Future economic scenarios of Iran and Russia under sanctions and oil price shocks

Cover Page

Abstract


The two main current economic problems in Russia and Iran are Western sanctions and oil price spikes. On the one hand, the West introduced economic sanctions against these two countries, which affected the national economy of these two countries. On the other hand, since Iran and Russia are heavily dependent on revenues from oil exports, any sharp changes in world oil prices significantly affect the budgets of these two countries. Despite the implementation of the various strategies of the two countries against sanctions and the collision with oil price shocks, their economies are sensitive to these two hyper problems. The main goal of this work is to study probable scenarios for the future economies of Iran and Russia under the conditions of Western sanctions and oil price fluctuations. Our article shows that for the future economies of Iran and Russia there are four economic scenarios in the form of transformation of the economic structure, rapid economic growth, economic stagnation and economic crisis. In the first scenario, there is an increase in sanctions by the West and its allies against the economies of Iran and Russia, and on the other hand, the price of oil is increasing. This scenario is the most possible future for the economies of Russia and Iran. The second possible scenario for the future economies of Russia and Iran is the rapid economic development and economic growth that will arise as a result of a decrease in political tension with the West, which ended with the lifting of economic sanctions and rising world oil prices. The third option that can be foreseen for the future economies of Russia and Iran is economic stagnation, which will occur if the sanctions of the West and its allies are reduced and world oil prices are reduced again. The fourth possible scenario for the economies of Iran and Russia is an economic crisis. Such a scenario appears when the conflict with the West increases and global oil prices fall, resulting in a large-scale decline and as a result of the economic crisis for the future economies of Iran and Russia. By the way, these two economies must adapt to such unpredictable economic events. They can accelerate import substitution, multilateralism in the Eurasian region, and so on.


Введение В настоящее время экономические санкции и резкие колебания мировых цен на нефть являются наиболее важными факторами, влияющими на структуру экономик разных стран. Экономические санкции могут разрушить экономические цепочки между странами. Одновременно с этим резкие колебания мировых цен на нефть можно определить как переменную, на основе которой страны определяют свои фискальные и монетарные политики. Международные экономические санкции все более становятся альтернативой военному конфликту после окончания холодной войны. По мнению молодого венгерского ученого Томаса Дудлака (Dudlak, 2018), санкции - это несправедливые действия некоторых развитых стран в отношении развивающихся стран, которые могут привести к неблагоприятной экономической ситуации. По мнению одного из авторов интернет-издания Приянка Пай (Pai, 2015), можно выделить шесть стран, которые столкнулись с серьезными экономическими санкциями, среди которых: Северная Корея (дата начала санкций - 14 октября 2006 г.), Куба (дата начала санкций - 19 октября 1960 г.), Судан (дата начала санкций - 3 ноября 1997 г.), Сирия (дата начала санкций - 23 июля 2012 г.), Бирма/Мьянма (дата начала санкций - 21 мая 1997 г.) и Иран (дата начала санкций - 14 ноября 1979 г.). Согласно изданию CNBC, санкции не только неблагоприятны для страны, но и влияют на глобальные торговые и инвестиционные потоки. Помимо санкций на экономическую структуру разных стран влияют резкие колебания мировых цен на нефть. Снижение мировых цен на нефть может носить негативные последствия для стран, чьи экономики базируются на нефти, среди них Иран и Россия. Одновременно с этим резкое повышение мировых цен на нефть является негативным сигналом для стран - потребителей нефти - ЕС и Восточной Азии. Колебания мировых цен на нефть остаются важной переменной, прямо или косвенно влияющей на всех участников не только данного мирового рынка, но и мирового сообщества (Kang, Perez de Gracia, Ratti, 2017). Как Россия, так и Иран уже сталкивались не только с практикой управления национальной экономики в условиях резкого колебания мировых цен на нефть, но и с политическими и экономическими санкциями, применяемыми главным образом станами Западной Европы, США и их союзниками (Bagheri, Akbarpour, 2016). По мнению ряда ученых, влияние экономических санкции западных стран столь значительно, что может рассматриваться сегодня как новый виток холодной войны. За последние десять лет Иран также столкнулся с различными несправедливыми санкциями со стороны Запада, касающимися области ядерной энергетики, представляющими серьезную угрозу для экономического роста страны в долгосрочной перспективе (Ghareh- gozli, 2017). Как России, так и Ирану пришлось столкнуться с еще одним явлением мировой экономики - нефтяными шоками и резкими колебаниями мировых цен на нефть. С момента начала первого нефтяного шока в 1973 г. обе страны столкнулись с проблемой чрезмерной зависимости от экспортных поставок энергоносителей. Последний скачок цен на нефть произошел в начале 2014 г., и сопровождался резким снижением мировых цен на энергоносители. И Иран, и Россия столкнулись с непредсказуемым дефицитом бюджета из-за сильной зависимости от нефтяных доходов, что повлияло на многие долгосрочные экономические программы государств. Несмотря на то, что вопросам влияния как санкций, так и колебаний мировых цен на нефть посвящено значительное количество исследований (Ильина, 2015; Расулинежад, 2015; Farzanegan, 2009; Nasre Esfahani, 2017), сохраняется необходимость разработки сценариев возможного развития событий в условиях современных цен на нефть и сохраняющихся экономических санкций. Обзор литературы Санкции выступают в качестве инструмента давления и принуждения для осуществления целей иностранной политики накладывающих их стран и являются одной из наиболее обсуждаемых тем в области международных отношений. В целом санкции включают в себя любое отрицательное действие или ответ на действие в рамках цели санкций. После окончания холодной войны фокус внешней политики США изменился, и они начали вводить экономические санкций с 1990 г. После 1990-х гг. санкции прямо или косвенно влияли на характеристики мировой экономики. Например, введение санкций со стороны США и альянсов (то есть ЕС) создало теорию «Поворот в Азию». S. Karaganov заявил, что введение санкций одной страной против другой страны заставляет страну, находящуюся под санкциями, интегрироваться со странами, которые не поддерживают введенные санкции (Karaganov, 2018). Поскольку в последние десятилетия большинство санкций было введено Западом, в мировой экономике произошел поворот стран, находящихся под санкциями, к Азии. M. Nasre Esfahani и E. Rasoulinezhad доказали достоверность этой теории в отношении Ирана, находящегося под санкциями США, и назвали ее «Азианизация» и «деевропеизация» в условиях санкций (Nasre Esfahani, Rasoulinezhad, 2017). Кроме того, в рамках данной теории E. Rasoulnezhad говорит о «дивергенции в торговле» между страной, находящейся под санкциями, и странами, которые вводят санкции, и о «торговой конвергенции» между страной, находящейся под санкциями, и странами, которые не поддерживают введенные санкции (Rasoulinezhad, 2017). Более того, введение санкций влияет на потоки импорта и экспорта разных стран мира. С одной стороны, страна, находящаяся под санкциями, пытается проводить политику импортозамещения, которая снижает объем ее импорта из стран, которые ввели санкции. С другой стороны, проводя политику эффективности импортозамещения, страна в условиях санкций может увеличить свой экспорт на новые рынки. A.L. Salitskii считал, что санкции повышают уровень импортозамещения, который влияет на потоки импорта и экспорта в мировой экономике (Salitskii, 2017). По мнению Р. Гилпина и Г. Бенина, санкции представляют из себя «подделку», или «искажение», экономических отношений с целью достижения определенных политических и экономических целей странами, применяющими санкционное давление на других игроков мирового рынка (Zahraei, 1988). Профессор М. Малой уверен, что санкции являются инструментом политического и экономического влияния на участников мирового хозяйства (Malloy,1990). С точки зрения Б. Картера, санкции - это меры принуждения, принятые против одной или нескольких стран с целью необходимых изменений в интересах других участников рынка (Carter, 1989). Г. Хофбайер и Дж. Скот ограничивают определение санкций, написав: «Экономические санкции - это исключение какой-либо страны из нормальных торговых и финансовых отношений, осознанно и по желанию правительства или с помощью угроз» (Hufbauer, Schott, 1990). Несмотря на развитие альтернативных источников энергии, традиционные источники энергии, такие как нефть, природный газ и уголь, все еще остаются основой на мировых сырьевых рынках. За контроль над месторождениями нефти борются все ведущие страны мира. Именно поэтому комплексная характеристика роли нефти в мировом хозяйстве является как никогда актуальной в современном мире. В ходе развития мирового хозяйства его субъекты часто сталкивалась с кризисами, в том числе на мировых энергетических рынках. В качестве одной из разновидностей таких кризисов можно выделить топливно-энергетические кризисы. С первым таким кризисом мир столкнулся в 1973 г. Рис. 1. Движение цен на нефть, 1861-2016 гг. (долл. США) [Figure1. World oil prices dynamic from 1861 to 2016 (USA dollar] В 1973 г. в ответ на поддержку США Израиля в военном конфликте, известном как «война Судного дня», страны ОПЕК ввели эмбарго на поставки нефти в США и на 70 % увеличили цены на энергоносители для их союзников (c 4,75 долл. США в 1973 г. до 9,35 долл. США в 1974 г. и 12,21 долл. США в 1975 г.) (Emami, Adibpoor, 2009). Фактически в середине 70-х гг. мировые цены на нефть были монопольными (Капусткин, Маргания, 2008). В некоторой степени можно сказать, что энергетический кризис сыграл на руку СССР как одному из крупнейшим экспортеров и производителей энергоресурсов. Вследствие повышения цен экспорт нефти стал основным источником доходов для Советского Союза и нефть стала экспортироваться во многие европейские страны: Польшу, Румынию, Венгрию, Болгарию. За счет увеличения нефтяных доходов темп роста экономики СССР в 1973 г. достиг 7,7 % (Шибанова-Роенко, Гузнова, 2012). В 1978 г. энергетический кризис пережил очередной виток вследствие Исламской революции в Иране, что также привело к росту мировых цен на нефть (с 13 до 34 долл. США) и значительному экономическому спаду в ряде развитых странах. Одновременно с этим доходы стран - экспортеров нефти увеличились по некоторым подсчетам в 10 раз. Определенная нестабильность политической обстановки в Иране стала причиной сокращения добычи нефти с 5,8 млн барр/д в январе 1975 г. до 445 тыс. барр/д в июне 1978 г., падения ВВП в том же году на -2,7 %, роста инфляции до 10 % (Emami, Adibpoor, 2009). В отличие от Ирана, рост мировых цен на нефть оказал положительное влияние на экономику СССР, но уже 1979 г. СССР ввел войска в Афганистан, что привело к ухудшению его взаимоотношений с мусульманскими странами. В этих условиях Саудовская Аравия решила ограничить нефтяную подпитку экономики СССР и стала резко наращивать добычу энергоносителя (Славника, 2002). Третий нефтяной скачок был спровоцирован началом ирано-иракской войны в 1980 г., когда объемы добычи нефти в Иране, увеличившиеся после Исламской революции, вновь упали до 1,4 млн барр/д в 1981 г. (Raoofi et al., 2009). Воздействие третьего шока на экономику СССР было непостоянным и неоднозначным: 1980-1985 гг. - период начала стагнации в СССР, которая привела к обострению системного кризиса социализма и назреванию кризиса в экономике, политике и международных отношениях; 1985-1989 гг. - период, совпавший с началом реализации политики перестройки, когда доходы от экспорта нефти сыграли решающую роль для экономики СССР. Объем производства нефти в СССР снизился с 547 млн т в 1980 г. до 542 млн т в 1985 г., однако вновь увеличился к 1989 г. до 570 млн т (Казанкова, Судо, 1998). В 1990 г. Ирак ввел войска в Кувейт с целью установления контроля над его месторождениями нефти. Реакция США как главного союзника Кувейта была незамедлительной - в итоге достаточно скоро кризис пошел на спад, но мировой общественности фактически было продемонстрировано, что стратегия энергетической безопасности стала доминирующей во внешней политике ведущих западных стран. В целом эта война обусловила новый нефтяной кризис в мире (цена на нефть повысилась с 17 до 36 долл. США). Во время этого кризиса, хотя положение Ирана не было стабильным из-за последствий войны, добыча нефти в стране возросла на 14 % (с 2830 тыс. барр/д в 1989 г. до 3113 тыс. барр/д в 1990 г. и далее до 3357 тыс. барр/д в 1991 г.). Поскольку предложение нефти со стороны Ирака и Кувейта сократилось на 9 %, это позволило Ирану расширить свои поставки нефти на мировой рынок (Alnasrawi, 2001). Несмотря на то, что мировые цены на нефть сократились в ходе четвертого шока, увеличение поставок нефти позволило Ирану быстрее восстановить экономику после ирано-иракской войны. С этого времени Иран стал играть большую роль на мировом рынке нефти. Во время четвертого кризиса темп роста ВВП СССР в 1989 г. составил 6,8 % и по объему ВВП страна занимала 7-е место в мире. Но крах политики перестройки привел к снижению благосостояния общества (Yoshiko, Herrera, 2010). Объем добычи нефти в СССР снизился с 552,3 млн т в 1989 г. до 515,9 млн т в 1990 г. и далее до 462 млн т в 1991 г. (Самофалова, 2013). В целом четвертый нефтяной шок совпал с распадом страны по причине провала программы перестройки. Поскольку добыча нефти в СССР/России в 1989-1991 гг. снизилась, Россия не смогла использовать скачок цен для расширения своей доли на мировом рынке нефти. В 1997 г. Саудовская Аравия, пытаясь решить свои финансовые проблемы, резко увеличила экспорт нефти, что привело к значительному снижению мировой цены на сырье. Паритет быстро был восстановлен, но гораздо ярче стало понимание зависимости мировой экономики от действия отдельных игроков; в 2000-х гг. цены на нефть перекрыли все возможные прогнозы предыдущих лет, став значительным тормозом развития мировой экономики. В 2008 г. с приходом экономического кризиса всего за три месяца цена упала в 3,5 раза, вызвав значительные потрясения для стран-экспортеров, но в какой-то мере ослабив влияние кризиса для развитых стран. Падение цены на нефть в 2011 г. было обусловлено целым рядом факторов. Ключевым из них стало опасение повторения глобальной рецессии, которая бы повлекла значительное ослабление спроса на сырье. Нестабильная экономическая ситуация в Европе, в частности ожидавшийся дефолт Греции, а также угроза рецессии в США усугубляли пессимистичные настроения. Последний нефтяной шок произошел в 2014 г. Многие ученые объяснили, что причины этого заключаются в том, что такие экономики, как Китай, чей быстрый рост и расширение создали неутолимую жажду нефти в первое десятилетие нового тысячелетия, начали замедляться после 2010 г. Китай является крупнейшей страной в мире по численности населения, поэтому снижение спроса на нефть со стороны КНР имело значительные ценовые последствия. Экономики Ирана и России в условиях санкций и нефтяного шока В настоящее время санкции, применяемые странами Запада в отношении Российской Федерации, носят не столько экономический подтекст, сколько обоснованы политическим давлением на страну (Расулинежад, Бузари, 2018). Несмотря на все еще сохраняющееся санкционное давление и его увеличения в отношении России, основной причиной экономического спада российской экономики являются не санкции. Одним из ключевых факторов, повлиявших на экономический спад, явилось именно падение мировых цен на нефть более чем в 2 раза с одновременным «провалом» российского рубля к ключевым мировым валютам. В стремлении не допустить отрицательного сальдо торгового баланса и сокращения объемов валютной выручки российское руководство было вынуждено физически наращивать поставки энергоносителя за рубеж. Первым опытом экономического давления на Иран в XX в. можно считать национализацию нефтяной промышленности. В конце 1970-х гг. экономика страны подверглась внешнему давлению со стороны США и их союзников после Исламской революции. Вплоть до середины 2000-х гг. иранская экономика подвергалась ряду финансово-экономических санкций, вплоть до заморозки счетом в зарубежных банках (Расулинежад, Бузари, 2018). Иран приступил к разработке национальной ядерной программы в начале 40-х гг. XX в. - в период правления шаха М.Р. Пехлеви. Решение Ирана разрабатывать собственную ядерную программу было поддержано США в рамках программы администрации Д.Д. Эйзенхауэра («Атомы ради мира»), целью которой являлось сотрудничество в области мирного использования атомной энергии. В конце 1950-х гг. Иран стал членом МАГАТЭ, а в конце 1960-х гг. - подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, который был ратифицирован в 1970 г. В начале 2000-х гг. страны Запада и МАГАТЭ обвинили Иран в развитии «военной ядерной программы». По результатам расследований готового оружия массового поражения в стране найдено не было, однако технологии, разработанные в стране, могли быть использованы для его производства. В ответ на отрицание официальным Тегераном данных обвинений, США, страны ЕС и Совета безопасности ООН ввели достаточно жесткие санкции в отношении иранской экономики. В 2015 г. вступил в силу Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), который предусматривал отмену санкций в отношении Ирана в обмен на ограничение Тегераном ядерной деятельности. В 2016 г. Тегеран подтвердил выполнение обязательств по СВПД о постановке своей ядерной деятельности под контроль МАГАТЭ. Однако уже в 2017 г. Д. Трамп возобновил санкционные мероприятия против Ирана (Расулинежад, Бузари, 2018). Рис. 2. Добыча сырой нефти Россией и Ираном в 19912016 гг. (млн барр/д) [Figure 2. Mining of oil by Russia and Iran from 1991 to 2016 (millions barr/d)] Несмотря на санкционное давление, колебания мировых цен на нефть, кризис 2008-2009 гг., падение курса российского рубля по отношению к основным ключевым валютам и падение мировых цен на нефть в 2015-2016 гг., как Россия, так и Иран физическим наращивание поставок сырья пытались решить проблемы, возникающие в национальных экономиках, в том числе и с целью недопущения сокращения валютной выручки от экспорта нефти и сокращения активного торгового сальдо. Будущие экономические сценарии экономик Ирана и России в условиях санкций и нефтяного шока Учитывая наличие двух воздействующих факторов на экономики Ирана и России (санкций и мировых цен на нефть), авторы предлагают четыре возможных варианта развития дальнейших событий. Первый вариант (преобразование экономической структуры). Первый сценарий подразумевает сохранение и усиление санкционного давления со стороны западных государств с параллельным ростом мировых цен на нефть. Данный сценарий представляется наиболее возможным. Параллельно с вышеуказанными возможными процессами должно происходить преобразование экономик Ирана и России на базе проведения политики импортозамещения, улучшения инвестиционного климата, развития нефтегазового сотрудничества с другими странами. Одним из наиболее приемлемых вариантов развития экономик Ирана и России в условиях сохранения санкций и роста мировых цен на нефть является развитие торгово-экономического сотрудничества со странами БРИКС, в частности и главным образом с Китаем и Индией, по линии поставок вооружений, нефти и газа, развития атомной энергетики и т.д. Второй вариант (быстрое экономическое развитие и рост экономики. Второй возможный сценарий будущего экономик России и Ирана предполагает экономическое развитие и рост, которые возникнут в результате уменьшения политического напряжения со стороны западных государств с одновременным ростом цен на нефть. Этот вариант развития события остается наиболее приемлемым для экономик Ирана и России, поскольку позволит им восстановиться. Третий вариант (экономический застой). Третий возможный сценарий будущего экономик России и Ирана - экономический застой, который может возникнуть в случае смягчения санкций западных стран с одновременным сокращением мировых цен на нефть. В этом случае, вероятнее всего, экономики России и Ирана могут оказаться в ситуации экономической стагнации, поскольку несмотря на возможное смягчение санкций экспорт минеральной продукции составляет основу торгового и платежного баланса стран. Четвертый вариант (экономический кризис). Четвертый сценарий развития событий подразумевает экономический кризис, сопровождающийся усилением санкционного давления со стороны западных государств с одновременным сокращением мировых цен на нефть. Данный сценарий уже фактически был пережит Россией в 2014-2016 гг. в результате развертывания санкционных мероприятий со стороны стран Запада как ответ на присоединение Крыма (в результате референдума на полуострове), эскалации российскоукраинского конфликта, отделения определенных территорий от состава Украины, падения мировых цен на нефть и падения курса российского рубля. На практике видно, что в краткосрочном периоде и благодаря постепенному восстановлению мировых цен на нефть (по состоянию на 2019 г.) российская экономика начала восстанавливаться, однако в среднесрочном и долгосрочном периодах при сохранении мировых цен на нефть на низком уровне восстановление экономики могло занять больше времени и привести к более негативным последствиям. Заключение Санкции, введенные Западом, и колебания цен на нефть являются двумя главными факторами, влияющими на национальные экономики Ирана и России. Несмотря на реализацию различных стратегий этих двух стран против санкций и столкновения с ценовыми шоками на нефть, национальные экономики остаются чувствительными к влиянию данных факторов. В статье представлена попытка проследить четыре различных варианта развития событий, выраженных в усилении или смягчении санкционного давления на экономики России и Ирана и параллельном росте или сокращении мировых цен на нефть, которая является одним из важнейших элементов экспортной структуры указанных экономик, формируя активный торговый баланс.

Ehsan Rasoulinezhad

University of Tehran

Author for correspondence.
Email: e.rasoulinezhad@ut.ac.ir
213 Enghelab Sq., Tehran, 16517282, Islamic Republic of Iran

Assistant Professor, Department of Russian Studies, Faculty of World Studies

Parisa Sabri

University of Tehran

Email: parisasabri6@gmail.com
213 Enghelab Sq., Tehran, 16517282, Islamic Republic of Iran

Department of Russian Studies, Faculty of World Studies

  • Alnasrawi A. (2002). Iraq’s Burdens: Oil, Sanctions, and Underdevelopment (pp. 23–45). London: Greenwood press.
  • Bagheri S., Akbarpour H.R. (2016). Reinvestigation of the West’s sanctions against Russia in the crisis of Ukraine and Russia’s reaction. Procedia Economics and Finance, (36), 89–95.
  • Carter B.E. (1988). International Economic Sanction: Improving the haphazard U.S. Legal Regime. Cambridge: Cambridge University Press.
  • Dudlak T. (2018). After the sanctions: Policy challenges in transition to a new political economy of the Iranian oil and gas sectors. Energy Policy, (121), 464–475.
  • Emami K., Adibpoor M. (2009). Asymmetric Effects of Oil Prices Shocks on Production. Quarterly Journal of Economics Modelling, 3(4), 1–26.
  • Farzanegan M.R., Markwardt G. (2009). The effects of oil price shocks on the Iranian economy. Energy Economics, 31(1), 134–151.
  • Gharehgozli O. (2017). An estimation of the economic cost of recent sanctions on Iran using the synthetic control method. Economics Letters, 157, 141–144.
  • Hufbauer G., Schott J., Elliott K. (1990). Economic Sanctions Reconsideration today and Current Policy. Washington, D.C.: Institute for International Economics.
  • Ilina E.V. (2015). Vlijanie sankcij na jekonomiku Rossii [Effect of Sanctions on Russian Economy]. The Review of Economy, the Law and Sociology, (4), 34–35
  • Kang W., Perez de Gracia F., Ratti R.A. (2017). Oil price shocks, policy uncertainly, and stock returns of oil and gas corporations. Journal of International Money and Finance, (70), 344–359.
  • Kapustkin V.I., Margania O.L. (2008). Mirovoj rynok nefti i mezhdunarodnaja neftjanaja pro- myshlennost' [Global market of oil and international oil industry]. In N.A. Dobronra- vin, O.L. Marganiya (eds.), Oil, gas and society modernization (pp. 53–100). Saint Petersburg.
  • Karaganov S. (2018). The new cold war and the emerging greater Eurasia. Journal of Eurasian Studies, 9(2). Pp. 85–93.
  • Kazankova E.R., Sudo M.M. (1998). Jenergeticheskie resursy. Neft' i prirodnyj gaz [Energy resourses. Oil and natural gas]. State of Russia in the Surrounding World, 1–10.
  • Malloy M.P. (1990). Economic Sanctions and U.S. Trade. Boston: Little, Brown and Company.
  • Nasre Esfahani M., Rasoulnezhad E. (2017). Iran’s trade policy of Asianization and de-Euro- peanization under sanctions. Journal of Economic Studies, 44(4), 552–567.
  • Raoofi H.R., Dejpasand F., Ansari M. (2009). Iranian Economy during Imposed War (p. 154). Tehran: Enghelab Islamic Press.
  • Rasoulinezhad E. (2015). Vlijanie mirovoj ceny na neft' na jekonomiku stran – jeksporterov nefti [Influence of world oil price on economies of oil-exporter countries]. Discussion, 6(58), 53–57
  • Rasoulinezhad E. (2017). Iran's Trade Modification Under Sanctions: An Evidence of Trade Divergence and Trade Convergence Through the Gravity Model. Journal of Economic Cooperation and Development, 38(4), 25–56.
  • Rasoulinezhad E., Buzari B. (2018). Tozhdestvennost' i razlichija antisankcionnyh jekonomik v Irane i Rossii [Similarities and Differences of Anti-Sanctions Economies in Iran and Russia]. Samara State University Journal, 9(4), 33–37.
  • Salitskii A.L., Zhao X., Yurtaev V.I. (2017). Sanctions and import substitution as exemplified by the experience of Iran and China. Herald of the Russian Academy of Sciences, 87(2), 205–212.
  • Samofalova O. (2013, 21 May). Otdelivshiesja v pljuse [Separated in positive territory]. Vzgliad. http://vz.ru/economy/2013/5/21/633610.html (accessed: 14.12.2018).
  • Shibanova-Roenko E.A., Guznova A. (2012). Vlijanie jenergeticheskogo krizisa 1973 goda na jekonomiku RF [The impact of the energy crisis of 1973 on the Russian economy]. Student conference “Scientific Forum – 2012” (pp. 102–103). Moscow.
  • Slavnika M.V. (2002). Razvitie neftegazovogo kompleksa SSSR v 1960–1980-e gg.: Bol'shie pobedy i upushhennye vozmozhnosti [The development of the oil and gas complex of the USSR in the 1960–1980s: Big victories and missed opportunities]. IX Mezhdunarodnaya konferentsiya “Lomonosov-2002” (pp. 83–86). Moscow: Lomonosov Moscow State University.
  • Pai P. (2015, 20 July). Six countries that have faced severe economic sanctions. Tharawat Mazagine. https://www.tharawat-magazine.com/facts/6-countries-economic-sanctions/ #gs.21p27x (accessed: 18.03.2019)
  • Yoshiko M. Herrera. (2010). Mirrors of the Economy: National accounts and International Norms in Russia and beyond (pp. 137–172). USA: Cornell University Press.
  • Zahraei M. (1998). Economic sanctions from view to action. Foreign Policy, 11(1), 63–81. (In Persian.)

Views

Abstract - 54

PDF (Russian) - 20

PlumX


Copyright (c) 2019 Rasoulinezhad E., Sabri P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.