Economic migration from Buryatia: factors, tendencies and consequences

Cover Page

Abstract


This article presents statistical data about migration from the Republic of Buryatia. It explores factors that induce people to leave the region, and analyses main tendencies and social-political consequences of migration processes in relation to the measures of Republic migration policy. The paper considers the main push-factors of migration from Buryatia such as employment issues, low wage, and low standard of living; moreover, an absence of prestigious higher educational institutions also provokes the outflow of ambitious and intellectual youth from the Republic. The primary centers of attraction are Moscow and St. Petersburg, although, significant part of Buryatia’ population also migrates inside the Siberian region. The government of Buryatia works on variety of concepts and projects for development of the region. In addition to the development of tourism and natural resources in Buryatia, the priorities of socio-economic policy are improving living standards and creating jobs. However, clear and coordinated work of the state bodies is the most significant factor for successful implementation of these projects. Moreover, the republican authorities do not pay enough attention to support and develop state universities in Buryatia, which are hardly able to compete with the leading educational institutions of Russia. Development of the republican universities and institutes is needed not only to keep their own youth and attract young people from other regions and countries, but also to create opportunities and conditions for research and implementation of innovative projects.


Введение В 2014 г. была утверждена государственная программа, направленная на социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона. Одним из приоритетов данной программы является улучшение социально-демографической ситуации. Особенно остро стоит вопрос оттока местного трудоспособного населения из регионов. Бурятия - не исключение, отрицательный миграционный прирост в субъекте держится на протяжении более 20 лет, за этот период республику покинуло свыше 70 тыс. чел. Так, в Республике сальдо миграции в 2017 г. составило -3426 человек при населении меньше миллиона человек. В статье представлен анализ выталкивающих факторов миграции населения из Бурятии, а также тенденции и последствия миграционных процессов в соотношении с мерами региональной миграционной политики, принимаемыми Правительством для разрешения сложившейся ситуации. Обзор литературы В то время как широко распространено изучение трудовой иммиграции в Республику, такое явление, как миграция населения из Бурятии довольно мало изучено с разных сторон. Среди немногих ученых, которые занимаются этой темой, можно выделить И.Э. Елаеву (Елаева, 2016), изучению миграции молодежи из региона посвящены работы С.В. Болотовой (Болотова, 2013), З.А. Даниловой (Данилова, 2017). Можно также отметить исследования О.Ж. Гончикдоржиевой (Гончикдоржиева, 2014) и Д.Д. Бадараева (Бадараев, 2014) о миграции сельского населения Бурятии. Выталкивающие факторы Невозможно выявить одну единственную причину миграционных процессов, это явление сложно и многогранно. Как и все миграционные передвижения, миграция находится под влиянием так называемых выталкивающих и притягивающих факторов. Среди них можно выделить географические, природные, экономические, демографические и иные структурные факторы (Рыбаковский, 2017). Если выталкивающие факторы вынуждают людей покидать их родные места в поисках заработка и лучшей жизни, то притягивающие факторы в свою очередь привлекают людей в определенные города или местности, как правило, экономическими преимуществами: высокие заработные платы, карьерные перспективы, высокий уровень жизни, развитая инфраструктура и пр. Среди выталкивающих факторов миграции из Бурятии можно выделить высокий уровень безработицы, низкий уровень жизни, суровые климатические условия, неконкурентоспособность высших учебных заведений Бурятии, криминогенная обстановка и др. Уровень безработицы в Бурятии на 2017 г. составлял 9,7 %, в то время как общероссийский - 5,4 %, а по Сибирскому федеральному округу - 7,8 %. Неспособность республики конкурировать с экономически более развитыми субъектами России за свои высококвалифицированные кадры ведет к нехватке этой рабочей силы, что в свою очередь тормозит экономическое развитие региона. На октябрь 2016 г. потребность организаций в работниках для замещения вакантных рабочих мест составила 145 385 чел., наиболее востребованы высококвалифицированные специалисты в области образования (19 250 чел.) и специалисты среднего уровня квалификации в области здравоохранения (12 042 чел.). В поисках выхода из ситуации из-за отсутствия работы, низкого уровня заработной платы, жители региона вынуждены искать работу за пределами республики. За последние годы стала распространенной работа вахтовым методом, в основном едут как разнорабочие в Якутию, на Камчатку, Сахалин и т.д. Также, следует отметить относительно новое направление - нелегальную трудовую миграцию в Южную Корею, где жители Бурятии работают на стройках, заводах и фермах в течение двух месяцев без визы, а потом возвращаются домой. 16,0 14,0 12,0 10,0 8,0 6,0 4,0 2,0 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 РФ 7,1 6,0 6,2 8,3 7,3 6,5 5,5 5,5 5,2 5,6 5,5 СФО 8,7 7,6 8,3 10,5 8,7 8,1 7,1 7,2 7,0 7,7 8,0 РБ 14,2 13,1 12,0 13,7 10,4 9,0 7,9 8,0 8,4 9,2 9,6 0,0 Рис. 1. Уровень безработицы населения РФ, Сибирского федерального округа и Бурятии, в среднем за год (по данным выборочных обследований рабочей силы) [Figure 1. The unemployment rate in Russia, Siberian Federal District and Buryatia (according to sample labour force surveys] Источник: составлено по данным Росстата. URL: www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/trud6.xls (дата обращения: 23.04.2018). Причина не указана 3 % Возвращение после временного отсутствия 23 % Иные причины 13 % Причины личного, семейного характера 20 % В связи с учебой 28 % В связи с работой 11 % Возвращение к прежнему месту жительства 2 % Рис. 2. Причины миграции населения в Бурятии в 2016 г. [Figure 2. Reasons of population migration in Buryatia in 2016] Источник: составлено по данным Росстата. URL: http://burstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/burstat/ ru/statistics/population/ (дата обращения: 23.04.2018). В связи с безработицей растет и конкуренция на хорошие вакантные места, выпускникам университетов и молодым специалистам сложно соревноваться с более опытными кандидатами. В 2015 г. 37 % из 4 тыс. выпускников бурятских высших учебных заведений трудоустроились в других регионах [Козлов, Платонова, Лешуков, 2017]. Это также может быть объяснено структурным дисбалансом на рынке труда, то есть несоответствием спроса и предложения рабочей силы: перенасыщенность рынка труда гуманитариями и нехватка высококвалифицированных технических кадров (Дариева, 2012). Значительную часть покинувших Бурятию составляют выпускники школ, поступившие в вузы в других субъектах РФ. Так, согласно докладу о межрегиональной мобильности студентов и выпускников университетов, подготовленному Институтом образования НИУ ВШЭ, Бурятия входит в группу регионов-экспортеров наряду с Владимирской и Тверской областями, Республикой Адыгеей и др. (НИУ ВШЭ, 2017). Иными словами, уровень университетов высшего образования в Бурятии невысок, 4 основных государственных вуза Бурятии не входят даже в топ-200 лучших вузов России. Ни один из республиканских университетов не участвует в проектах Минобрнауки России, таких как «5-100», «Опорные университеты». Абитуриенты с высокими баллами ЕГЭ и победители различных олимпиад уезжают из региона ради более престижного образования, что приводит к оттоку высокоинтеллектуальной молодежи. Как правило, после окончания обучения в университете люди не желают возвращаться на малую родину, а предпочитают осесть и строить карьеру в регионе обучения. Миграционный отток молодого и работоспособного населения влияет не только на экономическую сферу, но также и на социальную, а именно на качество самого населения. Убыль из республики образованных людей с высоким потенциалом, со знанием иностранных языков и активной социальной позицией непосредственно сказывается на развитии человеческого капитала и формировании определенного контингента населения в Бурятии (Данилова, 2017). Помимо молодых специалистов из республики уезжают ученые (кандидаты и доктора наук) благодаря различным грантам и стажировкам. К сожалению, отдельной статистики по численности ученых, покинувших регион, нет. Следует отметить также и сложившуюся криминогенную обстановку в республике, которая отчасти влияет на решение людей уехать из региона. Согласно Росстату1, Бурятия занимает 4 место среди всех субъектов РФ по числу зарегистрированных преступлений. Наиболее распространенными среди зарегистрированных преступлений в Бурятии стали грабежи, кражи и преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков2. 1 Данные Росстата. URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/region/reg-pok17.pdf (дата обращения: 20.03.2018). 2 Данные Росстата. URL: http://212.0.90.211:8080/SITE/BUR1181/2016/12-pravo.pdf (дата обращения: 20.03.2018). Таблица/Table Общие итоги миграции населения Республики Бурятии (данные Росстата) [Overall results of the Republic of Buryatia’ population migration (the data of Rosstat)] Год Сальдо миграции Миграция в пределах России Международная миграция Коэффициент миграционного прироста/убыли на 10 000 населения 2013 -3579 -4022 443 -37 2014 -1276 -2079 803 -13 2015 -2006 -2675 669 -20,5 2016 -3213 -3706 493 -32,6 2017 -3426 -3137 -289 -34,8 Основные направления миграции из региона В основном жители Бурятии мигрируют внутри России, например в 2017 г. миграционная убыль в пределах России составила -3137 человек, а сальдо международной миграции -289 человек. Центрами притяжения для мигрантов из Бурятии в Сибирском федеральном округе были Иркутская область (1036 чел.), Красноярский край (337 чел.) и Новосибирская область (287 чел.). С 2011 по 2016 г. только внутри Сибирского округа миграционная убыль составила около 5 тыс. чел. В 2017 г. наиболее высокий отток населения из Бурятии был в регионы Центрального федерального округа - 1020 чел., из них 938 чел. приходится на Москву и Московскую область. Также популярным направлением являются регионы Северо-Западного федерального округа, в том числе в Санкт-Петербург и Ленинградскую область, миграционный убыль в которые составил 559 чел. в 2017 г. Что касается миграционного обмена населением с зарубежными странами, на протяжении 10 лет с 2006 по 2016 г. сальдо международной миграции имело положительное значение, но в 2017 г. ситуация кардинально изменилась. Если в 2016 г. был значительный приток населения в республику из зарубежных стран - 493 чел., то в 2017 г. международный миграционный отток составил -289 чел. В основном уезжают из Бурятии граждане стран СНГ (226 чел.), в частности граждане Узбекистана, Украины и Киргизии. В отношении миграционного обмена населением с другими зарубежными странами ситуация схожа: заметна смена миграционного прироста (43 чел.) в 2016 г. на миграционное снижение (-63 чел.) в 2017 г. Согласно данным Росстата, среди основных стран выбытия/прибытия можно выделить Китай и Монголию. Однако необходимо учитывать, что статистика Росстата отображает лишь людей, которые снялись с регистрационного учета или зарегистрировались на срок более 9 месяцев. При этом ГУВМ МВД учитывает лишь людей, которые выехали на временное трудоустройство через официальные фирмы, в связи с чем весьма трудно оценить временную трудовую миграцию населения (например, нелегальные двухмесячные заработки в Южной Корее). По мнению экспертов, объем временной трудовой эмиграции значительно превышает объемы, представленные статистикой ГУВМ МВД (Ионцев, Рязанцев, Ионцева, 2016; Рязанцев и др., 2012). Также крайне трудно определить численность эмигрантов из Бурятии, проживающих в зарубежных странах, поскольку при въезде в иностранное государство власти страны отмечают лишь гражданство человека без национальной (этнической) и региональной спецификации. На данный момент сформировались довольно устойчивые сообщества выходцев из Бурятии как внутри России, так и в зарубежных странах. Например, региональная общественная организация «Уряал» в Москве, общество бурятской культуры «Ая-ганга» в Санкт-Петербурге, национально-культурная бурятская автономия «Байкал» в Новосибирске и др. (Болотова, 2013). Организованные диаспоры эмигрантов из Бурятии можно встретить в США, Канаде, Франции, Испании и др. Кроме того, вполне уверенно можно говорить о бурятской диаспоре в Южной Корее, где численность выходцев из Бурятии составляет около нескольких сотен. Меры региональной миграционной политики В начале 2011 г. была разработана Концепция демографического развития Республики Бурятия до 2025 г. Основными целями этой концепции являются «стабилизация численности населения и создание условий для ее роста к 2025 г., а также повышение качества жизни и увеличение ожидаемой продолжительности жизни к 2025 г. до 74 лет». Помимо разрешения социально-экономических проблем региона, которые выступают в качестве выталкивающих факторов, Правительство заинтересовано в привлечение иностранной рабочей силы, в том числе высококвалифицированных и молодых специалистов. В рамках данной концепции, в сентябре 2011 г. Правительством Бурятии была утверждена Программа по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, на 2011-2012 годы1. В соответствии с этой программой Бурятия должна была принять за 2011-2012 гг. 1022 чел., однако за 2012 г. в регион переселилось только 105 чел.2. В 2015 г. программа была возобновлена на срок 2016-2020 гг. с целью принять 500 соотечественников. Однако становится очевидно, что подобные программы не компенсируют отток населения. Помимо привлечения новой рабочей силы, в первую очередь необходимо удержать свое трудоспособное и квалифицированное население. Подразумевается не введение ограничительных мер, а создание соответствующих условий жизни и труда для местного населения, поскольку высокий уровень жизни и стабильное экономическое развитие региона являются притягивающими факторами для людей из других субъектов и стран. 1 Паспорт программы Республики Бурятия по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, на 2011- 2012 гг. Утв. Правительством Республики Бурятия. Доступ из информационно-правовой системы «Гарант». 2 Данные Росстата. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b17_107/IssWWW.exe/Stg/tab1-12-16. xls (дата обращения: 20.03.2018). Оценив сильные и слабые стороны Республики, в 2015 г. Правительство занялось разработкой стратегии социально-экономического развития Республики Бурятия до 2030 г., основными целями которой являются: 1. «Обеспечение высокого уровня жизни населения на основе развития человеческого капитала, освоения природного и промышленного потенциала, туризма, сельского хозяйства на принципах “зеленой экономики”. 2. Сохранение и приумножение уникальной культуры Бурятии. 3. Сохранение уникальной экологической системы. 4. Инновационное развитие экономики»1. Основной упор для развития экономики делается на сферу туризма. Бесспорно, туризм Бурятии нужен, туристические потоки обеспечат рабочие места как минимум для нескольких тысяч человек. Правительством также отмечена важность развития промышленного и сельскохозяйственного секторов. Но почемуто нигде не фигурирует образовательный сектор, хотя вузы играют довольно большую роль в жизни региона. Во-первых, это высококачественное образование, т.е. местная молодежь не будет вынуждена покидать регион ради престижного образования. Во-вторых, рабочие места для преподавателей и научных сотрудников с достойными заработными платами. В-третьих, миграционный канал для привлечения интеллектуальной молодежи как из других регионов, так и из заграницы. По мнению ученых, привлечение иностранных студентов имеет социальноэкономическое значение для развития как регионов, так и всей страны (Рязанцев, Письменная, 2015; Воробьева, Рыбаковский, 2017; Лукьянец, 2008). Образовательная миграция иностранных граждан более желательна, чем другие виды миграции, по ряду причин: увеличение численности трудоспособного населения и численности специалистов высшего уровня квалификации; омоложение возрастной структуры местного населения; способствование культурному обмену. Кроме того, молодежь, как правило, быстрее и легче интегрируется в принимающее общество (Митин, 2010; Лукьянец, Рязанцев, 2016). Невозможно отрицать большой потенциал Республики Бурятия и всего Байкальского региона, однако насколько данные проекты будут успешно реализованы зависит во многом от добросовестной работы государственных структур республики и соседних регионов. Выводы Как было представлено, основным выталкивающими факторами миграции из Бурятии являются вопросы трудоустройства, высшего образования и уровня жизни. На данный момент приоритетными направлениями деятельности Правительства выступают повышение уровня жизни и создание рабочих мест как для малоквалифицированных, так и для высококвалифицированных кадров, что в дальнейшем должно оказать позитивное влияние на миграционные намерения населения Бурятии. Однако для предотвращения «утечки мозгов», оттока ученыхисследователей и изобретателей необходимо не просто выделение грантов, повышение социального статуса ученого и заработной платы, но также важно создать условия для реализации научно-исследовательских и инновационных проектов.

G N Ochirova

Institute for Socio-Political Studies of the Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: galinaochirova93@gmail.com
6/1 Fotievoy St., Moscow, 119333, Russian Federation

Junior Researcher of the Center for Social Demography of the Institute for Socio-Politic Research of the Russian Academy of Sciences

  • Badaraev D.D. (2014). Sel’skogo-gorodskaya migratsiya kak factor adaptatsii k social’no-economicheskim protsessam. Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta, 14(2). 59—63. (In Russ.)
  • Bolotova S.V. (2013). Factory emigratsii molodezhi Respubliki Buryatia. Vestnik Perm’skogo Universiteta. Philosophiya. Psychologiya. Sociologiya, 15(3), 155—163. (In Russ.)
  • Vorobieva O.D., Rybakovsky L.L. (2017). Dominanta migratsionnoy politiki sovremennoy Rossii. Sociologicheskie issledovaniya, (8), 59—65. (In Russ.) doi: 10.7868/S0132162517080062.
  • Danilova Z.A. (2017). Regulirovanie i prognozirovanie trudovoy migratsii v regione. In: Ryazantseva S.V., Khramovoy M.N. (eds). Migratsionnye mosty v Evrasii: modeli effectivnogo upravleniya migratsiey v usloviyah razvitiya Evraziyskogo integratsionnogo proekta: Materialy IX Mezhdunarodnogo nauchnopracticheskogo foruma (Moskva, 28—29 noyabrya 2017 goda). Vol. 1. Moscow: Economic education Publ., 233—238. (In Russ.)
  • Darieva B.A. (2012). Migratsiya v ethno-kontaktnom prigranichnom regione Rossii (na primere Respubliki Buryatia). Migratsionnye mosty v Evrazii. Doklady y materialy II Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy conferencii «Reguliruemaya migratsiya — real’ny put’ sotrudnichestva mezhdu Rossiey i Vietnamom v XXI veke» i IV Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy conferencii «Migratsionny most mezhdu Rossiey y stranami Central’noy Asii: actualnye voprosy social’noeconomicheskogo razvitiya y bezopasnosti». Moscow, 35—38. (In Russ.)
  • Elaeva I.E. (2016). Migratsionnye protseccy v Buryatii v kontekste social’nykh izmeneniy. In: Bazarov B.V. (ed.). Ulan-Ude — 350 let: istoriya, prostranstvo, obshestvo. Sbornik nauchnykh statey, 136—142. (In Russ.)
  • Gonchikdorzhieva O.Z. (2014). Migratsionnnye nastroeniya sel’skikh zhiteley (na primere respubliki Buryatiya). Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta, (2), 54—58. (In Russ.)
  • Gorkovenko O.N. (2016). Osnovnye tendentsii izmeneniya demographicheskoy situatsii v Buryatii. Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye issledovaniya Vnutrenney Asii, (2), 69—77. (In Russ.)
  • Iontsev V.A., Ryazantsev S.V., Iontseva S.V. (2016). Novye tendentsii y formy emigratsii iz Rossii. Economika regiona, 12(2), 499—509. (In Russ.) doi: 10.17059/2016-2-15.
  • Kozlov D.V., Platonova D.P., Leschukov O.V. (2017). Gde uchit’sya i gde rabotat’: mezhregionalnaya mobilnost’ studentov i vypusknikov universitetov. Moscow: NIU VSE Publ. (In Russ.)
  • Lukyanets A.S., Ryazancev S.V. (2016). Emigraciya molodezhi iz Rossii: formy tendencii i posledstviya. Vestnik Tadzhikskogo gosudarstvennogo universiteta prava, biznesa i politiki. Seriya obshchestvennyh nauk, 66(1), 59—72.
  • Lukyanec A.S. (2008). Immigracionnaya politika SSHA. Mezhdunarodnaya ekonomika, (6), 31—38.
  • Mitin D.N. (2010). Obrazavatel’naya (uchebnaya) migratsiya: ponyatie, problemy y puti resheniya. Vestnik Rossiyskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Politologiya, (3), 123—134. (In Russ.)
  • Rybakovsky L.L. (2017). Factory y prichiny migratsii naseleniya, mechanism ih vzaimosvyazi Narodonaselenie, 76(2), 51—61. (In Russ.)
  • Ryazantsev S.V., Pis’mennaya E.E. (2015). Vliyanie obrazovatel’noi migratsii na ekonomicheskoe razvitie Rossiiskoi Federatsii. Rektor vuza, (5), 38—43. (In Russ.)
  • Ryazancev S.V., Zoidov K.H., Pismennaya E.E., Manshin R.V., Akramov Sh.Yu. (2012). Ekonomikomatematicheskaya model upravleniya demograficheskimi processami i ocenka ee effektivnosti. In: Osipov G.V., Lokosova V.V. (eds.) Rossiya modernizaciya sistemy upravleniya obshchestvom. Socialnaya i socialno-politicheskaya situaciya v Rossii v 2011 g. Moscow: ISPI RAN Publ., 255—276 (In Russ.)

Views

Abstract - 24

PDF (Russian) - 10


Copyright (c) 2018 Ochirova G.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.