мире1 и крупнейшая экономика Латинской Америки, на которую приходится около 60% ВВП, 47% территории и 49% населения Южной Америки [Rosas Degaut Pontes 2016]. Однако, несмотря на то, что постоянно отмечается огромный потенциал страны для приобретения серьезного влияния в общей системе международных отношений, Бразилии до сих пор не удалось использовать свои географические, территориальные и демографические активы для обеспечения глобального лидерства [Milani, Pinheiro, Soares De Lima 2017]. Это не отменяет, однако, тот факт, что Бразилия является сильной региональной державой как в политическом, так и в экономическом измерениях, лидером Латинской Америки. Осознавая, что самостоятельно продвигать свои ключевые интересы Бразилии трудно, она использует широкую сеть политических, экономических и дипломатических связей для реализации своих приоритетов [Almeida 2009; Skak 2011]. Одним из приоритетных направлений внешней политики на протяжении последних лет являлось членство Бразилии в БРИКС. Участие в блоке позволяет ей как развивать отношения с другими важнейшими региональными державами, так и выступать с ними единым фронтом по актуальным для участников объединения и всей системы глобального управления вопросам, развивать многосторонность в системе глобального управления. Бразилия во время президентских сроков Л.И. Лула да Силвы с 2003 по 2011 г., для которых был характерен стабильный рост экономики и благосостояния населения, была активным участником объединения, стремящимся отстоять свои приоритеты, при этом обеспечивая консенсус с другими партнерами и прогресс института. В последующие годы, когда у власти была Д. Руссеф, уровень вовлеченности страны немного снизился, что объяснялось не отсутствием желания Бразилии продолжать и углублять сотрудничество, а скорее внутренними экономическими и политическими проблемами. Во время последних председательств и саммитов БРИКС Бразилия наряду с ЮАР стала считаться слабым звеном института [Окунева, Арапова 2017], что можно объяснить еще более ухудшившейся экономической обстановкой, политическим кризисом и низким уровнем доверия к нынешнему президенту М. Темеру [Rodriguez-Dominguez 2017]. После победы на президентских выборах Жаира Болсонару можно ожидать дальнейшего снижения активности Бразилии в БРИКС, так как приоритетным направлением внешней политики избранный президент называет США и другие развитые страны. В этих условиях, когда Бразилию одолевают многочисленные экономические проблемы и наблюдается кризис политической системы, что привело к выбору радикального кандидата, противостоящего истеблишменту, а БРИКС стоит на пороге нового десятилетия и повестка института требует трансформации для сохранения и увеличения его влияния и актуальности, в 2019 г. Бразилия примет председательство в объединении. В исследовании представлен анализ общего контекста, в котором сейчас находится БРИКС, особенностей современного социально-экономического и политического развития Бразилии и задач ее внешней политики, а также возможностей и ограничений, которые возникают в свете председательства Бразилии в институте. БРИКС: ДОСТИЖЕНИЯ, ВЫЗОВЫ, ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОВЕСТКИ Члены БРИКС рассматривают «пятерку» в качестве важного фактора формирующегося нового полицентричного, справедливого и демократического миропорядка2. У объединения есть большое количество критиков, которые ставят под сомнение коллективную идентичность форума [Wade 2011], способность создавать позитивную повестку дня, принимать коллективные решения и выполнять обязательства. Они заявляют, что страны БРИКС объединены общими целями по подрыву лидерства США и ЕС [Wade 2011] и бросают вызов архитектуре либерального глобального экономического управления [Duggan 2015]. Скептики также сомневаются в том, что объединение сможет сохранить свою актуальность из-за экономической стагнации и трудности окончательного перехода в разряд стран со средним доходом и преодоления бедности. Поводом для скепсиса также является огромный разрыв в размере экономики и уровне влияния между Китаем и остальными членами БРИКС [Acharya 2014]. Однако сторонники БРИКС также имеют свои аргументы, доказывая, что институт является важным элементом современной системы глобального управления и имеет потенциал для увеличения своей роли. Они считают, что форум представляет новую силу в определении «правил игры» [Duggan 2015]; «пятерка» действует как «концерт великих держав», разделяющих идею легитимности в качестве ключевой ценности при создании и развитии институтов. Также исследователи подчеркивают важнейшую роль БРИКС в сотрудничестве стран Юга и отмечают, что именно этот институт может взять на себя роль лидера всего развивающегося мира и постараться обеспечить его экономическое процветание [Modi 2014]. Наконец, некоторые исследователи видят комплементарную роль БРИКС в системе международных институтов: лидеры в официальных документах подчеркивают необходимость исполнения обязательств, принятых в рамках «Группы двадцати», центральную роль системы ООН, а также призывают все страны к совместной продуктивной работе в рамках других институтов. Обращение к фактам для того, чтобы понять, кто все-таки прав в этих дебатах, показывает, что за период первого «золотого» десятилетия своей работы БРИКС стал значимым институтом координации интересов стран-участниц по широкому кругу вопросов мировой политики и экономики для дальнейшего их продвижения на международной арене. Страны БРИКС сформировали собственную согласованную обширную повестку дня, которая покрывает несколько ключевых сфер сотрудничества: от экономики, торговли, финансов и реформы системы международных финансовых институтов до вопросов изменения климата, ИКТ, борьбы с терроризмом и коррупцией, образования и даже спорта и туризма. Приоритеты каждого председательства в БРИКС существенно влияли на развитие института и распределение обязательств, что позволяло каждому члену заложить наиболее важные для себя сферы в повестку. Общность стоящих перед странами БРИКС вызовами при этом делают продвигаемые в каждое председательство приоритеты актуальными для всего объединения, что помогает избежать конфликта интересов. Например, обязательства, принятые во время председательства России в 2009 г., в основном касались энергетики и сельского хозяйства - сфер, важных для развития экономик всех участников объединения. Во время председательства Бразилии энергетика осталась одним из приоритетов, в то же время в повестке дня появилось содействие развитию, что отразило стремление «пятерки» обеспечить устойчивый рост своих экономик и укрепить роль в международной системе содействия развитию наименее развитых стран. На саммите в Санье в 2011 г. был принят ряд обязательств по изменению климата. На саммитах в Нью-Дели в 2012 г. в качестве приоритетных рассматривались вопросы региональной безопасности. На саммите в ЮАР в 2013 г. преобладали вопросы содействия развитию, региональной интеграции и создания инфраструктуры [Ларионова 2015]. Председательство Бразилии (2014 г.) сосредоточилось на вопросах макроэкономики и социально-экономической сферы, продолжая уделять внимание традиционным приоритетам БРИКС, в том числе реформе международных финансовых институтов и международному сотрудничеству. В рамках председательства России в БРИКС в 2015 г. традиционно много внимания уделили вопросам экономики и торговли, при этом в центре повестки были также задачи, связанные с развитием образования, науки и инноваций [Ларионова 2016]. Институционализация и обеспечение реализации принятых ранее решений стали основной целью Индийского председательства БРИКС в 2016 г. [Сафонкина 2017]. Центральное место в повестке китайского председательства в 2017 г. заняли вопросы содействия развитию (особенно связанные с помощью африканским странам), ИКТ и цифровизации экономики, а также вопросы региональной безопасности, борьбы с коррупцией и терроризмом [Сафонкина 2018]. Южноафриканское председательство затронуло вопросы новой промышленной революции, борьбы с коррупцией, а также сотрудничества в сфере финансов. На протяжении всех саммитов особое внимание уделялось вопросам региональной безопасности. Успешно идет институционализация различных форматов взаимодействия, вершиной которой стало создание Нового банка развития БРИКС; расширяется диалог с социальными партнерами, странами-членами [Larionova 2018]. С 2009 г. было принято более 500 конкретных обязательств (531), уровень исполнения которых довольно высокий (75,4%) (рис. 1). 140 120 74% 130 89% 125 1 0,9 0,8 100 80 60 40 20 15 74% 38 31 31 64% 47 70% 68 78% 79% 45 0,7 0,6 0,5 0,4 0,3 0,2 0,1 Количество обязательств Уровень исполнения 0 0 Рис. 1. Количество принятых обязательств БРИКС и уровень их исполнения по саммитам (2011-2017 гг.) / Fig. 1. Number of BRICS commitments and level of their performance by summits (2011-2017) Рассчитано автором на основании данных многолетнего проекта по изучению уровня исполнения обязательств, принятых на саммитах БРИКС, осуществляемого совместно с Университетом Торонто. Более подробная информация о методологии, а также ежегодные доклады об уровне исполнения обязательств представлены на сайте Центра исследований международных институтов РАНХиГС. URL: https://www.ranepa.ru/ciir/sfery4issledovanij/briks/analitika (дата обращения: 12.08.2018) Кроме того, успех БРИКС и его возросшее влияние в системе глобального управления подтверждается желанием других стран присоединиться к объединению, что потенциально могло бы увеличить вес и влияние БРИКС при принятии важнейших решений на международной арене. Но вопрос с расширением является чувствительным и требует долгого взвешивания всех «за» и «против», так как выгоды могут быть полностью перекрыты новыми проблемами [Торопчин 2017]. БРИКС объективно сталкивается с целым рядом вызовов, на которые необходимо дать ответы в следующем десятилетии деятельности института. Первым из них являются различия в политических и экономических моделях и культуре участников и сохраняющиеся противоречия между членами. Второй проблемой является декларативность текстов ряда принимаемых документов и связанный с этим недостаток конкретики согласуемых решений. Более расплывчатые формулировки являются следствием необходимости консенсуса стран-членов, что, с одной стороны, позволяет развивать повестку и принимать решения, но, с другой - препятствует углублению сотрудничества и более четкому определению его направлений. Также в БРИКС наблюдается расширение повестки дня при недостаточно высоком уровне исполнения решений по ключевым вопросам торгово-экономического сотрудничества. Еще одной проблемой является тот факт, что БРИКС постоянно выступает в качестве катализатора реформ международных организаций, побуждая и поддерживая изменения в ООН, МВФ и ВБ, ВТО, но, в отличие от «Группы двадцати», «пятерка» не вовлекает международные организации в процесс выработки решений и не формулирует «мандатов» международным организациям [Ларионова 2018]. Успешное развитие сотрудничества в рамках БРИКС и укрепление роли института требует эффективного ответа на общие для объединения вызовы в ближайшие годы. Перед БРИКС стоят следующие задачи: снятие остроты межгосударственных противоречий между странами-членами по различным экономическим и политическим вопросам; выработка согласованной позиции относительно потенциального расширения состава участников БРИКС; практическое осуществление и наполнение конкретными проектами Стратегии экономического партнерства в части торгового и инвестиционного сотрудничества; обеспечение роста использования национальных валют во взаимных расчетах; использование потенциала других международных институтов для решения задач БРИКС. Для сохранения актуальности института в рамках БРИКС должен быть продолжен диалог и формирование общих позиций по вопросам реформирования международной валютно-финансовой системы. В условиях сохраняющейся геополитической напряженности необходимо дальнейшее развитие механизмов продвижения общих позиций БРИКС в международных организациях. Наконец, в новом десятилетии БРИКС может укрепить свою роль в качестве лидера всего развивающегося мира, помощника стран с наименьшим уровнем дохода в достижении целей устойчивого развития. Для этого необходимо наращивать роль стран БРИКС в системе финансирования развития и долю в общей оказываемой помощи. Принимать первый саммит института в новом десятилетии будет Бразилия. СОВРЕМЕННАЯ БРАЗИЛИЯ ВЫЗОВЫ И ПОИСК РЕШЕНИЙ Экономический и социальный прогресс Бразилии в период между 2003 и 2014 гг. вывел 29 млн человек из бедности и привел к значительному снижению неравенства (коэффициент Джини снизился с 58,1 до 51,5%, т.е. на 6,6 процентных пункта за указанный период). Уровень доходов беднейших 40% населения в среднем увеличился на 7,1% (в реальном выражении) в период с 2003 по 2014 г. по сравнению с 4,4% роста доходов населения в целом. Однако темпы сокращения масштабов нищеты и неравенства застопорились начиная с 2015 г.3 В настоящее время Бразилия пытается справиться с последствиями глубокой рецессии. Темпы роста в стране стабильно снижаются с начала этого десятилетия, от среднегодового роста на 4,5% в период между 2006 и 2010 гг. до 2,1% в период с 2011 по 2014 г. С 2014 г. рост был вообще отрицательным. Уровень безработицы приблизился к 14%4. Экономический кризис в результате падения цен на сырьевые товары и неспособность внести необходимые корректировки в политику способствовали подрыву доверия потребителей и инвесторов. Экономическая рецессия сопровождается глубочайшим кризисом политической системы страны и падением доверия к власти на фоне коррупционных скандалов и отсутствия адекватного ответа на наступившую рецессию. Обвинения в коррупции привели к импичменту Д. Руссеф - демократически избранного президента. Также в тюрьме оказался бывший президент страны Л.И. Лула да Силва. Кроме того, 40% администрации и президент страны М. Темер находятся под следствием в многочисленных коррупционных расследованиях5. Глубочайший политический кризис и отсутствие доверия населения к элитам привели к победе на выборах радикального кандидата Жаира Болсонару. Открытая симпатия к диктаторскому режиму, поддержка смертной казни, обещания самым жестоким образом подавить преступность, расистские высказывания и многие другие негуманные заявления будущего президента не помешали ему одержать победу, что продемонстрировало, насколько половина бразильского общества устала от правящей элиты. Однако другая половина категорически против фигуры Ж. Болсонару, что усугубляет и углубляет конфликт и раскол в обществе. Это бросает серьезный вызов бразильской политической системе, проверяет ее систему сдержек и противовесов и способность предотвращать деструктивные действия со стороны президента. Экономическая ситуация в Бразилии налаживалась последние два года. Согласно анализу ОЭСР, восстановление идет хорошими темпами, и рост в 2019 г. достигнет 2,8%6. Наблюдается уверенный рост инвестиций, что отражает восстановление доверия на фоне недавних усилий по реформированию финансового сектора. Неожиданно низкая инфляция укрепила возможности для смягчения денежно-кредитной политики, что привело к улучшению финансового климата. Аналитики ожидают, что рост будет набирать обороты за счет дальнейшего привлечения инвестиций и восстановления уровня частного потребления в условиях снижения инфляции7. Это свидетельствует о том, что либеральная политика, проводимая правоцентристской администрацией М. Темера, все же привела к некоторым положительным сдвигам. Но эти позитивные эффекты имеют отложенный характер для населения и не чувствуются самыми бедными его слоями. Кроме того, в стране сохраняется высокий уровень безработицы (около 12%). Хотя за последний год количество безработных сократилось больше, чем на процент, в основном это произошло не в секторе качественных рабочих мест, а неформальной или полуформальной занятости8. Предвыборная кампания Ж. Болсонару была выстроена вокруг обещаний искоренить преступность и коррупцию для того, чтобы вызвать симпатии уставших от этих двух, пожалуй, самых серьезных проблем, бразильцев. Другим вопросам в публичном пространстве он уделял гораздо меньше внимания. Экономическая повестка его предвыборной программы носит ярко выраженный неолиберальный характер с акцентом на приватизацию, снижение налогов, максимальное вовлечение в международную торговлю, рост производительности. При ее реализации для решения существующих проблем и обеспечения роста в будущем необходимы структурные реформы. В долгосрочной перспективе рост производительности должен стать главным двигателем развития экономики. В связи с этим одним из направлений работы называется четвертая промышленная революция как источник роста продуктивности и экономического прогресса в целом9. Более тесная интеграция в мировую экономику способна повысить эффективность компаний, включая их в конкурентную систему иностранных предприятий и улучшая доступ к более дешевым промежуточным товарам и капиталу10. Эта задача касается в том числе сельского хозяйства. В этом секторе Бразилия является одним из крупнейших игроков. Повышение эффективности и устойчивости сельского хозяйства, доступ мелких фермерских хозяйств на международные рынки позволят увеличить поступления в бюджет, прежде всего, за счет экспорта. Эффективность также может повышаться за счет сокращения барьеров для вступления на внутренний рынок и осуществления политики, направленной на сокращение расходов, например, упрощение налоговых требований или упрощение системы обеспечения исполнения контрактов11. Для успеха проводимых реформ необходима корректировка политики в отношении менее зажиточных слоев населения для обеспечения роста спроса и исключения ситуации, в которой политические процессы подорвут возможность проведения необходимых реформ. Вопрос поддержки нуждающихся встанет особенно остро во время президентского срока Ж. Болсонару. В своей программе он обещает предложить улучшенную альтернативу программы Bolsa familia и повысить эффективность использования средств, не снижая при этом уровень выплат. Но общий тон выступлений Ж. Болсонару и его взгляды ставят под сомнение успешную работу по данному направлению, особенно в контексте обещанных сокращений финансирования социальной сферы. Важнейшим приоритетом новой администрации станет продолжение борьбы с коррупцией. Это необходимо для повышения доверия со стороны населения, инвесторов и международных партнеров. Кроме того, борьба с коррупцией и отстранение виновных чиновников и политиков может привести к обновлению политической элиты, что поспособствовало бы выходу из кризиса политической системы. Еще одним ключевым направлением политики страны является обеспечение устойчивого развития. Бразилией не была принята отдельная стратегия или программа, направленная на достижение Целей устойчивого развития. Однако вопросы устойчивого развития являются важнейшими пунктами национальной повестки. Высокую степень совпадения национальных приоритетов, которые в итоге нашли свое отражение в Многолетнем плане на 2016-2019 гг., с общепринятыми Целями отмечает ПРООН12. В своей предвыборной программе13 и кампании Ж. Болсонару не делал акцент на данном направлении, однако в определенный момент он отказался от обещания выйти из Парижского соглашения, что дает надежду на то, что повестка устойчивого развития найдет свое отражение в годы его нахождения у власти. В контексте устойчивого развития значимой составляющей политики Бразилии на международной арене являлось ее участие в сотрудничестве стран Юга. Страна постоянно подчеркивала необходимость более тесного взаимодействия между развивающимися и наименее развитыми странами, так как такое сотрудничество менее склонно иметь иерархичный характер, в нем не доминируют интересы развитых стран, и в целом такие государства лучше понимают проблемы друг друга и имеют на них схожий взгляд [Milani 2014]. Бразильцы при этом из всех видов помощи выделяют техническое сотрудничество как наиболее предпочтительное [Борзова 2015]. Избранный президент Ж. Болсонару открыто критикует идею сотрудничества со странами Юга и ставит в приоритет взаимодействие с более развитыми партнерами, которые способны содействовать экономическому росту страны. Поэтому данное направление будет, скорее всего, стагнировать в ближайшие годы. Внешняя политика страны будет направлена на реализацию перечисленных выше приоритетов. Будущий президент будет добиваться сближения с развитыми странами и США, в первую очередь. Ж. Болсонару также открыто высказывается за необходимость ограничения китайского влияния в стране и Латинской Америке в целом, что создает напряженность в отношениях двух стран. Также Ж. Болсонару является сторонником двусторонних отношений и противником участия в блоках. Это не может не накладывать ограничения на участие Бразилии в БРИКС. Полный выход из объединения и отказ от председательства маловероятны, так как Ж. Болсонару обещал вести диалог со всеми и прислушиваться к их предложениям по развитию Бразилии. Также и активного участия и попыток вывести БРИКС на новый уровень во время его председательства ожидать не приходится. Площадка будет использоваться для продвижения национальных приоритетов и заключения новых экономически выгодных сделок. При этом Бразилия может полностью отказаться от цели реформирования системы институтов глобального управления, так как Ж. Болсонару во внешней политике планирует сосредоточиться на сотрудничестве с развитыми странами14. Во внутренней политике решения Ж. Болсонару могут сдерживаться парламентом, в котором у него нет абсолютной поддержки, федеральными властями, а также мнением половины населения, которая категорически против его нахождения у власти. Внутриполитические вопросы всегда были приоритетными для бразильцев, поэтому к ним обычно приковано все внимание. Внешняя политика Бразилии может быть охарактеризована как президентская. Интерес общей публики к ней гораздо ниже. Это подтверждают дебаты и предвыборные кампании, в которых вопросам внешней политики практически не уделялось внимание. Поэтому действия Ж. Болсонару во внешней политике будут контролироваться меньше. Это дает основания для довольно сдержанного и даже пессимистичного прогноза возможного хода и итогов председательства Бразилии в БРИКС в 2019 г. ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВО БРАЗИЛИИ В БРИКС: ОЖИДАНИЯ И ПРОГНОЗЫ Повестка дня института находится под сильным влиянием председателя конкретного года, и при условии успешного исполнения обязательств заложенные приоритеты становятся ее неотъемлемой частью. В то же время возможность продвижения интересов председателем ограничена заинтересованностью других участников объединения и общим контекстом, в котором оно развивается в конкретный момент времени [Ларионова 2012]. В данной статье представлен анализ общих текущих приоритетов и задач БРИКС на ближайшее десятилетие, а также ключевые интересы Бразилии, которые она будет реализовывать в том числе через внешнюю политику, и в частности через председательство в «пятерке». Сопоставление результатов данного анализа становится основой для предположения о том, какой будет повестка БРИКС во время председательства Бразилии в 2019 г. и в каких сферах можно ожидать хоть какого-то прогресса, а в каких он совсем маловероятен. Ключевым приоритетом Бразилии в настоящее время является обеспечение экономического роста за счет проведения структурных реформ и более активного включения в мировую экономику. Макроэкономическая политика, включающая в том числе вопросы развития малых, микрои средних предприятий и встраивание их в глобальные цепочки стоимости, входит в ядро повестки БРИКС. Исследования показывают, что уровень исполнения обязательств в сфере макроэкономической политики является высоким - 90%15. Кроме того, данная сфера не потеряет свою актуальность в ближайшее десятилетие для всех участников института, так как вопросы эффективного макроэкономического регулирования для обеспечения экономического роста стоят остро для всех членов БРИКС. Бразилия может использовать высокий спрос на углубление сотрудничества по данному направлению для выведения его на новый уровень, продвижения конкретных решений, направленных на реализацию мер в промышленной политике. В повестку БРИКС в 2018 г. по итогам председательства ЮАР вошли вопросы новой промышленной революции16. Бразилия, для которой работа по этому направлению является одной из ключевых задач экономической политики, может развить тематику и продвинуть принятие конкретных решений для начала реализации совместных проектов в этом направлении. Особенно важным аспектом может стать необходимость трансформации рынка труда и обеспечения развития необходимых навыков рабочей силы, что может создать условия и для борьбы с безработицей. Руководствуясь неолиберальными установками о бесспорной пользе свободной торговли, Бразилия также будет продвигать обязательства по обеспечению благоприятных условий торговли между странами БРИКС, включая возможное ограничение тарифных и нетарифных мер в отношении стран объединения, особенно в сфере торговли сырьевыми товарами и сельскохозяйственной продукцией. В этой связи, скорее всего, будут упомянуты Дохийский раунд торговых переговоров и необходимость консолидации развивающихся стран в их позиции17. Сотрудничество в сфере инвестиций и заключение конкретных соглашений также будет продвигаться Бразилией. Особенно важным для страны при этом будет более активное привлечение инвестиций из России, Индии и ЮАР, так как Китай уже является важнейшим инвестором в регионе. Вовлеченность Китая в Латинской Америке является серьезной проблемой с точки зрения Ж. Болсонару, и он обещает решить этот вопрос, особенно в энергетическом секторе18. Поэтому данный трек будет сопровождаться серьезными спорами и противоречиями между лидерами Бразилии и Китая. В контексте привлечения финансирования в страну важным направлением работы должна стать интенсификация сотрудничества с Новым банком развития. Открытие регионального офиса в Бразилии может поспособствовать росту финансирования проектов на территории страны. Пока бразильцы не очень активно используют возможности банка, получив средства под 4 проекта с общим финансированием около 650 млн долл. США. Но страна планирует увеличить данный показатель до 2 млрд долл. США19. Кроме того, открытие регионального офиса в Латинской Америке может стимулировать сотрудничество банка с регионом в целом. Установка на привлечение инвестиций от любых акторов является основной задачей Ж. Болсонару, поэтому возможно продолжение взаимодействия страны с Новым банком развития. Сотрудничество в сельском хозяйстве также является одним из приоритетных направлений как БРИКС, так и бразильской экономической политики. В контексте новой промышленной революции и развития цифровой экономики особо важным станет именно направление сотрудничества в сфере цифровизации и внедрения ИКТ в сельское хозяйство. Партнеры по БРИКС могут принять конкретные обязательства по сотрудничеству в разработке новых агротехнологий, а также их трансферу и обмену знаниями. Устойчивое развитие было важным приоритетом Бразилии в БРИКС во время первого председательства в институте и в итоге стало интегральной частью повестки на последующие годы. Скорее по инерции, чем исходя из приоритетов политики будущего президента, данная тема останется в повестке института. Возможно заключение конкретных соглашений в выгодных для Бразилии областях, например, по вопросам воды, однако прорывных решений ожидать не приходится. Одним из важнейших приоритетов председательства Бразилии также станет борьба с коррупцией. Эта тема активно обсуждается в БРИКС. Средний уровень исполнения обязательств составляет 73%20. Общий тренд заключается в том, что страны активно взаимодействуют по таким аспектам борьбы с коррупцией, как возвращение активов и поиск лиц, разыскиваемых за коррупционные преступления и в рамках различных международных инициатив. При этом слабо идет работа непосредственно в профильной Рабочей группе стран БРИКС по борьбе с коррупцией. Для Ж. Болсонару борьба с коррупцией стала центральной темой его предвыборной кампании, которая в том числе позволила ему победить. Поэтому антикоррупционная повестка является для него приоритетной. Возможность же продемонстрировать не только способность решить вопрос внутри страны, но и стать лидером в решении проблемы на международном уровне может обеспечить успех в работе по данному направлению и принятие конкретных обязательств в рамках Рабочей группы и интенсификацию ее работы (при условии, что предлагаемые Бразилией меры будут приемлемыми, взвешенными и не радикальными). Региональная безопасность, безусловно, останется значимым направлением повестки института. Однако инертность Бразилии в отношении интенсификации сотрудничества по политическим вопросам и проблемам безопасности и предпочтение решения экономических вопросов вряд ли позволит достичь какого-то значительного прогресса по данному направлению. Еще одним важным для будущего института направлением, по которому Бразилия не будет пытаться обеспечить принятие прорывных решений, является его расширение. Бразильцы относятся к нему скорее отрицательно, однако полностью поддерживают существующий формат БРИКС+, который будут задействовать для привлечения к работе объединения латиноамериканских соседей. Наконец, ключевым направлением для укрепления позиций БРИКС и его членов в системе глобального управления является реформирование международной валютно-финансовой системы. Предыдущие председательства Бразилии в 2010 и 2014 гг. были отмечены высоким числом обязательств в сфере реформы международных финансовых институтов, что демонстрирует способность страны согласовывать решения по данному направлению. Прорыва по данному вопросу в 2019 г. все же ожидать не стоит. Прогресс по такому направлению требует серьезной политической воли и высочайшей значимости в мировой экономике. В условиях политического кризиса и только начинающей восстанавливаться экономики Бразилия вряд ли способна объединить партнеров и продвинуть какие-то значимые обязательства. ЗАКЛЮЧЕНИЕ За первые десять лет своего существования БРИКС удалось достичь определенных результатов в сближении и координации интересов участников по ключевым направлениям глобального управления и институционализации объединения. Для сохранения актуальности и усиления влияния в новом десятилетии институту предстоит углублять сотрудничество и укреплять позиции института. Для этого необходимо решить целый ряд задач. Их можно разделить на две условные категории: интенсификация экономического сотрудничества, а именно практическое осуществление и наполнение конкретными проектами Стратегии экономического партнерства в части торгового и инвестиционного сотрудничества, а также задачи, связанные с повышением роли института в глобальном управлении и усилением его возможности влиять на развитие системы. Бразилия в настоящее время переживает сложный этап своего социальноэкономического и политического развития. Это ставит под сомнение ее способность эффективно провести председательство в БРИКС. Снизившаяся вовлеченность в работу института, негласный статус «слабого звена», а также выбор Ж. Болсонару президентом дают повод для скепсиса. Кроме того, председательство ЮАР, другого слабого звена объединения, которое также столкнулось с политическим кризисом, в 2018 г. оказалось неуспешным, без конкретных решений по ключевым вопросам повестки. Серьезный экономический вес Бразилии, необходимость активного сотрудничества с международными партнерами для обеспечения экономического роста и успех предыдущих председательств позволяют все-таки предсказать относительный успех страны как председателя БРИКС и прогресс института в 2019 г. Бразилия, имеющая серьезную мотивацию в развитии экономического сотрудничества с иностранными партнерами, в том числе из БРИКС, может обеспечить развитие более прикладных аспектов повестки для наполнения конкретными проектами Стратегии экономического партнерства. Это возможно при условии устойчивости администрации, поддержки ее как со стороны населения, так и международных партнеров, а также очень серьезного отношения к предстоящей роли председателя. Но Бразилии вряд ли удастся обеспечить решение задач, связанных с повышением роли института в глобальном управлении и усилении его возможностей влиять на развитие международной системы ввиду общей пассивности в отношении политических аспектов кооперации.

Irina Maximovna Popova

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

Author for correspondence.
Email: popova-im@ranepa.ru

Researcher, Center for International Institutions Research (CIIR), Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

  • Acharya, A. (2014). The End of American World Order. Cambridge UK: Polity Press.
  • Almeida, P.R. (2009). Lula’s Foreign Policies: Regional and Global Strategies. In: Brazil under Lula: Economy, Politics, and Society under the Worker-President. Ed. by J. Love and W. Baer. NY: Palgrave Macmillan, p. 167—183.
  • Borzova, A. (2015). The Role of the Brazilian Cooperation Agency in Promoting South—South Cooperation. International Organisations Research Journal (IORJ), 10(3), 156—169. doi: 10.17323/1996-7845-2015-03-156. (in Russian).
  • Duggan, N. (2015). BRICS and the Evolution of a New Agenda Within Global Governance. In: The European Union and the BRICS. Ed. by M. Revizorski. Springer, p. 11—26. doi: 10.1007/978-3-319-19099-0.
  • Larionova, M. (2012). Supply-Demand Model for Developing a Presidency Proposals for Reform Agenda and Priorities in Informal International Institutions (G20, G8, BRICS). International Organisations Research Journal (IORJ), 7(4), 7—17. (in Russian).
  • Larionova, M. (2015). South Africa’s BRICS Presidency: Regional Power at the Helm of a Global Governance Forum. Vestnik RUDN. International Relations, 1, 125—134. (in Russian).
  • Larionova, M. (2016). Russia’s 2015 BRICS Presidency: Models of Engagement with Interna¬tional Organizations. International Organisations Research Journal, 11(2), 113—139. doi: 10.17323/1996-7845-2016-02-113.
  • Larionova, M. (2018). The G20, BRICS and APEC in the System of International Institutions: A Piece of Good News for Global Governance. International Organisations Research Journal, 13(1), 7—33. doi: 10.17323/1996-7845-2018-01-01.
  • Larionova, M. (2018). The Rise of New Institutions. In: BRICS and Global Governance. Ed. by J. Kirton and M. Larionova. Routledge Publishing, p. 1—10.
  • Milani, C.R.S. (2014). Brazil’s South—South Co-operation Strategies: From Foreign Policy to Public Policy, Global Powers and Africa Programme. South African Institute for International Affairs. SAIIA Occasional Paper. 2014. N 179. URL: https://carlosmilani.files.wordpress.com/ 2014/03/saia_sop_179_milani_20140311.pdf (accessed: 20.09.2018).
  • Milani, C.R.S., Pinheiro, L. & Soares De Lima M.R. (2017). Brazil’s Foreign Policy and the ‘Gradua¬tion Dilemma’. International Affairs, 93(3), 585—605. doi: 10.1093/ia/iix078.
  • Modi, R. (2014). BRICS and Bilaterals: Synergies and Contestations. In: The BRICS and beyond: the International Political Economy of the Emergence of a New World Order. Ed. by L. Xing. Farnham: Ashgate, p. 75—92.
  • Okuneva, L. & Arapova, Е. (2017). BRICS on the World Stage: Novelties at the Present Stage of Development. Comparative Politics, Russia, 8(4), 147—157. doi: 10.18611/2221-3279-2017-8-4-147-157. (in Russian).
  • Rodriguez-Dominguez, M. (2017). No Longer Activa e Altiva: Brazil’s Foreign Policy Stumbles under Temer. Council on Hemispheric Affairs. URL: http://www.coha.org/wp-content/ uploads/2017/11/Mari-Rodriguez-Policy-Under-Temer-1.pdf (accessed: 01.10.2018).
  • Rosas Degaut Pontes, M. (2016). Ideas, Beliefs, Strategic Culture, and Foreign Policy: Understanding Brazil's Geopolitical Thought (Doctoral Dissertation). University of Central Florida, 2016. URL: https://stars.library.ucf.edu/cgi/viewcontent.cgi?referer=&httpsredir= 1&article=6105&context=etd (accessed: 12.09.2018).
  • Safonkina, E.A. (2017). India’s 2016 BRICS Presidency. Asia and Africa Today, 7, 15—20. (in Russian).
  • Safonkina, E.A. (2018). Chinese 2017 BRICS Presidency: Expanding Cooperation Horizons. Vestnik RUDN. International Relations, 18(2), 356—367. doi: 10.22363/2313-0660-2018-18-2-356-367. (in Russian).
  • Skak, M. (2011). The BRIC Powers as Soft Balancers: Brazil, Russia, India and China. URL: http://www.brics.utoronto.ca/biblio/Skak_2011.pdf (accessed: 18.08.2018).
  • Toropchin, G. (2017). From Goa to Xiamen. On Some Aspects of Political Cooperation within BRICS. International Organisations Research Journal (IORJ), 12(1), 174—188. doi: 10.17323/1996-7845-2017-01-174. (in Russian).
  • Wade, R. H. (2011). Emerging World Order? From Multipolarity to Multilateralism in the G20, the World Bank, and the IMF. Politics & Society, 39(3), 347—378. doi: 10.1177/0032329211415503.

Views

Abstract - 316

PDF (Russian) - 121

PlumX


Copyright (c) 2018 Popova I.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.