Evolution of the spatial structure of the urban system of settlement in the coastal zones of European Russia

Cover Page

Abstract


The study of the development of settlement systems has traditionally been included in sphere of public geography and regional economics. Based on statistical material, the author characterizes the urban system of settlement in coastal zones of European part of Russia. The author analyzes the structural differences between the Northern and Southern coastal macrozones, the features of cities location and their functional specialization. Is emphasized the role of “sea factor” in the history of origin and development, the dynamics of population of coastal cities. The author shows the dominant influence of demographic, socio-economic and administrative factors on evolution of spatial structure on the urban settlement system in the coastal zones of European Russia in recent decades. Conclusions are drawn about polarization of the urban settlement system in direction of population concentration in urban agglomerations and strengthening of their role in social and economic development.


Введение Городская система расселения в приморских зонах европейской части России представляет собой комплекс городов, имеющих приаквальное положение и функционально взаимосвязанных между собой и с близлежащими сельскими населенными пунктами. Поскольку 14 приморских регионов европейской части России (см. таблицу) пространственно обособлены друг от друга, то, на наш взгляд, можно говорить о двух макрозонах системы городского расселения - северной и южной. В состав северной макрозоны входят субъекты РФ, выходящие к Балтийскому, Белому и Баренцеву морям; южная макрозона объединяет приморские регионы Азово-Черноморского и Каспийского бассейнов (см. таблицу). Эволюция городской системы расселения базируется на механизмах территориальной концентрации производства и населения в определенных местах и определяется направленностью социально-экономического и демографического развития регионов северной и южной приморских макрозон европейской части России. В ходе эволюции происходит усложнение форм городского расселения, которое проходит путь от отдельного города к агломерации, а затем и к урбанизированной зоне, возникающей под действием субурбанизации и концентрации населения и производства. На эволюцию городской системы расселения исследуемых приморских зон оказывают влияние множество факторов, но все они преломляются через близость к морю как ведущую предпосылку развития. В связи с этим городская система расселения приморских макрозон рассматривается нами как комплекс функционально взаимосвязанных населенных пунктов с приаквальной локализацией, обладающий пространственно-временными особенностями, обусловленными эволюционными процессами. Обзор литературы Исследование развития систем расселения традиционно входит в сферу внимания общественной географии. В мировой географии более распространены идеи влияния моря на жизнь людей (включая систему расселения), впервые отразившиеся в работах французского ученого Э.Реклю и его последователя Л.И. Мечникова (1995). Усиление внимания к исследованию фактора моря в размещении населения и хозяйства происходит во второй половине ХХ в., что связано с осмыслением сложившейся тенденции талассоатракативности прежде всего в развитых странах мира. Применительно к изучению приморских систем расселения отечественными экономгеографами в первую очередь следует отметить работы В.В. Покшишевского (1979). В целом, научные исследования, касающиеся систем расселения в приморских зонах нашей страны, можно разделить на две группы. Теоретические исследования связаны обоснованием влияния морского фактора на развитие населенных пунктов и их сетей (В.В. Покшишевский и Г.М. Федоров (1988), Г.М. Лаппо (1997), Л.А. Безруков (Bezrukov, 2013), Г.Г. Гогоберидзе (2007)), а прикладные работы посвящены изучению особенностей развития приморских систем расселения в отдельных регионах страны (Г.Н. Федоров, Т.Ю. Кузнецова и В.М. Разумовский (Fedorov, 2017), П.Я. Бакланов (Baklanov, 2016), А.Г. Дружинин (2016, 2017), В.И. Чистяков и А.А. Филобок (2008) и др.). При этом близость к морю не абсолютизируется в своем значении и рассматривается как одна из предпосылок в развитии систем расселения. Методы и подходы Цель работы заключается в выявлении пространственно-временной специфики развития городской системы расселения в приморских зонах Европейской России. Данное исследование основано на системном подходе, который заключается в рассмотрении городов в приморских зонах в их связях с окружающей территорией как части опорного каркаса расселения населения страны. В ходе исследования использован комплекс методов, главными из которых являлись статистический метод, картографический, сравнительно-географический, исторический метод, метод прогнозирования. Результаты Основой городской системы расселения в приморской зоне являются портовые города как высокоспециализированные или универсальные по профилю портово-промышленные центры, выполняющие важную градообразующую функцию. При этом система расселения в приморской зоне является частью общенациональной (единой) системы расселения страны и значительно дифференцирована в отдельных приморских регионах ее европейской части. Для северных приморских регионов в силу природно-климатических особенностей характерны слабая общая заселенность территории при преобладании городского населения и городских поселений в структуре расселения и, как следствие, высокий уровень урбанизации (см. таблицу). Южные приморские регионы отличаются более низким уровнем урбанизации (см. таблицу), что связано с благоприятными природно-климатическими условиями, потенциально пригодными для аграрного производства. Наряду с невысокой долей городского населения для них характерна и более дисперсная система расселения. Таблица Параметры городской системы расселения приморских регионов Европейской России, 2016 г. [Parameters of the urban settlement system in the coastal regions of European Russia, 2016] Регион Уровень урбанизации, % Число городских поселений, ед. Агломерации Численность населения агломерации, тыс. чел. Баренцево-Беломорско-Балтийская макрозона Республика Карелия 79,6 22 - - Ненецкий автономный округ 71,7 1 - - Архангельская область 77,2 20 Архангельская 580-600 Калининградская область 77,7 17 Калининградская 720 Мурманская область 92,6 61 Мурманская 535-550 Ленинградская область 64,6 13 Санкт-Петербургская 5900-6200 г. Санкт-Петербург 100,0 - Черноморско-Каспийская макрозона Краснодарский край 54,1 30 Сочинская 500 Анапа-Геленджикская 600 Калмыкия 45,2 3 - - Астраханская область 66,5 11 - - Ростовская область 67,9 18 Ростовская 1800 Республика Дагестан 45,1 8 Махачкалинская свыше 1 000 Республика Крым 50,7 4 Симферопольская 380 Южнобережная 200 г. Севастополь 92,4 - Севастопольская 400 Источник: составлено по данным Федеральной службы государственной статистики. URL: http:// www.gks.ru (дата доступа: 10.03.2018). Эволюция городской системы расселения в северной макрозоне имеет более длительную хронологию. Приморские города здесь отличаются давней историей, а их возникновение связано либо с российской колонизацией (Кандалакша, Кола и Островной в Мурманской области; Вельск, Каргополь, Онега, Шенкурск, Архангельск, Коряжма, Мезень в Архангельской области), либо с советской индустриализацией (Мончегорск, Кировск, Ковдор, Апатиты, Новодвинск). Последние расположены в непосредственной близости от месторождений полезных ископаемых, лесозаготовок и лесообрабатывающих комбинатов, в центрах судостроения. Эффективность производственной деятельности в них напрямую влияет на развитие городской системы расселения. Экономические реформы 1990-х гг. сопровождались в северных приморских городах более негативными последствиями, чем в сельской местности. Существенный спад промышленного производства (особенно в рыбной промышленности и судостроении, которые традиционно являются отраслями специализации этой макрозоны), прекращение деятельности и закрытие ряда производств в приморских поселках и городах, рост безработицы и разбалансировка рынка труда, отток экономически активного населения стали компонентами негативного снижения социально-экономической устойчивости городов северной макрозоны (Миронова, Холина, 2011). Особое место в системе расселения приморских регионов северной макрозоны принадлежит городам с важным военно-стратегическим положением, многие из которых являлись закрытыми административнотерриториальными образованиями (ЗАТО). Они получили статус городских поселений только в 1990-е гг., сохраняя при этом функцию военно-морских баз страны. Таковыми являются в Мурманской области Александровск, Видяево, Заозерск, Островной, Североморск, а в Архангельской области - Северодвинск. В структуре городской системы расселения южной макрозоны преобладают малые города, многие из которых приобретали статус городов сравнительно недавно, будучи до этого крупными сельскими поселениями (станицами на Кубани и Дону, поселками, селами). Города юга также несут в себе отпечаток российской колонизации, хотя период их образования более диверсифицирован в сравнении с северной макрозоной. Динамику городской системы расселения в приморских регионах Европейской России в постсоветский период определяет прежде всего демографический фактор. Проявляющаяся до настоящего времени естественная убыль населения является главным компонентом снижения численности населения в исследуемых регионах. В то же время на фоне общего демографического спада население приморских городов отличается не столь существенной депопуляцией (Регионы России, 2016, 2017). Так, наиболее стабильной сохранялась численность жителей либо промышленных городов с экономически сильными и востребованными производствами, формирующими их индустриальные градообразующие функции (Коряжма и Котлас в Архангельской области), либо бывшие ЗАТО как военноморские базы России, где прирост населения связан с притоком военнослужащих и их семей вследствие улучшения условий службы, предоставления жилья в военных гарнизонах и повышения престижа военной службы, в том числе и посредством роста денежного довольствия и льгот (Миронова, 2011). В ряде регионов южной приморской макрозоны Европейской России (Ростовская область, Крым, Астраханская область) имеет место иная специфика - в их городах депопуляция имела и имеет до настоящего времени большую интенсивность в сравнении с сельскими муниципалитетами. К примеру, в Ростовской области наиболее существенно от депопуляции, установившейся здесь с начала 1990-х гг., пострадали Таганрог (сокращение численности населения за 1989- 2015 гг. на 13 %) и Новочеркасск (сокращение на 14 %), в то время как областной центр и его города-спутники, входящие в состав Ростовской агломерации, смогли сохранить положительную динамику населения (за счет миграционной привлекательности) (Регионы России, 2016). В Крыму за период 1989-2015 гг. в наибольшей степени сократилась численность жителей приморских городов (особенно в восточной периферии полуострова - в городе Саки - на 35 %, в Керчи - на 15 %, в Феодосии - на 17 %, в Щепкино - на 27 %) в сравнении с увеличением численности жителей других курортных городов и поселков (особенно южнобережья) (Druzhinin A.G., 2017). Наиболее крупные города с развитой диверсифицированной промышленностью и сферой услуг выступают ядрами агломерирования (см. таблицу). В северной макрозоне, помимо крупнейшей Санкт-Петербургской агломерации, также выделяются моноцентрическая Мурманская и двухполюсная Архангельская (в составе Архангельска и Северодвинска) агломерации. На северо-западе страны специфичной является Калинградская агломерация, объединяющая Калининград с прилежащими населенными пунктами, концентрирующими 3/4 населения области (Fedorov G.M., 2017). Активное развитие агломерационных процессов на юге России привели к формированию здесь Ростовской (Большой Ростов), Сочинской (Большой Сочи) и Анапа-Геленджикской (в которую входит и город-порт Новороссийск) агломераций. Формирующейся является Махачкалинская агломерация в Дагестане, объединяющая помимо столицы республики близлежащие многочисленные поселки городского типа и города вдоль Каспийского побережья от Махачкалы до Дербента. В Крыму имеют место три агломерации - Севастопольская, Симферопольская и Южнобережная (от Ялты до Алушты) (Дружинин, 2017). Для эволюции исследуемых городских систем расселения характерно влияние институционально-административного фактора, выражающегося в преобразовании статуса населенных пунктов. Такие административные преобразования были связаны как с увеличением, так и сокращением числа городских поселений. Например, перевод поселков городского типа в сельские поселения происходил в Калининградской области в 1989-2007 гг., в Архангельской области в две «волны» - в 2000-e гг. и 2015-2016 гг. (Druzhinin A.G., 2017). На эволюцию городской системы расселения исследуемых приморских макрозон существенное влияние оказывает транспортный фактор. Наличие транспортных магистралей способствует межпоселенческому взаимодействию и устойчивости социально-экономического развития населенных пунктов. Так, в Краснодарском крае автомобильная дорога Анапа - Адлер является главной осью каркаса системы расселения вдоль Черноморского побережья Кавказа. Аналогичным образом в Мурманской области опорный каркас расселения формируют дублирующие друг друга автомобильная и железнодорожная магистрали в направлении Санкт-Петербург - Мурманск. Развитию городской системы расселения в приморской зоне Краснодарского края способствовала реализация ряда крупномасштабных инвестиционных проектов, затрагивающих интересы не только края, но и всей страны, и имеющих геополитическое, экономическое и представительское значение. Важнейшим из них стали зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 г. Они усилили инфраструктурную базу населенных пунктов приморской зоны, активизировали градообразующие функции, придали новый импульс развитию поселений. Следствием этого стал заметный рост численности населения городов-курортов Краснодарского края: за 1989-2015 гг. население Анапы возросло на 17 %, (причем преимущественно за счет роста после 2010 года), Геленджика - на 11 %, Сочи - более чем на 20 % (Регионы России, 2016). Перспективы развития рассматриваемых систем городского расселения напрямую связаны с дальнейшим развитием морехозяйственной дельности, а именно новых портов - Усть-Луга в Ленинградской области и Оля в Астраханской области, а также расширением имеющихся портов (Высоцк и Приморск в Выборгском районе Ленинградской области, Лагань в Калмыкии). Создание мостового перехода из Кубани в Крым активизирует развитие системы расселения Приазовья, усилит роль Темрюка и порта Кавказ с прилежащими территориями, будет способствовать модернизации градостроительной базы городов как одной из перспективных точек роста. Заключение Городская система расселения в приморских зонах Европейской России имеет ряд пространственных особенностей. В северных регионах она отличается значительной дискретностью, что выражается в малочисленности городов и их малолюдностью, несмотря на более высокий уровень урбанизации. Города располагаются здесь либо на самом побережье, являясь портами, либо на реках или транспортных магистралях. При этом портово-промышленное хозяйство служит одним из драйверов позитивного развития городской системы расселения, что отражается в понижении уровня естественной убыли населения в приморских городах, их большей привлекательностью для иммигрантов и, как следствие, более замедленном и слабом демографическом спаде в них. Приморская система расселения северо-запада Европейской России (Ленинградская область с СанктПетербургом и Калинградская область) характеризуются большим количеством малых городов и их рассредоточенной локализацией. Выгодное географическое положение приморских городов в этой части страны вызывает приток мигрантов, что способствует динамичному росту населения. В южной приморской макрозоне (кроме Калмыкии) приморская система расселения опирается на относительно широкий и устойчивый каркас городов, а доминирующее положение при этом занимают административные центры регионов. Во всех рассмотренных регионах Европейской России происходит «сжатие» социально-экономического и демографического пространства в приморской зоне, что выражается в концентрации населения в крупнейших и наиболее экономически развитых городах, которые формируют групповые формы поселений. В северных приморских регионах такие локальные группировки поселений складываются вокруг промышленно-транспортных центров (Печенга, Мончегорск, Хибины, Ковдор, Котласс) и региональных столиц. За счет притока внутренних мигрантов и более позитивных экономических процессов они сохраняют свой потенциал для дальнейшего развития. В северо-западных (балтийских) и южных приморских регионах каркасом групповых приморских локальных систем поселений выступают города-порты или города-курорты, непосредственно расположенные на побережье, связанные с остальной частью региона системой транспортных коммуникаций.

Sergey A Sukhinin

Don State Technical University

Author for correspondence.
Email: suhmax@mail.ru
1 Gagarin Sq., Rostov-on-Don, 344000, Russian Federation

Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor, Department of Economic Theory and Entrepreneurship, Academy of Construction and Architecture, Don State Technical University (DSTU).

  • Gogoberidze G.G. (2007). Kompleksnoe raionirovanie primorskikh territorii Mirovogo okeana. Saint Petersburg: RSHU Publ. 396 p.
  • Lappo G.M. (1997). Geografiya gorodov. Moscow: Vlados Publ. 480 p.
  • Mechnikov L.I. (1995). Tsivilizatsiya i velikie istoricheskie reki. Moscow: Pangea Publ. 461 p.
  • Mironova M.N. (2011). Management of regional development in Russia: main trends of modern regional policy. RUDN Journal of Economics. No. S5. Pp. 185—195.
  • Mironova M.N., Kholina V.N. (2011). Regional disparities in Russia: dynamics in the post-soviet period. RUDN Journal of Economics. No. 4. Pp. 23—34.
  • Pokshishevsky V.V. (1979). Geografiya rasseleniya na beregakh Mirovogo okeana. Leningrad: Nauka Publ. 342 p.
  • Pokshishevsky V.V., Fedorov G.M. (1988). Osnovy geografii naseleniya i rasseleniya v predelakh Mirovogo okeana. Geografiya okeana: teoriya, praktika, problemy. Slevich S.B. (ed.). Leningrad: Nauka Publ. Pp. 148—161.
  • Rosstat. (2016). Regiony Rossii. Osnovnye sotsial’no-ekonomicheskie pokazateli gorodov. Moscow. 442 p.
  • Rosstat. (2017). Regiony Rossii. Sotsial’no-ekonomicheskie pokazateli. Moscow. 1402 p.
  • Sotsial’no-ekonomicheskoye razvitiye primorskikh territoriy Yevropeyskoy chasti Rossii: faktory, trendy, modeli. (2016). Druzhinin A.G. (ed.). Rostov-on-Don: Southern Federal University Publ. 236 p.
  • Transgranichnoe klasteroobrazovanie v primorskikh zonakh Evropeiskoi chasti Rossii: faktory, modeli, ekonomicheskie i ekisticheskie effekty. (2017). Druzhinina A.G. (ed.). Rostov-on-Don: Southern Federal University Publ. 421 p.
  • Chistyakov V.I., Filobok A.A. (2008). Ustoichivoe razvitie gorodov Azovo-Chernomorskogo poberezh’ya Rossii v novykh geoekonomicheskikh usloviyakh. Krasnodar: Prosveshchenie-Yug Publ. 308 p.
  • Baklanov P.Y., Novikov A.N., Ptitsyn A.B. (2016). Structural and geographical analysis of cross-border three-member areas. Doklady Earth Sciences. Vol. 468. No. 1. Pp. 493—495.
  • Bezrukov L.A. (2008). Role of the continental-oceanic dichotomy in the territorial price and income differentiation. Geography and Natural Resources. Vol. 29. No. 4. Pp. 321—329. doi: 10.1016/j. gnr.2008.10.014.
  • Druzhinin A.G. (2016). “Maritime” component in the Russian human geography: traditions and novations. Izvestiya Rossiiskoi akademii nauk. Seriya Geograficheskaya. No. 6. Pp. 7—16. doi: 10.15356/0373-2444-2016-6-7-16.
  • Fedorov G.M., Kuznetsova T.Y., Razumovskii V.M. (2017). How the proximity of the sea affects development of economy and the settlement pattern in Kaliningrad oblast. Regional Research of Russia. Vol. 7. No. 4. Pp. 352—362. doi: 10.1134/s2079970517040025.

Views

Abstract - 93

PDF (Russian) - 151

PlumX


Copyright (c) 2018 Sukhinin S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.