Deoffshorization of economy of the Russian Federation: evolution of approaches and main priorities of the present stage

Cover Page

Abstract


In recent years in the Russian economy a number of actions for deoffshorization was held, in particular, there was developed a legislation on government procurement and also about activity of the controlled foreign companies. At the same time, there is a num- ber of the problems connected with improvement of an economic situation in the country, amnesty of the capital and further improvement of currency, customs and tax control. In the article are analysed the main directions of improvement of a regulatory framework of deoffshorization, feature of its development in the conditions of economic sanctions and also are proposed measures for improvement of deoffshorization taking into account increase in transparency of offshore schemes, extents of disclosure of tax information and improvement of investment climate of the country. The author came to a conclusion that it will be possible to speak about effective deoffshorization when the fiscal and monetary authorities will not proceed the policy at that business in our country is unprofitable and unprofitable. A barrier is also that in Russia there are no equal conditions of the competition in respect of conducting business activity to foreign countries. Therefore the policy deoffshorization has to be connected with creating favorable conditions for development of small and medium business.


Введение В современной науке деофшоризация толкуется двояко. С юридической точки зрения она представляет собой разнообразные механизмы правовой деятельности государства по нейтрализации недобросовестных офшорных резидентов. В экономическом контексте деофшоризацию толкуют как процесс, направленный на исключение вредоносной роли офшоров для бизнеса, снижение объемов денежных средств, которые проводятся через офшорные юрисдикции. Президент РФ в своем послании Федеральному собранию РФ 12 декабря 2012 г. впервые обозначил термин «деофшоризация» и предложил общие меры по деофшоризации российской экономики: сокращение практики владения офшорными компаниями активами на территории РФ; повышение степени прозрачности национальной экономики; обеспечение механизмов государственного гарантирования и кредитования; выявление лиц, пользующихся услугами офшорных юрисдикций (Послание…, 2012). Обзор литературы В российской и зарубежной литературе проблематика офшорного бизнеса разработана достаточно широко, тогда как вопросы деофшоризации только набирают популярность в исследованиях. В современных изданиях ряд аспектов деофшоризации почти не освещался (например, проблемы деофшоризации в условиях экономических санкций и кризисного состояния экономики). Важна и оценка деофшоризации с позиций корректировки стратегии развития внешнеэкономических связей России. Среди отечественных ученых наибольший вклад в разработку проблем, исследуемых в настоящей статье, внесли А.А. Артемьев (Артемьев, 2013), А.М. Воронина (Воронина, 2006), А.Н. Захаров (Захаров, 2017), В.Ю. Катасонов (Катасонов, 2014), А.Н. Михайлин (Михайлин, 2018), Н.М. Телюк (Телюк, 2011), Б.А. Хейфец (Хейфец, 2015) и др. Методы исследования Для реализации целей и задач настоящего исследования ключевую роль сыграли труды зарубежных и отечественных ученых, посвященные анализу проблематики международного движения капитала, современных тенденций развития офшорного бизнеса и практики антиофшорного регулирования в мировой экономике. Правовая база деофшоризации Комплекс мер по деофшоризации экономики реализуется Министерством финансов России, которое вместе с Росфинмониторингом разработало и приняло специальный план противодействия офшорам, предусматривающий разносторонние мероприятия, ключевыми из которых являются введение обязательств для компаний по раскрытию информации о конечных бенефициарах и разработка реестра о них, доступного специальным органам регулирования (Постановление…, 2014). В марте 2013 г. Федеральная налоговая служба (ФНС) представила первый проект антиофшорного закона, введя в действующее налоговое законодательство два элемента: понятие конечного бенефициара и предложение ввести налог на осуществляемые выплаты в офшорные юрисдикции. Впрочем, судьба этого проекта закона неизвестна. Успехом между тем можно считать подписанные Соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН) (со Швейцарией и Кипром) (Соглашение…, 2017). Правовые основы процессов деофшоризации российской экономики включают три элемента: Федеральный закон (далее - ФЗ) № 376-ФЗ от 24 ноября 2014 г. (основной инструмент политики деофшоризации); начало международного сотрудничества России в сфере обмена налоговой информацией; решение проблем в сфере амнистии капиталов. Закон нацелен, в частности, на разработку мер в сфере налогообложения для иностранных компаний и затронул порядка 2/3 представителей крупного и среднего бизнеса. В соответствии с указанным законом Налоговый кодекс (НК РФ) был дополнен главой 34, в которой введены новые понятия: контролируемая иностранная компания (КИК) - не являющаяся резидентом страны иностранная организация, но находящаяся под контролем; контролирующее лицо - лицо, участие которого в КИК не более 25 или 10 %, в том числе если общий удельный вес участия лиц - российских резидентов превышает в данной компании 50 %; место фактического управления, которое необходимо для признания организации как налогового резидента; средневзвешенная ставка, рассчитываемая индивидуально в каждом конкретном случае. Введены новые требования - установлен механизм налогообложения прибыли КИК в нашей стране (так, нераспределенная прибыль КИК включается в налогооблагаемую базу компаний, контролирующих КИК) - и ряд новых обязанностей - прибыль КИК должна декларироваться прямо пропорционально долям участия. Налоговые органы должны уведомляться об участии в КИК. Нераспределенная прибыль, подлежащая декларированию, составила 50, 30 и 10 млн руб. в 2015, 2016 и 2017 гг. соответственно. Позднее принят Закон № 150-ФЗ от 08 июня 2015 г., установивший, что КИК признается также иностранный предприниматель, который контролируется физическим или юридическим лицом - налоговым резидентом РФ. По мере нововведений изменялась и реакция бизнеса, выразившаяся в репатриации капиталов крупными компаниями, работающими с бюджетными средствами; смене резидентства, но сохранении бизнеса в РФ, владельцами небольших капиталов; «выжидании» представителями среднего бизнеса и физическими лицами (поскольку ввиду многочисленности бенефициаров, эффективных механизмов их раскрытия в России пока нет). Практическая реализация Закона № 376-ФЗ пока не имеет серьезных подвижек. Необходимо вносить все новые изменения. Так, значимым представляется продолжение борьбы с недобросовестными налогоплательщиками на основе введения норм трансфертного ценообразования. Такая работа началась еще в 2012 г. принятием закона (№ 227-ФЗ от 18 июля 2011 года), основной целью которого явилось совершенствование налогового контроля при применении трансфертных цен. Введен новый механизм налогового регулирования трансфертных цен на базе специального Руководства Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в сфере трансфертного ценообразования для транснациональных корпораций (ТНК) и налоговых органов (принято в 2010 г.) (Ярцева, 2016: 97). В Налоговом кодексе РФ введен новый раздел V.1, регулирующий, в частности, взаимозависимость лиц для целей налогообложения (налогоплательщик должен уведомлять налоговые органы о «контролируемых» сделках). Кроме того, налогоплательщик может заключить соглашение о ценообразовании с налоговым органом. Такие соглашения, распространенные в международной практике, позволяют предварительно определить порядок ценообразования для целей налогообложения и спланировать объем начисленных налогов (Кирова, 2011). Законом № 227-ФЗ предусмотрена и ответственность за неуплату налогов вследствие использования трансфертных цен, нарушений условий соглашения о ценообразовании. Российской спецификой Закона № 227-ФЗ, в отличие от упомянутого Руководства ОЭСР, является следующее: к контролируемым сделкам отнесены сделки между лицами, не являющиеся взаимозависимыми; по каждому виду сделки для налоговых целей предусмотрена сумма доходов, превысив которую сделка признается контролируемой; в качестве приоритета установлено применение методики сопоставимых цен; вводятся штрафы за непредставление информации о контролируемой сделке в налоговые органы. ФНС РФ только в 2013 г. впервые приняла более 4 тыс. уведомлений о контролируемых сделках от налогоплательщиков; заключено 8 соглашений о ценообразовании (В ФНС поступило…, 2014). В развитие законодательства, регулирующего трансфертное ценообразование, принят Закон № 321-ФЗ от 16.11.2011 г. В соответствии с ним было введено понятие «консолидированная группа налогоплательщиков (КГН)» с целью объединить налоговую базу налога на прибыль для компаний, являющихся взаимозависимыми. При реализации политики деофшоризации необходимо особое внимание уделить противодействию коррупции, что требует, в частности, совершенствования законодательства о государственных закупках. Так, необходимо ограничить участие в госзакупках офшорных компаний. В этой связи необходимо дополнить Закон № 44-ФЗ от 05 апреля 2013 г. (в редакции от 05 апреля 2016 г.) положением о том, что заказчик вправе устанавливать ограничения для российских компаний, зарегистрированных в офшорах (например, при использовании офшорных компаний сумма контракта на поставку для федеральных нужд не может превышать 500 тыс. руб., а для нужд регионов - 250 тыс. руб.). Необходимо продолжать работу по гармонизации и унификации антиофшорного законодательства с международным правом. Направления в плане BEPS на 2017-2018 гг. предусматривают создание механизмов автоматизированного обмена налоговой информацией и общемирового стандарта отчетности в его рамках - Automatic Exchange of Information (AEOI); глобального инфраструктурного центра (Шелепов, 2016: 38). Проблематика амнистирования капиталов, в свою очередь, должна синхронизироваться с законом о КИК в части решения вопросов о том, что будет являться объектами амнистии; подлежат ли объекты налогообложению, если активы декларируются; можно ли игнорировать происхождение этих активов. Следует также особо оговориться и о концепции мягкой деофшоризации. В 2013 г. был внесен законопроект № 371173-6, который ранее рассматривался отечественными экономистами как эффективный (Хейфец, 2015). Данный проект закона предусматривал формирование единого реестра национального бизнеса. В реестр не включаются компании, где удельный вес зарубежных лиц выше 10 % от уставного капитала. Компании со статусом национального бизнеса получат различную государственную поддержку. Несмотря на это, указанный законопроект несовершенен, поскольку, во-первых, в нем просматривается дискриминация иностранного капитала и угроза для зарубежных инвесторов; во-вторых, государственная поддержка при чрезвычайно высокой степени коррумпированности в стране невозможна; в-третьих, государственная поддержка бизнеса не различается для разных отраслей; в-четвертых, в проекте закона есть очередные маневры увода средств в офшоры. Наконец, целесообразно в законопроекте отразить следующее: снизить порог превышения долга перед иностранными лицами; установить максимальный размер роялти для объектов интеллектуальной собственности (товарные знаки); запретить консалтинговые услуги, оказываемые иностранным лицам. Экономические санкции и деофшоризация Экономический кризис предопределил необходимость внедрения действенных механизмов государственного регулирования экономики. В частности, на примере анализа государственных закупок подтверждается, что в последние годы наметилась негативная тенденция уменьшения относительной экономии бюджетных средств в результате закупок (в 2012-2014 гг. - до 5 %). Счетная палата РФ выявила около 300 нарушений контрактной системы (Новый закон…, 2015). В связи с этим было сочтено целесообразным введение норм права, которые исключили бы офшорные компании из сферы государственных закупок. В итоге был принят Закон № 227-ФЗ от 13.07.2015 г., однако всех проблем он не решил, поскольку в российском законодательстве нечетко формализовано понятие «офшорная организация», а упоминание офшора встречается лишь в следующих правовых актах: Приказ Министерства финансов № 108-н от 13.11.2007 г. (в ред. от 02.10.2014 г.), Указание Банка России № 1317 от 07.08.2003 г. (ред. от 18.02.2014). Однако эти документы к офшорным компаниям относят лишь лица, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях, в то время как офшорную компанию можно определить как зарегистрированную в офшорной юрисдикции, не раскрывающей информацию об этой компании. Закон № 44-ФЗ предполагает, что офшорная компания не может являться субъектом закупок, и заказчик от такого контракта должен отказаться, тем не менее количество расторгаемых контрактов не уменьшается. Владелец офшора скорее будет регистрировать в России лицо, аффилированное к заказчику. Кроме того, из сферы закупок не исключаются лица, учредители которых - офшорные компании. Нет и запрета на использование субподрядчиков из офшорных компаний. В связи с этим, несмотря на то что целью Закона № 44-ФЗ была заявлена деофшоризация, офшоры не ушли из государственных закупок. Отметим, что в 2014 г. членство России в ОЭСР было приостановлено, что в перспективе тормозит мобильность в сфере обмена информацией, снижает возможности налогового мониторинга. Существенный недостаток действующего законодательства - борьба с номинальными учредителями, являющимися гражданами офшора, что позволяет обойти нормы закона. Поэтому данный закон будет эффективным, но только в отношении среднего бизнеса, а крупные компании продолжат действовать по-прежнему. Вопросы офшорной амнистии впервые были подняты в 2014 г. Расширенный по сравнению с амнистией капиталов подход заложен в Законе № 140-ФЗ от 08.06.2015 г. По существу, данный закон обеспечил возможность для граждан России укрепить правовой статус своего имущества - как зарубежного, так и российского. При амнистии возникают некоторые проблемы и с оценкой активов. Так, законопроект № 642129-6 «О порядке возврата активов в Российскую Федерацию» предусматривает ставку налога на возвращенный капитал в размере 2,5 %, однако бизнес ожидает, что после амнистии ситуация может развиваться самым непредсказуемым образом. Законодательство предусмотрело проведение второго этапа налоговой амнистии с марта 2018 г. по февраль 2019 г., на котором возможно легализовать нарушения, связанные с законодательством о КИК, а также нарушения по уже закрытым счетам в зарубежных банках (Амнистия капиталов…, 2018). Проблема чрезмерной офшоризации не решается только принятием законов и их совершенствованием. Гораздо более значимым является смена макроэкономической политики в стране, изменение сложившихся подходов к управлению экономикой. На современном этапе начинают обсуждаться и применяться инструменты импортозамещения и деофшоризации, однако проблема финансирования Правительством РФ зарубежных государств остается. Постепенно офшоризируются государственные резервы в иностранных валютах стран, вводящих антироссийские санкции (около трети резервов вложены в экономики Германии, США и Франции). В результате антироссийских санкций проблемы деофшоризации вновь актуализировались, потому что вновь усилился вывоз в офшоры капитала (табл. 1), хотя в 2015-2018 гг. и наблюдается снижение оттока капитала. В связи с этим проблема деофшоризации - не только возврат средств из офшоров; для ее решения необходима стратегия стимулирования роста капиталовложений в новейшие технологии, источниками которых могут являться средства из офшорных юрисдикций. Таблица 1 Чистый вывоз капитала частным сектором в 1994-2018 гг., млрд долл. США [Table 1. Net capital exports by private sector, 1994-2018, billion USD] Год Млрд долл. Год Млрд долл. 1994 12,7 2012 53,9 2000 23,1 2014 152,1 2002 7,0 2015 57,1 2006 -43,7 2016 18,5 2008 133,6 2017 25,2 2010 30,8 2018 11,0 Примечание. 2018 г. - оценка. Источник: составлено автором по (Чистый ввоз/вывоз…, 2018). Что касается фактора конфиденциальности конечных бенефициаров, то для офшорного бизнеса скоро он не будет играть такой роли, как ранее. Ключевые страны, в том числе и Россия, все больше включаются в процессы международного налогового сотрудничества. При проведении политики деофшоризации в России на уровне государства наблюдается два противоречивых обстоятельства: во-первых, желание создать эффективный механизм противодействия офшорным схемам; во-вторых, высокие процентные ставки, негативно отражающиеся на механизмах кредитования. С целью борьбы с высокой инфляцией Банком России проводится политика дефицита денег, что ведет к сужению денежного предложения и секвестру бюджета, а средств на помощь и инвестиции реальному сектору экономики остается значительно меньше (более того, имеется проблема прямых инвестиций их офшоров, что подтверждается данными статистики, приведенными в табл. 2). Таким образом, получаемая валютная выручка от экспорта нефти «проедается» и почти никак не влияет на экономическое развитие. Между тем в условиях санкций наша страна все больше открывает свой рынок азиатским активно развивающимся странам. Прямые инвестиции в РФ по ключевым странам-инвесторам в 2017 г., сальдо операций, млн долл. США Таблица 2 [Table 2. Balance of foreign direct investments in Russia by the main countries, 2017, million USD] Страна Млн. долл. Страна Млн. долл. Всего по странам, в том числе: 28684 Кипр 8693 Бермуды 1336 Багамы 6211 Ирландия 889 Люксембург 3378 Франция 854 Сингапур 2703 Джерси 832 Великобритания 2102 Гонконг 573 Швейцария 1511 Германия 470 Примечание. * - участие в капитале, реинвестирование доходов и долговые инструменты. Источник: составлено автором по (Прямые инвестиции…, 2018). Субъекты, занимающиеся проведением политики деофшоризации на современном этапе, представлены в табл. 3. Регистрировать компанию в офшоре необходимо, учитывая требования указанных ведомств, в противном случае собственник компании рискует быть объявленным недобросовестным налогоплательщиком. В последние годы Россия и зарубежные страны стремятся к достижению прозрачности офшоров. Наша страна пытается ограничить офшоризацию посредством запрета некоторых видов деятельности для компаний, которые зарегистрированы в офшорах (например, запрет на осуществление государственных закупок у этих компаний). В России налоговые сборы снижаются быстрее темпов роста ВВП. Между тем проведение политики деофшоризации не особенно пугает бизнес, а в его практике разрабатываются новые схемы по оптимизации налогообложения (например, широко привлекаются консультационные компания для разработки таких схем) (Инновационная стратегия…, 2013). Таблица 3 Органы государственной власти, участвующие в реализации политики деофшоризации [Table 3. Public authorities participating in implementation of policy of deoffshorization] Орган Функции Наиболее активно вовлечена в процесс деофшоризации, посколь- Федеральная налоговая служба (ФНС) Банк России Федеральная таможенная служба (ФТС) Федеральная служба финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзор) Федеральная служба финансового мониторинга (Росфинмониторинг) ку вывоз капитала в офшоры означает для бюджета недополученные налоги. ФНС внимательно анализирует сделки с участием взаимозависимых лиц, офшорных компаний, сделки по трансфертным ценам и бартерные сделки Прибыль, недополученная банковским сектором вследствие офшоризации капитала, является серьезным мотивом, чтобы проверить сделки резидентов с зарубежными лицами, сотрудничать с офшорными банками и регулировать валютные операции ФТС получила широкие полномочия, поскольку путем создания офшорной компании при импорте товаров можно существенно экономить на таможенных платежах. Кроме того, организован информационный обмен ФТС и ФНС Участвует в деофшоризации в части регулирования валютных операций, поскольку нарушения валютного законодательства, обнаруженные Росфиннадзором, могут явиться поводом начала уголовного производства. Установление ограничений на отмывание незаконно полученных денежных средств. Росфинмониторинг не имеет широких полномочий, но ее представители могут добиваться приостановки операций со счетами банков-резидентов, если вызовет подозрение происхождение средств Источник: составлено автором. Отечественное законодательство является наиболее коррупционным, поэтому налаживаемый международный обмен налоговой информацией пока не будет иметь значимого эффекта. Механизмы международного сотрудничества должны быть направлены на противодействие применению серых схем оптимизации налогообложения. Это особенно важно с учетом того, что ряд офшоров постепенно «обеляется» (Белиз, Каймановы острова). Ряд офшоров все еще проводят недобросовестные операции, но число их постепенно снижается (в основном это офшоры, расположенные в Карибском бассейне). Ввиду активного проведения политики деофшоризации наблюдается видоизменение офшорных схем, применяемых российскими участниками бизнеса. После того, как интерес к Кипру снизился, клиентам, в частности, предлагается вариант холдинговой структуры, состоящей из двух уровней. На первом из них - компания, в стране которой Россия заключила СИДН (поэтому для дивидендов предусмотрена пониженная ставка, а для роялти и займов - нулевая). На втором - компания, которая обеспечивает конфиденциальность владельца. Эта компания будет находиться в стране с благоприятным правовым климатом (Мальта, Великобритания) и обеспечивать максимальную анонимность (например, в ОАЭ отсутствует публичный реестр бенефициаров, поэтому почти невозможно определить собственников компании, зарегистрированной в офшоре). Меры по деофшоризации российской экономики На раннем этапе деофшоризации стало ясно, что применение только запретов для офшоров неэффективно и необходимо прежде всего улучшать деловой климат страны, гарантии защиты прав собственности. Было обозначено два основных направления работы: 1) повышение прозрачности офшорных схем и степени раскрытия налоговой информации; 2) улучшение инвестиционного климата, повышение привлекательности национальной экономики для инвесторов (Лапина, 2015). Деофшоризация должна достичь следующих целей: 1) перемещение хозяйственных операций под российскую юрисдикцию; 2) ограничение деятельности нерезидентов в значимых отраслях (например, в топливно-энергетическом комплексе); нейтрализация деятельности офшорных компаний, используемых для оптимизации налогообложения. Результаты политики деофшоризации во многом зависят от эффективности взаимодействия контролирующих и правоохранительных органов, которое пока еще, к сожалению, далеко от идеала. Заключение Проведенный нами анализ показал, что наиболее действенным представляется следующий комплекс мер по деофшоризации экономики РФ: · общее улучшение экономической ситуации в стране и ее инвестиционного климата, что может быть реализовано за счет совершенствования налоговой системы, повышения размера амортизационной премии и налоговых вычетов на приобретение недвижимости; · оптимизация государственного контроля, что будет ограничивать сроки валютных операций; формирование надежного механизма информирования о нарушениях валютного законодательства; усложнение регистрации банков в офшорах; введение электронной отчетности банков; активное участие России в Международном соглашении об автоматизированном обмене налоговыми данными; расширение номенклатуры товаров, которые реализуются в Таможенном союзе, что необходимо для более точного определения таможенной стоимости; введение оптимального налогового регулирования, которое будет способствовать притоку дополнительных сборов в бюджет; · введение солидарной ответственности для управляющих офшорными компаниями, статус которых будет доказан, а также обязательное раскрытие конечного бенефициара. В нашей стране офшорные компании используются в основном как гарант обеспечения конфиденциальности ввиду высокого уровня коррупции в органах государственной власти, а также существующей практики рейдерских атак, что делает фактически незащищенным частный бизнес; · амнистия для капиталов в офшорах, однако это достигается по мере роста доверия к налоговой системе. Зарубежная практика амнистирования была достаточно эффективна (Мировая экономика…, 2017), но в России многие средства находятся на личных счетах, что затрудняет процессы амнистирования. Механизмы амнистии, кроме этого, должны учитывать особенности ведения бизнеса в России и опасность разрастания теневого сектора экономики; · разработка мероприятий возврата в страну незаконно выведенных средств. У России пока нет возможностей, чтобы репатриировать капитал официальным путем, поэтому в лучшем случае счета офшорных компаний «замораживаются»; · совершенствование межправительственного сотрудничества на уровне правоохранительных органов по вопросам офшорного бизнеса (уже заключен ряд таких соглашений с некоторыми странами); · ужесточение ответственности для российского бизнеса, например, доначисление налогов в том случае, если будет установлен факт существования офшорной компании; · совершенствование межведомственного информационного обеспечения/контроля над миграцией капитала в офшоры; - осторожная оптимизация процессов утечки капитала из России, поскольку, если активно ограничивать офшорную деятельность, то отток инвестиций за рубеж, равно как и репатриация капитала в экономику страны, замедлятся, поэтому эффект для чистого притока прямых инвестиций останется нулевым (нейтральным).

Evgenii N Smirnov

State University of Management

Author for correspondence.
Email: smirnov_en@mail.ru
99 Ryazansky prospect, Moscow, 109542, Russian Federation

Doctor of Economic Sciences, Professor, Economic Theory and World Economy Department

  • Artem’ev A.A. (2013). Ofshorizaciya rossijskogo biznesa: prichiny i puti preodoleniya [Ofshorization of the Russian business: reasons and ways of overcoming]. Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo universiteta, (3), 9–16. (In Russ.)
  • Bank Rossii. (2018, October 9). Chisty’j vvoz/vy’voz kapitala chastny’m sektorom [Net import/ export of capital by private sector]. Retrieved from http://www.cbr.ru/statistics/?PrtId=svs. (In Russ.)
  • Bank Rossii. (2018, October 9). Pryamy’e investicii v RF: operacii po instrumentam i stranampartneram [Direct investments in the Russian Federation: transactions of tools and partner countries]. Retrieved from http://www.cbr.ru/statistics/?PrtId=svs. (In Russ.)
  • Katasonov V.Yu. (2014). Ekonomika ot lukavogo [Economy from the evil]. Ekonomicheskie strategii, 4(120), 58–67. (In Russ.)
  • Kirova O.A., Kolpashnikov I.M. (2011). Soglashenie o cenoobrazovanii dlya celej nalogooblozheniya. Pro et Contra [Agreement on pricing for taxation. Pro et Contra]. Nalogovaya politika i praktika, 12(108), 55–58. (In Russ.)
  • Lapina S.B. (2015). Deofshorizaciya rossijskoj e’konomiki: sushhnost’ i sposoby’ protivodejstviya [Deoffshorization of the Russian economy: essence and ways of counteraction]. Vestnik Akademii e’konomicheskoj bezopasnosti MVD Rossii, (1), 26–27. (In Russ.)
  • Mikhaylin A.N., Smirnov E.N. (2018). Evolyuciya i sovremennyj etap funkcionirovaniya ofshornyh zon v zarubezhnoj i rossijskoj praktike [Evolution and the present stage of functioning of offshore zones in foreign and Russian practice]. Vestnik evrazijskoj nauki, (5), 36. (In Russ.)
  • Novy’j zakon o kontraktnoj sisteme ne sdelal goszakupki bolee e’ffektivny’mi: e’konomiya po itogam 2014 g. snizilas’ na 2% [The new law on a contract system did not make state procurement more effective: economy following the results of 2014 decreased by 2%]. (2015, April 23). Retrieved from http://www.ach.gov.ru/press_center/news/21438. (In Russ.)
  • Polyakov V.V., Smirnov E.N., Shhenin R.K. (Eds.). (2017). Mirovaya e’konomika i mezhdunarodny’e e’konomicheskie otnosheniya: uchebnik dlya akademicheskogo bakalavriata: 2-e izd., pererab. i dop. [World economy and international economic relations: textbook for academic baccalaureate: 2nd edition]. Moscow, Yurajt Publ. (In Russ.)
  • Poslanie Prezidenta RF Federal’nomu sobraniyu [Message of the Russian President to Federal Assembly]. (2012, December 12). Retrieved from http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_138990/. (In Russ.)
  • Postanovlenie Pravitel’stva RF No. 2672p-P13 [Resolution of the Government of the Russian Federation No. 2672p-P13]. (2014, April 30). Retrieved from http://www.garant.ru/ products/ipo/prime/doc/70554930/#ixzz5UfA5j6KT. (In Russ.)
  • PwC. (2018, February). Amnistiya kapitalov: vospol’zovat’sya li vtory’m shansom? Nalogovy’j obzor ot e’kspertov PwC [Amnesty of the capitals: whether to use the second chance? The tax review from experts of PwC] (vol. 6). Retrieved from https://www.pwc.ru/ru/ tax-consulting-services/assets/legislation/tax-flash-report-2018-6-rus.pdf. (In Russ.)
  • Shelepov A.V. (2016). Proekt BEPS: global’noe sotrudnichestvo v sfere nalogooblozheniya [BEPS project: global cooperation in the sphere of taxation]. Vestnik mezhdunarodnykh organizacij, (4), 36–59. (In Russ.)
  • Soglashenie mezhdu Pravitel’stvom Rossijskoj Federacii i Pravitel’stvom Respubliki Kipr ob izbezhanii dvojnogo nalogooblozheniya v otnoshenii nalogov na doxody’ i capital (red. ot 07.10.2010, s izm. i dop. ot 01.01.2017) [The agreement between the Government of the Russian Federation and the Government of the Republic of Cyprus on avoidance of double taxation concerning taxes on income and the capital]. Retrieved from http:// www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_23908/. (In Russ.)
  • Telyuk N.M. (2011). Holdingovaya kompaniya kak instrument nalogovoj optimizacii v transnacional'noj gruppe [Holding company as the instrument of tax optimization in transnational group]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 6: Ekonomika, (1), 40–50. (In Russ.)
  • Tolstolesova L.A. (Ed.). (2013). Innovacionnaya strategiya razvitiya Rossii v usloviyax usileniya mezhdunarodnoj konkurencii: monografiya [Innovative strategy of development for Russia in the conditions of strengthening of the international competition: monograph]. Novosibirsk, SibAK Publ. (In Russ.)
  • V FNS postupilo bolee 4,6 ty’s. uvedomlenij o kontroliruemy’x sdelkax [More than 4.6 thousand notices of controlled transactions came to FTS]. (2014, February 25). Retrieved from https://www.klerk.ru/buh/news/358896/. (In Russ.)
  • Voronina A.M. (2006). Evolyuciya ofshornogo biznesa [Evolution of offshore business]. Finansy i kredit, 7(139), 21–26. (In Russ.)
  • Xejfecz B.A. (2015). Politika deofshorizacii: promezhutochny’e rezul’taty’ [Policy of deoffshorization: intermediate results]. Obshhestvo i e’konomika, (1–2), 89–105. (In Russ.)
  • Yarceva N.M., Gorovoj E.V. (2016). Plan BEPS: novy’e pravila administrirovaniya transfertnogo cenoobrazovaniya [Plan of BEPS: new rules of administration of transfer pricing]. Rossijskij vneshnee’konomicheskij vestnik, (10), 93–103. (In Russ.)
  • Zaharov A.N. (2017). “Begstvo” kapitala kak odno iz posledstvij globalizacii [“Flight” of the capital as one of globalization consequences]. Mirovoe i nacional'noe hozyajstvo, 1(140), 6. (In Russ.)

Views

Abstract - 39

PDF (Russian) - 16

PlumX


Copyright (c) 2019 Smirnov E.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.