Service sector (services) key features of Russia and Azerbaijan

Cover Page

Abstract


The presented article gives a general description of the sphere of non-material production of Russia and Azerbaijan, which is based on the key macroeconomic indicators. The internal heterogeneous structure of the sector is also illustrated, structural features of the service sector and its individual segments in both countries are revealed. The objectivity and adequacy of the sphere characteristics of non-material production of Russia and Azerbaijan is based on intercountry comparisons. Macroeconomic indicators of main developed countries (the USA, Japan, Germany, France, the United Kingdom), the BRICS countries and the former Soviet republics serve as a background for the illustration of the service sectors of Russia and Azerbaijan. It is too early to refer Russia and Azerbaijan to post-industrial countries, even considering only one economic parameter - the structure of the economy. Considering the gross value added (GVA) of the service sector per capita in current prices and the GVA of the service sector per capita in constant 2010 prices, Russia and Azerbaijan lag behind the leading economies of the world, some BRICS countries and even some former republics of USSR. In this regard, the study of the sphere of intangible production is not so popular in Russia and Azerbaijan, as the economic background for the actualization of these studies has not been yet created.


Введение Сфера нематериального производства - один из популярных объектов рассмотрения и изучения в зарубежных экономической, социологической и географической науках. Причина популярности изучения сферы нематериального производства или сферы услуг кроется в состоянии экономики стран Запада, которое создает запрос на данные исследования. Хозяйства стран ЕС, США, Японии уже давно перестроились в постиндустриальные экономики, в которых основой развития стала сфера услуг, или третичный сектор. Это делает понятным научный интерес экономистов, социологов и географов к сфере нематериального производства. Так, услуги как объект исследования рассматривали в своих работах классики экономики, социологии и географии - Д. Белл (Белл, 2004), М. Кастельс (Кастельс, 2000), Й. Шумпетер (Schumpeter, 1961), В. Кристаллер (Christaller, 1966) и др. Отдельные сегменты сферы услуг уже стали активными акторами экономик России и Азербайджана. К ним можно отнести туризм, здравоохранение, образование. Таким образом, при дальнейшем переходе экономик России и Азербайджана к постиндустриальному типу развития все больше будет возрастать интерес исследователей ко всей сфере нематериального производства, а не только к отдельным сегментам третичного сектора. Цель исследования. Экономики России и Азербайджана чаще рассматривают с точки зрения материального производства - промышленного или сельскохозяйственного. При этом невольно забывая, что все больше государств в мире уже вошло или входит в постиндустриальную эпоху, характерной экономической чертой которой служит доминирование нематериального производства или сферы услуг в структуре экономики (Белл, 2004; Вольский, 2009; Кастельс, 2000). Необходимо отметить, что мы исходим из того, что термины «сфера услуг», «третичный сектор экономики», «сфера нематериального производства», «непроизводственная сфера» являются синонимами, обозначающими в целом сектор экономики, находящийся вне рамок промышленного и сельскохозяйственного производства (Ачкасова, 2013). При этом допускается условность синонимичности приведенных терминов ввиду неустоявшихся рамок самой сферы нематериального производства. По нашему мнению, третичный сектор хозяйства - это часть экономики, включающая в себя весь спектр деятельностей, конечной функцией которых служит выпуск нематериального, невещественного и неосязаемого продукта - услуги (Савлов, 2018). Резюмируя понятийно-терминологический аппарат, мы в качестве обобщающего термина выбрали «сферу нематериального производства». Анализ научных работ, посвященных сфере услуг Азербайджана, показал, что речь в них идет в основном о туризме. Могут фигурировать также медицинские, образовательные, финансовые, транспортные услуги, но они обсуждаются и раскрываются авторами гораздо реже (Гандилова, 2014; Гасанов, 2013; Гусейн, 2017; Гюльалиев, Манафова, 2013). Научный интерес к туризму объясняется его подъемом в Азербайджане и наличием богатых туристско-рекреационных ресурсов в стране. В государственной политике интерес также направлен на сферу образования и медицинские услуги как ключевые социальные услуги, при этом существует спрос на импорт образовательных услуг, в том числе из России, и развитие сферы государственного здравоохранения. Азербайджан, и особенно Баку, пытается позиционировать себя как крупный финансовый центр и транспортный узел Закавказья и Каспийского региона, осуществляя поиск оснований для подобного позиционирования. Однако крайне мало встречается научных работ, которые были бы посвящены философским, теоретико-методологическим аспектам третичного сектора Азербайджана, его экономической и общественной роли для страны и поиску дальнейших путей его развития. Большая часть научных статей, относящихся к сфере нематериального производства Азербайджана, имеют практический и частный характер, не раскрывая суть будущих экономических и социальных перемен, которые может вызвать усиление сферы услуг в хозяйстве страны. В научных работах в России напротив затрагиваются как практические, так и теоретические стороны развития сферы услуг в целом, а также ее отдельных сегментов. Рассматриваются особенности конкретных отраслей сферы услуг, предпринимаются попытки понять, какие изменения происходят в экономике и обществе России и других стран мира при увеличении роли сервисной составляющей, как происходит становление постиндустриального общества. Больший интерес российской науки к сфере нематериального производства по сравнению с азербайджанской наукой объясняется тем, что Россия на данный момент находится социально-экономически ближе к постиндустриальным странам, чем Азербайджан. Тем самым сама социально-экономическая ситуация в России создает запрос для российской науки на глубокое, всестороннее изучение сферы нематериального производства. Так, из российских авторов изучение сферы нематериального производства входит в непосредственную сферу научных интересов Н.А. Восколович (Восколович, 2016), Н.В. Зубаревич (Зубаревич, 2013), В.Л. Иноземцева (Иноземцев, 2001), А.П. Катровского (Катровский, 2013), В.И. Кружалина (Кружалин, Киякбаева, 2017), С.А. Тархова (Тархов, 2018) и др. Материалы и методы Изучение нематериальной сферы экономики России и Азербайджана сталкивается с множеством трудностей. Сравнительная оценка сферы услуг Азербайджана и России базируется на основных макроэкономических показателях международной статистики. Для контрастного и одновременно адекватного сопоставления сферы услуг Азербайджана и России со сферой услуг других государств в настоящей статье были выбраны данные по бывшим республикам СССР, странам БРИКС и ведущим экономикам мира (по объему ВВП). В качестве статистической базы взяты одновременно несколько параметров. В этой связи количественная характеристика сферы нематериального производства России и Азербайджана проводится с помощью абсолютных и относительных (в расчете на душу населения) показателей, в том числе показателей структуры (в %). Величины, взятые в абсолютном выражении, весьма субъективно отражают состояние изучаемого объекта и слабо подходят для межстрановых сопоставлений. Величины, взятые в относительном (душевом) выражении, более адекватно отображают межстрановые сопоставления социально-экономических показателей (Савлов, 2013). В качестве основных (душевых) показателей для разностороннего анализа взяты валовая добавленная стоимость (ВДС) сферы услуг в текущих ценах 2016 г. и ВДС сферы услуг в постоянных ценах 2010 г., отнесенные на душу населения. В терминологии Всемирного банка, под понятием «ВДС сферы услуг» понимается добавленная стоимость, созданная в секторах оптовая и розничная торговля, включая гостиницы и рестораны, транспортные услуги, финансовые услуги, образование, здравоохранение, операции с недвижимостью, услуги государственного управления1. 1 Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). Обсуждение результатов Первое, что обращает на себя внимание, - это относительно низкое (по сравнению с высокоразвитыми странами) значение долевого вклада (ВДС) сферы услуг в экономики Азербайджана и России (таблица). Таблица/Table Макроэкономические показатели сферы услуг России и Азербайджана, 2016 г. [Macroeconomic indicators of Russian and Azerbaijan service sectors, 2016] Показатель Россия Азербайджан Мир (среднее значение) Численность населения, млн чел. 144,3 9,8 7400 ВДС сферы услуг в структуре экономики, % от ВВП 62,8 42,3 66,1 ВДС сферы услуг в текущих ценах, трлн долл. 0,73 0,015 48,3 ВДС сферы услуг в постоянных ценах 2010 г., трлн долл. 0,88 0,014 48,3 ВДС сферы услуг на душу населения в текущих ценах, долл. 5033,5 1508,6 6491,1 ВДС сферы услуг на душу населения в постоянных ценах 2010 г., долл. 6125,5 1459,1 6489,2 Источник: Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). Согласно последним имеющимся данным Всемирного банка за 2016 г., сфера услуг формирует лишь 42,3 % ВВП Азербайджана и 62,8 % ВВП России. При этом среднемировое значение доли сферы услуг в ВВП мира составляет 66,1 %1. Азербайджан по долевому вкладу сферы услуг в экономику уступает всем бывшим республикам СССР, если не брать во внимание данные по Туркмении, датируемые 2010 г. (рис. 1). Значение доли сферы услуг в ВВП России также уступает среднемировому значению. Из бывших республик СССР Россия по данному показателю уступает Грузии (66,1 %), Литве (68,0 %), Эстонии (70,5 %), Молдавии (71,4 %) и Латвии (74,7 %), из стран БРИКС - ЮАР (68,5 %) и Бразилии (73,3 %). Для сравнения, нематериальная сфера экономики формирует 79,2 % ВВП Великобритании, 78,9 % ВВП США, 78,8 % ВВП Франции, и даже в самых «индустриальных» из развитых стран - Германии и Японии - составляет 68,9 % и 69,3 % соответственно2. Россия и Азербайджан по значению ВДС сферы услуг на душу населения также уступают среднемировому значению, как при расчете в текущих ценах 2016 г., так и при расчете в постоянных ценах 2010 г. Например, среднемировое значение ВДС сферы услуг на душу населения (в текущих ценах и постоянных ценах) составляет 6,5 тыс. долл. Для сравнения: в России показатель ВДС сферы услуг на душу населения составляет 5,0 тыс. долл. в текущих ценах 2016 г. и 6,1 тыс. долл. в постоянных ценах 2010 г. В Азербайджане вклад непроизводственной сферы в экономику в расчете на душу населения составляет 1,5 тыс. долл. как в текущих ценах, так и в постоянных3. 1 Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). 2 Там же. Рис. 1. Вклад сферы услуг в ВВП стран (%), 2016 г. [Figure 1. Value added of services (% of GDP), 2016] · данные за 2015 г. ** данные за 2010 г. Источник: Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). o данные за 2015 г. Рис. 2. ВДС сферы услуг в текущих ценах, приходящаяся на одного жителя страны (долл./чел.), 2016 г. [Figure 2. Value added of services (current US$ per capita), 2016 ] o данные за 2015 г. Рис. 3. ВДС сферы услуг в постоянных ценах 2010 г., приходящаяся на одного жителя страны (долл./чел.), 2016 г. [Figure 3. Value added of services (constant 2010 US$ per capita), 2016] Источник: Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). Иными словами, Россия и Азербайджан отстают от ведущих экономик мира, отдельных стран БРИКС и даже некоторых бывших республик СССР (рис. 2 и 3). Так, ВДС на душу населения сферы нематериального производства США составляет 42,7 тыс. долл. в текущих ценах 2016 г. и 38,8 тыс. долл. в постоянных ценах 2010 г., Великобритании - 28,5 тыс. долл. в текущих ценах и 30,5 тыс. долл. в постоянных ценах, Японии - 26,8 тыс. долл. в текущих ценах и 33,2 тыс. долл. в постоянных ценах1. Из стран БРИКС по значению ВДС сферы услуг на душу населения Россия уступает Бразилии как по значению, исчисляемому в текущих ценах 2016 г., так и в постоянных ценах 2010 г. Среди бывших республик СССР по значению душевой ВДС сферы услуг Россия уступает странам Балтии - Латвии, Литве и Эстонии. Из бывших республик СССР Азербайджан по значению ВДС сферы услуг на душу населения в текущих ценах 2016 г. превосходит лишь Молдавию, Украину, Узбекистан, Киргизию и Таджикистан, а при расчете в постоянных ценах 2010 г. - Молдавию, Узбекистан, Киргизию, Таджикистан, но уже уступает Украине2. Ухудшение положения Азербайджана в мировом рейтинге по душевой ВДС сферы услуг при расчете в постоянных ценах по сравнению с расчетом в текущих ценах 1 Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). может быть связано с ослаблением национальной валюты за период 2010-2016 гг. в Азербайджане либо с изменением курса национальной валюты, но уже внутри Украины. Согласно данным Национального банка Украины, среднегодовой курс национальной валюты Украины (украинской гривны) к доллару США в 2010 г. составлял 7,9 гривен за 1 долл. США, в 2016 г. среднегодовой курс гривны к доллару США составил уже 25,6 гривен за 1 долл. США1. Согласно данным Центрального банка Азербайджана, среднегодовой курс национальной валюты Азербайджана (азербайджанского маната) в 2010 г. составлял 0,8 маната за 1 долл. США, в 2016 г. среднегодовой курс составил 1,6 маната за 1 долл. США2. Тем самым темпы падения национальной валюты Украины к доллару США за период 2010-2016 гг. оказались сильнее, чем темпы падения национальной валюты Азербайджана к доллару США за аналогичный период. Таким образом, ВДС сферы услуг Украины превосходит ВДС сферы услуг Азербайджана за счет реально большего произведенного объема ВДС сферы услуг, о чем свидетельствуют страновые значения ВДС сферы услуг стран мира на душу населения в постоянных ценах 2010 г. Количественная оценка состояния сферы услуг России и Азербайджана, базирующаяся на значениях ВДС сферы услуг на душу населения, свидетельствует о том, что сфера нематериального производства России и Азербайджана отстает от соответствующего сектора экономики США в 6-8 и 27-28 раз соответственно. От лидера среди бывших республик СССР по ВДС сферы услуг на душу населения - Эстонии - Россия отстает в 2 раза, а Азербайджан в 7 раз3. Россия и Азербайджан играют существенную роль на региональном и мировом уровнях в сельскохозяйственном и промышленном производствах, являясь признанными лидерами. Однако, говоря о постиндустриальной, сервисной, третичной экономике, или экономике услуг, Россия и Азербайджан значительно отстают от мировых лидеров, а также отдельных развивающихся стран и некоторых бывших советских республик. При этом можно выделить несколько причин сложившегося и продолжающегося отставания. Во-первых, историческое недооценивание сферы услуг, ее второстепенность в хозяйстве СССР и научных направлениях экономической географии, проявляющиеся даже в термине «сфера обслуживания», который активно применялся в советской научной литературе. Во-вторых, наличие богатых природных ресурсов, стимулирующих развитие добывающей промышленности и опосредованно обрабатывающей промышленности. Но при этом не создается стимул для становления сферы услуг в качестве ведущего сектора экономического роста. В-третьих, отсутствие платежеспособного спроса на высококачественные услуги, вызванное сравнительно низкими доходами населения. В-четвертых, сформировавшиеся устои в сознании населения, бизнеса, органов власти, что 1 Официальный сайт Национального банка Украины. URL: https://bank.gov.ua/control/en/ index;jsessionid=478B7DEDC56725D3467B996C251FC4FA (дата обращения: 19.03.2018). 2 Официальный сайт Центрального банка Азербайджана. URL: https://en.cbar.az/ (дата обращения: 19.03.2018). 3 Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). услуги сфер образования, здравоохранения, науки, культуры являются прерогативой государства. В-пятых, относительно низкая автоматизация промышленного и сельскохозяйственного производства, что не позволяет высвобождать большее количество трудовых ресурсов, способных найти место приложения своего труда в сфере услуг. Представив характеристику сферы нематериального производства России и Азербайджана в целом, перейдем к ее отраслевой структуре, анализ которой позволяет не только лучше понять третичный сектор обеих стран, но и оценить состояние российской и азербайджанской экономик. * вклад (ВДС) ** государственные расходы Рис. 4. Структура третичного сектора экономики России и Азербайджана в 2005 г. [Figure 4. Services structure of Russia and Azerbaijan, 2005] Источники: Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018); Официальный сайт Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). URL: http:// unctadstat.unctad.org/wds/ReportFolders/reportFolders.aspx?sCS_ChosenLang=en (дата обращения: 15.03.2018); Официальный сайт Всемирного совета по туризму и путешествиям. URL: https://www. * вклад (ВДС) ** государственные расходы Рис. 5. Структура третичного сектора экономики России и Азербайджана в 2016 г. [Figure 5. Services structure of Russia and Azerbaijan, 2016] Источники: Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018); Официальный сайт Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). URL: http:// unctadstat.unctad.org/wds/ReportFolders/reportFolders.aspx?sCS_ChosenLang=en (дата обращения: 15.03.2018); Официальный сайт Всемирного совета по туризму и путешествиям. URL: https://www. wttc.org/economic-impact/country-analysis/country-reports/ (дата обращения 16.03.2018). В связи с тем, что сфера услуг - это сложный конгломерат видов нематериальной экономической деятельности, ее отраслевой состав представлен на основе показателей ВДС и объемов государственных расходов к ВВП, взятых из национальных и международных статистических источников. За период 2005- 2016 гг. структура третичного сектора мира (среднее значение по странам мира) претерпела сравнительно небольшие изменения, а внутренняя структура сферы нематериального производства России и Азербайджана значительно изменилась. При этом сократилось отставание России и Азербайджана по значению вклада сферы услуг в экономику от среднемирового значения, но тем не менее разрыв остается довольно большим. Так, доля сферы услуг в экономике России выросла с 57 до 63 %, в экономике Азербайджана - с 26 до 42 % за период с 2005 по 2016 гг.1 Особую обеспокоенность вызывает сохраняющееся отставание показателей развития таких сегментов третичного сектора, как здравоохранение, образование, наука и разработки в России и Азербайджане от среднемировых показателей (рис. 4 и 5). По оценочным данным на 2016 г., среднемировые государственные расходы на здравоохранение составляют около 3,5 % ВВП, в России - 3,4 % ВВП, в Азербайджане - 1,4 % ВВП. Среднемировые государственные расходы на образование составляют 4,7 % ВВП, в России - 3,8 % ВВП, в Азербайджане - 3,0 % ВВП. Среднемировой вклад науки и разработок образует 2,2 % ВВП, в России - 1,1 % ВВП, в Азербайджане - лишь 0,2 % ВВП. При этом государственные военные расходы России составляют 5,4 % ВВП, Азербайджана - 3,6 % ВВП, в то время как среднемировое значение - 2,2 % ВВП2. Необходимо отметить, что государственные военные расходы России и Азербайджана, выраженные как доля от ВВП, за период 2005-2016 гг. выросли, а среднемировое значение снизилось. Исходя из показателей вклада в экономику и государственных расходов по большинству сегментов третичного сектора, Азербайджан уступает России. Однако по двум отраслям нематериального производства в структуре экономики - туризму и транспортным, складским услугам, услугам связи - Азербайджан существенно опережает структурные показатели России. Так, в 2016 г. вклад туризма в экономику Азербайджана составил 3,7 % (в 2005 г. - 1,8 %), среднемировой показатель - 3,2 %, в то время как в России на туризм приходится лишь 1,2 % ВВП3. Заключение Стоит заметить, что развитие сферы услуг ни в коем случае не принижает роль промышленного или сельскохозяйственного производства в постиндустриальных странах. Примерами служат Германия и Япония - возможно одни из самых индустриальных стран среди постиндустриальных, сохранивших значительный вторичный сектор экономики и не упустивших развитие ведущих отраслей сферы услуг (Болатов, Савлов, 2016). Проведенный анализ показал, что нематериальная сфера России и Азербайджана еще не получила должного развития, чтобы обе страны могли быть отнесены к постиндустриальному миру, по крайней мере в экономическом аспекте. России и Азербайджану следует продолжить развитие сферы услуг, акцентируя внимание на отдельных, наиболее сильных для этих стран отраслях третичного сектора, которые смогли бы стать драйверами развития всей сферы нематериального производства. Так, Россия обладает существенным потенциалом для развития сферы образования, в том числе экспорта образовательных услуг, туризма, медицинских услуг, финансовых услуг, транспортных услуг, услуг сферы культуры. 1 Официальный сайт Всемирного банка. URL: http://data.worldbank.org/ (дата обращения: 15.03.2018). 2 Там же. 3 Официальный сайт Всемирного совета по туризму и путешествиям. URL: https://www. Азербайджан имеет все предпосылки для развития туризма и транспортных услуг, а также финансовых услуг. Туризм в Азербайджане основывается на богатых природных (Каспийское море, лечебные грязи) и культурно-исторических (исторический центр Баку, заповедник «Гобустан», святилища зороастризма) туристско-рекреационных ресурсах. Развитие транспортных услуг в Азербайджане определяется его экономико-географическим положением. Например, Азербайджан имеет выход к странам Центральной Азии (Туркмения, Казахстан) через порты Каспийского моря, граничит с экономическими лидерами региона - Россией, Ираном и Турцией, имеет потенциальный выход через Грузию к Черному морю и далее к странам ЕС, что особенно актуально для развития трубопроводного транспорта. Выгодное экономико-географическое положение Азербайджана в Закавказье, между Центральной Азией, ЕС, Россией, Ираном и Турцией также позволяет сделать предположение о росте и усилении деятельности финансовых посреднических услуг в стране.

Mikhail E. Savlov

Institute for Complex Strategic Studies

Author for correspondence.
Email: savlm@yandex.ru
23 Bolshaya Polyanka St., bldg. 1, Moscow, 119180, Russian Federation

Specialist of Analytical Department at Institute for Complex Strategic Studies

  • Achkasova T.A. (2013). Geografiya tretichnogo sektora [Geography of tertiary sector]. Sotsial’noekonomicheskaya geografiya: ponyatiya i terminy: slovar’-spravochnik. A.P. Gorkin (ed.). Smolensk: Oykumena Publ., 65. (In Russ.)
  • Bell D. (2004). Gryadushcheye postindustrial’noye obshchestvo: opyt sotsial’nogo prognozirovaniya [The coming post-industrial society: the experience of social forecasting]. 2nd ed. Moscow: Academia. (In Russ.)
  • Bolatov M.O., Savlov M.E. (2016). Rol’ federal’nykh zemel’ i gorodov v formirovanii tretichnogo sektora ekonomiki Germanii [The role of the federal states and cities in the formation of the tertiary sector of the German economy]. Regional’nyye issledovaniya, 1(51), 37-48. (In Russ.)
  • Christaller W. (1966). Central Places in Southern Germany. Carlisle W. Baksin (transl.). Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.
  • Daniels P.W. (2006). On services and economic geography. H. Lawton-Smith and S. Bagchi-Sen (eds.) Economic Geography: Past, Present and Future. New York. Routledge, 112-124.
  • Daniels P.W. (2004). Reflection on the “old” economy, “new” economy, and services. Growth and Change, (35-2), 115-137.
  • Daniels P.W. (1985). Service Industries: A Geographical Appraisal. London: Methuen.
  • Daniels P.W. (1993). Service Industries in the World Economy. IBG Studies in Geography. Oxford: Blackwell.
  • Gadzhizade M.E. (2015). Faktory formirovaniya informatsionnogo obshchestva i tendentsiiy ego razvitiya v Azerbaydzhane [Factors of the formation of the information society and its development trends in Azerbaijan]. Ekonomika i predprinimatel’stvo, 8-2(61-2), 432-440. (In Russ.)
  • Gandilova S.T. (2014). Rol’ turizma v ekonomike Azerbaydzhana [The role of tourism in the economy of Azerbaijan]. Vestnik Natsional’noy akademii turizma, 4(32), 37-39. (In Russ.)
  • Gasanov A.N. (2013). Turizm v Azerbaydzhane - vazhneyshaya otrasl’ razvitiya regional’noy ekonomiki [Tourism in Azerbaijan is the most important branch of development of the regional economy]. Ekonomika i predprinimatel’stvo, 10(39), 126-128 (In Russ.)
  • Gorkin A.P. (2007). Postindustrial’nost’ ekonomiki stran mira [Post-industrial economy of the world]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 5: Geografiya, (5), 3-9. (In Russ.)
  • Gubadova A.A. gyzy. (2017). Vliyaniye razvitiya neneftyanogo sektora na ekonomiku Azerbaydzhana [Impact of the development of the non-oil sector on the economy of Azerbaijan]. Rossiyskoye predprinimatel’stvo, 18(12), 1861-1866. (In Russ.)
  • Guseyn A.A. (2017). Vliyaniye lechebnogo turizma na ekonomiku Azerbaydzhana [The impact of medical tourism on the economy of Azerbaijan]. Servis v Rossiii za rubezhom, 6(76), 32-40. (In Russ.)
  • Gyul’aliyev M.G., Manafova E.K. (2013). Osnovnyye svoystva mezhdunarodnykh obrazovatel’nykh uslug v Azerbaydzhane [The main properties of international educational services in Azerbaijan]. Ekonomika obrazovaniya, (4), 111-115. (In Russ.)
  • Illeris S. (1996). The Service Economy: A Geographical Approach. Chichester, UK: Wiley.
  • Imanov N.D. ogly. (2011). Problemy, perspektivy i realii strakhovogo rynka Azerbaydzhana v sovremennykh usloviyakh [Problems, prospects and realities of the insurance market of Azerbaijan in modern conditions]. Rossiyskoye predprinimatel’stvo, (9-2), 147-152. (In Russ.)
  • Inozemtsev V.L. (2001). Postindustrial’noye khozyaystvo i “postindustrial’noye” obshchestvo (k probleme sotsial’nykh tendentsiy XXI veka) [Post-industrial economy and “post-industrial” society (to the problem of social tendencies of the XXI century)]. Obshchestvennyye nauki i sovremennost’, (3), 140-152. (In Russ.)
  • Inozemtsev V.L. (2000). Sovremennoye postindustrial’noye obshchestvo: priroda, protivorechiya, perspektivy: uchebnoe posobiye dlya studentov ekonomicheskikh napravleniy i spetsial’nostey [Modern post-industrial society: nature, contradictions, perspectives: manual for students of economic directions and specialties]. Moscow: Logos Publ. (In Russ.)
  • Kastel’s M. (2000). Informatsionnaya epokha: ekonomika, obshchestvo i kul’tura [Information Age: Economy, Society and Culture]. Moscow: GU VSHE Publ. (In Russ.)
  • Katrovskiy A.P. (2013). Transformatsiya vysshego obrazovaniya na postsovetskom prostranstve: ekonomiko-geograficheskiye aspekty izucheniya [Transformation of higher education in the postSoviet space: economics-geographical aspects of the study]. Regional’nyye issledovaniya, (4), 19-30. (In Russ.)
  • Kerimov A.E. ogly. (2011). Roznichnyy biznes kommercheskikh bankov v Azerbaydzhanskoy respublike [Retail business of commercial banks in the Republic of Azerbaijan]. Bankovskiye uslugi, (12), 28-36. (In Russ.)
  • Kruzhalin V.I., Mironenko N.S., Zigern-Korn N.V., Shabalina N.V. (2014). Geografiya turizma: uchebnik [Tourism geography: textbook]. Moscow: Federal’noye agentstvo po turizmu. (In Russ.)
  • Kruzhalin V.I., Kiyakbayeva E.G. (2017). Sovremennyye problem i tendentsii v rossiyskom turizme [Current problems and trends in Russian tourism]. Geograficheskiy vestnik, (4), 146-153. (In Russ.)
  • Kruzhalin V.I., Kruzhalin K.V., Shabalina N.V. (2016). Sostoyaniye rossiyskogo turizma, problem i perspektivy [The state of Russian tourism, problems and prospects]. Vestnik Natsional’noy akademii turizma, 1(37), 10-13. (In Russ.)
  • Luzanov A.N. (2002). Geografiya bankovskoy deyatel’nosti [Banking Geography]. Moscow: Maks-Press Publ.
  • McKee D. (2008). Services, growth poles and advanced economies. Service Business, (2-2), 99-107.
  • Mekhdiyev S.M. (2009). Razvitiye rynka lizingovykh uslug v stroitel’stve Azerbaydzhana [Development of the leasing market in the construction of Azerbaijan]. Problemy ekonomiki, (3), 47-49. (In Russ.)
  • Rodionova I.A. (2014). Ekonomicheskaya i sotsial’naya geografiya mira: uchebnik dlya bakalavrov [Economic and social geography of the world: a textbook for bachelors]. Moscow: Yurayt Publ. (In Russ.)
  • Savlov M.E. (2013). Makrogeograficheskiye osobennosti tretichnogo sektora mirovoy ekonomiki [Macrogeographical features of the tertiary sector of the world economy]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 5: Geografiya, (2), 19-24. (In Russ.)
  • Savlov M.E. (2018). Metodika otsenki struktury tretichnogo sektora khozyaystva stran mira [Methods for assessing the structure of the tertiary sector of the world economy]. Izvestiya Rossiyskoy akademii nauk. Seriya geograficheskaya, (1), 21-30. (In Russ.)
  • Schumpeter J.A. (1961). The theory of economic development. New York: Oxford University Press.
  • Shaverina L.A. (2010). Formirovaniye rynka meditsinskikh uslug v Azerbaydzhane [Formation of the medical services market in Azerbaijan]. Voprosy ekonomicheskikh nauk, 2(41), 120-125. (In Russ.)
  • Sivitskiy A.V. (1998). Terminologicheskiye problem geografii sektora uslug [Terminological problems of the geography of the service sector]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 5: Geografiya, (2), 18-22. (In Russ.)
  • Stigler G.J. (1956). Trends in Employment in the Service Industries. Princeton, NJ: Princeton University Press.
  • Sushchinskaya M.D. (2013). Sovremennoye sostoyaniye razvitiya turizma na prostranstve SNG [The current state of tourism development in the CIS space]. Izvestiya Sochinskogo gosudarstvennogo universiteta, 3(26), 91-96. (In Russ.)
  • Tarkhov S.A. (2018). Transportnaya osvoyennost’ territorii [Transport development of the territory]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 5: Geografiya, (2), 3-9. (In Russ.)
  • Vasil’yeva O.E. (2010). Razvitiye sfery uslug kak factor migratsii naseleniya (na primere Respubliki Bashkortostan) [Development of the service sector as a factor of population migration (on the example of the Republic of Bashkortostan)]. Regional’nyye issledovaniya, 4(30), 32-35. (In Russ.)
  • Vol’skiy V.V. (2009). Izbrannyye sochineniya [Selected Works]. A.S. Fetisovai et al. (eds). Smolensk: Oykumena Publ. (In Russ.)
  • Voskolovich N.A. (2016). Mezhdistsiplinarnyy aspect sovremennykh issledovaniy v sfere turizma [Interdisciplinary aspect of modern research in the field of tourism]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 6: Ekonomika, (6), 71-86. (In Russ.)
  • Voskolovich N.A. (2018). Osobennosti razvitiya ekologicheskogo turizma v Rossii [Features of the development of ecological tourism in Russia]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 6: Ekonomika, (3), 109-123. (In Russ.)
  • Voskolovich N.A. (2017). Problemy razvitiya torgovli v sovremennoy Rossii [Problems of trade development in modern Russia]. Vestnik Sibirskogo universiteta potrebitel’skoy kooperatsii, 2(20), 3-12. (In Russ.)
  • Voskolovich N.A., Zhil’tsov E.N. (2017). Spetsifika razvitiya sel’skogo turizma v Rossii [The specifics of the development of rural tourism in Russia]. Vektor nauki Tol’yattinskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Ekonomika i upravleniye, 2(29), 22-30. (In Russ.)
  • Voskolovich N.A. (2017). Ekonomika platnykh uslug: uchebnik i praktikum dlya bakalavriata i magistratury [Economics of paid services: a textbook and a workshop for undergraduate and graduate programs]. 3nd ed. Moscow: Yurayt Publ. (In Russ.)
  • Zubarevich N.V. (2013). Geografiya sektora uslug: novyye vyzovy [Service sector geography: new challenges]. Geografiya naseleniya i sotsial’naya geografiya. Voprosy geografii, 135. A.I. Alekseyev, A.A. Tkachenko (eds.). Moscow: Kodeks Publ., 483-491. (In Russ.)
  • Zubarevich N.V. (2010). Goroda kak tsentry modernizatsii ekonomiki i chelovecheskogo kapitala [Cities as centers for the modernization of the economy and human capital]. Obshchestvennyye nauki i sovremennost’, (5), 5-19. (In Russ.)
  • Zubarevich N.V. (2013). Transformatsiya sel’skogo rasseleniya i seti uslug v sel’skoy mestnosti [Transformation of rural settlement and service network in rural areas]. Izvestiya Rossiyskoy akademii nauk. Seriya geograficheskaya, (3), 26-38. (In Russ.)

Views

Abstract - 165

PDF (Russian) - 98

PlumX


Copyright (c) 2019 Savlov M.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.