Contemporary challenges for small border cities

Cover Page

Abstract


Due to the growth of migration flows, border areas and cities are among the first to experience the effects of globalization and integration. Cross-border migration and tourism mobility are considered modern challenges affecting small border cities. At the same time, host community often takes opposite positions in relation to these challenges: stimulating tourism and restricting migration. The increased dynamics of cross-border migration brings changes, sometimes significant, to the development of the social and cultural environment of small border cities. Thus, the experience of Tornio city that struggled with the increased number of visitors from Africa and Asia demonstrates a growing society fragmentation and the emergence of cultural identity crisis. The Finnish cities bordering Russia make profit from cross-border mobility, stimulating the development of shopping tourism. The problem of cross-border migration is illustrated by small border cities in Finland. The empirical data is based on the sociological survey conducted in August - September 2016 in Tornio as well as the results of the authors’ own observations.


Введение В настоящей статье в качестве современных вызовов, оказывающих влияние на изменение социокультурной среды малых приграничных городов, рассмотрены трансграничная миграционная и туристская мобильность. Следует указать, что принимающее сообщество по отношению к данным вызовам часто занимает противоположные позиции, стимулируя рост въездного туристского потока, ограничивая миграционный поток. Модельными площадками выступили малые приграничные финские города, подвергшиеся существенным изменениям под влиянием трансграничных потоков: Торнио (Финляндия - Швеция), Иматра, Лаппеенранта (Финляндия - Россия). Трансграничная миграция: теоретические аспекты Приграничные территории и города одними из первых взаимодействуют и реагируют на происходящие изменения и вызовы, связанные с массовыми перемещениями людей и ростом культурного разнообразия. Геополитические потрясения влияют на восприятие действительности жителями приграничных регионов и ставят перед выбором культурного мира, к которому они хотят принадлежать (Вендина, 2016; Prokkola, Vainikka, Kajan, 2017). Современные процессы регионализации связаны не столько с экономическими и политическими интересами регионов, сколько с культурной самоидентификацией населения, сохранением их традиций. Миграционные потоки актуализируют вопросы социокультурных характеристик сообществ, привнося иную культурную и духовно-ценностную составляющую, способную изменить существующие социальные, культурные и психологические установки принимающего сообщества (Солодова, Гомзова, 2013; Tartakovsky, Walsh, 2016; Пииппонен, Вирккунен, 2017). Трансграничная мобильность, приграничные контакты и практики повседневного взаимодействия трансформируют социокультурное пространство приграничных городов и территорий в целом, одновременно становясь вызовами для их территориального развития (Käyhty, 1999; Gurova, Ratilainen, 2016; Шлапеко, Степанова, 2017). При этом в зависимости от структуры трансграничного потока и целей его участников характер взаимоотношения с приезжими часто определяется направленностью ожиданий принимающего сообщества. Методы и подходы Целью настоящего исследования является выявление влияния современных вызовов (трансграничной миграционной и туристской мобильности) на изменение социокультурной среды малых приграничных городов Финляндии. Для достижения поставленной цели были решены следующие задачи: изучено отношение местного населения к городскому пространству и взаимодействие принимающего общества и мигрантов в городской среде, выявлены практики приграничного шопинг-туризма. В рамках исследования был применен анализ статистической и аналитической информации по теме исследования. На основе материалов российских и зарубежных новостных интернет-ресурсов были проанализированы примеры приграничной миграции и шопинг-туризма, определены причины трансграничной мобильности. Использованы социологические методы исследования, включающие интервьюирование, анкетирование, включенное наблюдение авторов на территории малых приграничных городов Финляндии. В статье рассмотрены подходы к проблематике современных трансграничных миграционных и туристских потоков в фокусе изменения социокультурной среды малых приграничных городов, возникающие под влиянием процесса взаимодействия местного сообщества и приезжих. Вызовы современной миграции: практика малого приграничного города Торнио Миграционный кризис, охвативший в первую очередь приграничные территории Европейского Союза, представляется одним из современных вызовов развития малых приграничных городов. Пример Финляндии показателен. В 2015- 2016 гг. наблюдалось значительное увеличение заявок на получение вида на жительство из стран Африки и Азии1. Мощный миграционный поток оказал существенное влияние на жизнь и быт местного населения, характеризующегося по отношению к приезжим совершенно иной культурой и ментальностью. Материалом исследования послужили данные анкетирования и интервьюирования, проведенного авторами в августе - сентябре 2016 г. в Торнио по проекту Barents movement, посвященному проблематике мультикультурализма, миграции и глобализации. Проект реализован при финансовой поддержке Министерства образования и культуры Финляндии и Европейского культурного фонда, а также при содействии Министерства культуры Республики Карелия. Исследование состояло из двух блоков: первый (с участием к.э.н. М.В. Дьяконовой) выявлял привлекательность города для жизни, работы и отдыха с позиции местного населения, второй - взаимодействие принимающего общества и мигрантов в городской среде. Результаты социологического исследования «Торнио - город благоприятный для проживания, работы и туризма» (август 2016 г.) Респондентами исследования выступили представители Администрации г. Торнио, финско-российского общества Торнио, университета прикладных наук Лапландии, колледжа Лаппиа и народного училища, сотрудники центральной библиотеки, музеев, различных магазинов, кафе, отелей и других организаций города (всего 73 респондента). В возрастной структуре около 40 % приходится на возраст 31-45 лет, следующими группами (23 %) являются возрастные категории 19-30 и 46-60 лет. 71 % респондентов - женщины. Одним из ключевых вопросов, позволяющих оценить привлекательность города для проживания, работы и туризма, являлся вопрос о намерении изменить место жительства в ближайшей и дальней перспективе. Более половины жителей продемонстрировали желание остаться, работать и жить в Торнио, подтверждая привлекательность и комфортность города. Торнио, основанный шведами как торговый город в 1621 г., в настоящее время является частью разделенной финско-шведской границей пары Хапаранда - Торнио (Хапаранда основана в 1821 г.). С 1960-х гг. между городами стало развиваться сотрудничество с совместного строительства бассейна, в 1987 г. по инициативе муниципалитетов было создано новое транснациональное образование (Provincia Bothniensis) и развитие городов стало осуществляться по единому плану. За последнее десятилетие в сотрудничестве были достигнуты значительные успехи (проект охраны окружающей среды, языковая школа, совместный центр досуга). Работа объединенного туристского центра способствует активному продвижению туристского потенциала дестинации Хапаранда - Торнио2. Вместе с тем существует и определенная специфика. Так, по границе Швеции и Финлян- 1 Decisions 1/2015-12/2016. Finnish Immigration Service. URL: http://statistics.migri. fi/#decisions?start=540&end=551 (accessed: 12 March 2018). 2 Haparanda Tornio. (2015). Borderless experiences all year round. Easy and fun to cross the border. P. 31. дии проходят границы валюты (евро - шведские кроны) и часового пояса, что сказывается в работе совместного автовокзала и других организаций. Власти и бизнес подчеркивают уникальность местоположения: торговый центр Rajalla («на границе») на площади Виктории (линия государственной границы), поле для гольфа с равным числом лунок на финской и шведской стороне. Ответы респондентов подтверждают высокую ценность и другие положительные эффекты границы для жителей (рисунок). Поездки за покупками, товарами 84 % Возможность путешествий 69,30 % Расширение сети контактов, появление новых друзей 65,30 % Знакомство с другой культурой 62,70 % Возможность участия в международной проектной деятельности 61,30 % Предоставление новых рабочих мест 54,70 % Расширение профессиональных контактов 54,70 % Возможность дополнительного заработка 54,70 % Возможность профессионального обучения за границей 52 % Разрушение традиций, моральных устоев 48 % Конкуренция иностранной рабочей силы 40 % Медицинские услуги 40 % Приобретение новых навыков труда 36 % Ухудшение криминогенной обстановки 34,70 % Никакого влияния не оказывает 12 % Другое 9,30 % 0,00 % 20,00 % 40,00 % 60,00 % 80,00 % 100,00 % Рисунок. Какое влияние оказывает приграничное положение города? (% от числа ответов, возможно несколько вариантов) [Figure. What impact does the borderline position of the city have? (% of the number of answers, there may be several options)] Ответы респондентов на открытый вопрос анкеты «Считаете ли вы город Торнио благоприятным для проживания и почему?» выявляют высокую привлекательность и комфортность города для местных жителей. Так, практически все указали на благоприятность и комфортность проживания (93,3 % респондентов). Затруднились ответить лишь 3 чел. (4 %), отрицательный ответ представили 2 чел. (2,7 %), обосновав суровыми климатическими условиями и малочисленностью. Положительные ответы группируются по следующим ключевым тезисам (% от числа ответов): · маленький, красивый и уютный городок (фин. “pikku kaupunki”) - 45,3 %; · спокойный и тихий город - 26,7 %; · разнообразие различных видов деятельности - 25,3 %; · приграничный город - 10,7 %; · чистая природа - 9,35 %. Также доминирующее число респондентов (более 80 %) указали комфортные условия для работы в Торнио. Вместе с тем в ряде ответов при положительных характеристиках города звучал оттенок некоторого ограничения возможностей, обусловленного размерами города. Акцентировались устойчивые связи Торнио с Хапарандой, множество интересных организуемых городами совместно событий и хорошие возможности получения образования. Результаты социологического исследования «Приезжие и принимающее сообщество: восприятие и взаимодействие» (сентябрь 2016 г.) В 2015 г. Торнио стал крупным центром по приему беженцев на севере Европы, открыт первый в Европе центр для организации приема и размещения просителей убежища (Центр). При общей численности населения города 22,3 тыс. чел., осенью 2015 г. более 10 тыс. просителей убежища пересекли финско-шведскую границу и оказались в Торнио. На сентябрь 2016 г. в Торнио оставалось 289 просителей убежища и 32 мигранта, проживающих в Финляндии более 4 лет. Большинство беженцев - мужчины 30-40 лет. Во избежание конфликтов в Центре просители убежища расселены по этническому принципу. Несмотря на свободу перемещения по городу, они не имеют права работать, их дети не посещают дошкольные и школьные учреждения; пересечение финско-шведской границы также запрещено. Центр находится в получасе ходьбы от центра города, где расположено самое посещаемое место среди просителей убежища - торговый центр Rajalla - место встречи и общения с представителями своей этнической группы. В результате проведенного блиц-опроса жителей Торнио об отношении к приезжим и изменении городской среды (89 респондентов, из которых 62 % женщины и 28 % мужчины) выявлено, что женщины относятся более положительно к приезжим, нежели мужчины. Во многом это может быть обусловлено тем, что женщины (38 % от числа опрошенных) чаще, чем мужчины (20 %), общались с просителями убежища и даже подружились с ними (17 %). Среди респондентов были четыре добровольца из Красного Креста. Мощный миграционный поток из стран Африки и Азии привнес изменения в среду города, что подтверждается ответами респондентов. Респонденты отмечают появление новых культур (21 %), шума на улицах (11 %) и арабской речи (6 %). Финские коммуникативные практики не подразумевают близкого контакта с незнакомцами, поэтому их настораживают коллективные действия приезжих, выражающиеся в громкой, эмоциональной речи, сборах группами в общественных местах. Положительные эмоции местных жителей отмечены при упоминании недавно открытых этнических магазинов (3 %) и летнего Фестиваля восточной кухни (2 %), организаторами которого выступили просительницы убежища из Ирака. Фестиваль прошел на открытой площадке в Центре и вызвал большой интерес со стороны местных жителей. В рамках включенного наблюдения выявлена приверженность к сохранению традиций при приготовлении пищи, во внешнем виде и музыкальных предпочтениях. Высокая социальная сплоченность, характерная для этнических групп мигрантов, способствует формированию системы неформальных отношений, через которые устанавливаются социальные коммуникации с окружающей городской средой (Андронов, 2014). В результате часто образуются сегменты рынка профессий и услуг, тесно связанные с определенным этническим группами. Так, владельцы пиццерий Торнио выходцы из Турции, открылся магазин с арабскими товарами, в основном продуктами питания (рис, кофе, чай, приправы и восточные сладости). При этом интерес к этим заведениям проявляют не только приезжие, но и местные жители. Как правило, жители демонстрируют нейтральное или позитивное отношение к просителям убежища. Однако у нескольких мужчин встречалась и крайне отрицательная реакция, подчеркивалось, что они избегают общения с приезжими. Две женщины вспомнили о конфликтах с просителями убежища, причинами которых стали кража и ссора на детской площадке. Другие высказали замечания о том, что беженцы - бремя для финского общества, поскольку они получают большие социальные пособия, которые по праву «принадлежат налогоплательщикам, гражданам страны». Местные жители демонстрировали негативную реакцию в тех случаях, когда поведение приезжих входило в противоречие с нормами и правилами поведения принимающего сообщества. Большинство респондентов (79 %) готовы помочь просителям убежища. Согласно ответам жителей Торнио, они помогали товарами для дома (21 %), советами (18 %) и даже деньгами (9 %). Ответ «помощь советами» свидетельствует о том, что довольно много жителей готовы к общению с приезжими. Однако 21 % респондентов не хотят оказывать помощь, аргументируя, что «правительство уже и так помогает» или «долг муниципалитета поддерживать их». Один из самых важных вопросов был посвящен равным правам приезжих и граждан. Большинство респондентов (78 %) считают, что приезжие должны иметь равные права с гражданами, но при этом соблюдать правила и порядки принимающего сообщества. Более половины респондентов указали на необходимость изучения языка (72 %), принятие культуры принимающего сообщества (60 %), а также необходимость работы (38 %), соблюдения законов Финляндии (13 %) и уплаты налогов (11 %). Вместе с тем определенная доля мужчин (13 %) высказалась о необходимости возвращения мигрантов в их родные страны. Резюмируя результаты проведенного исследования, следует указать, что жители Торнио, несмотря на испытываемый дискомфорт от пребывания просителей убежища и изменения в городской среде, в большинстве своем, открыты к общению и помощи приезжим. В то же время усиливается фрагментация общества, так как мигранты стремятся сохранить ценности и нормы собственной традиционной культуры. Межкультуральная разница проявляется в базовых ценностях: для европейцев характерны гуманизм, справедливость, индивидуализм, уважение прав меньшинств, для переселенцев - традиционализм и коллективизм. Вызовы современной приграничной торговли и шопинг-туризма Еще одним современным вызовом развития малых приграничных городов является интенсификация туристского потока, активно поддерживаемая местным бизнесом и сообществом. Основу исследования составили теоретические и практические разработки по теме, собственные наблюдения авторов. Развитие приграничной торговли и шопинг-туризма обуславливаются как потребностями населения в определенных видах товаров, учитывая категорию качества, так и экономическими факторами, включая возможность получения дополнительного заработка, разницу стоимости товаров по разные стороны границы, возврат налога на добавленную стоимость (tax free), шопинг в магазинах беспошлинной торговли (duty free) (Шлапеко, Степанова, 2017). При этом стоимость приобретаемых товаров пропорциональна расстоянию от места проживания потребителя. Кроме того, стимулирующее влияние может оказывать удобство работы магазинов, особенно в периоды выходных и праздничных дней, и широкие возможности для проведения свободного времени на территории приграничного города. С экономической точки зрения для приграничных малых городов развитие приграничного шопинг-туризма может иметь важное значение для локальной экономики (Stepanova, 2014). В число самых популярных товаров, приобретаемых россиянами в Финляндии, входят продукты питания (75 %, сыр и молочные продукты, рыба, чай и кофе, сладости), затем хозяйственные товары (30 %, моющие средства) и одежда (Богданов, 2017). Практика приграничного шопинг-туризма в российско-финляндском приграничье демонстрирует активную позицию приграничных финских городов по стимулированию туристского потока россиян: открытие торговых центров, кафе, гостиниц разного ценового уровня, развитие сопутствующих услуг (активный отдых, спа-центры, аквапарки), ориентированных именно на посетителей из России. Кроме туристско-информационной печатной продукции и работы сайтов на русском языке, создаются интерактивные карты отельных городов с подробными схемами проезда до магазинов и часами их работы, например Иматры, Лаппеенранты и др., навигация и обслуживание также осуществляются на русском языке. При этом именно российские туристы представляют самую многочисленную группу иностранных посетителей Финляндии, въезжающих в страну с туристскими целями. Преобразование приграничного города Лаппеенранта из «глухого приграничного городишки» в «торговый центр» произошло, согласно А. Кяюхтю, именно благодаря российским туристам (Käyhty, 1999). В настоящее время для жителей приграничных регионов Северо-Запада России совершение покупок в приграничных финских городах становится одним из самых востребованных туристских целей поездок. Туристские и транспортные организации предлагают широкий спектр шоп-туров по направлениям, длительности (включая условия размещения, питания и экскурсионного сопровождения), выбор конкретных торговых центров и магазинов в различные сезоны с учетом скидок. Положительное влияние оказывает возможность получения многократной шенгенской визы, а также удобство работы международных пунктов пропуска на государственной границе. Введение санкций против России и рост курса евро негативно отразились на покупательской способности и потоке российских шопинг-туристов в Финляндию (Шлапеко, Степанова, 2017). Наиболее сильно пострадали именно приграничные финские города: Йоэнсуу, Иматра, Коувола, Каяни, Лахти, Лаппеенранта и Куопио, где, например, в декабре 2014 г. беспошлинные продажи снизились более чем на 70 %1. Вместе с тем благодаря сформированным предпочтениям российских туристов трансграничная торговля продолжает развиваться, а шо- 1 Tax-free sales drop by up to 75 percent. URL: http://yle.fi/uutiset/osasto/news/tax-free_sales_ drop_by_up_to_75_percent/7726403 (accessed: 22.02.2018). пинг-туризм из России возрождается. Так, в 2016 г. около 470 млн евро было потрачено российскими гражданами на территории Финляндии, в среднем 175 евро за поездку, или 82 евро в день на человека (Богданов, 2017). В целом по итогам 2016 г. рост продаж был зафиксирован именно в приграничных городах Лаппеенранта (+34 %), Йоэнсуу (+32 %), Иматра (+19 %)1. Таким образом, с экономической точки зрения для приграничных регионов развитие шопинг-туризма может иметь как положительное влияние (развитие смежных отраслей, рост занятости и доходов населения), так и негативное (убытки для местных компаний, ориентация на потребителей сопредельных стран). С социокультурной точки зрения увеличение количества приграничных контактов способствует изучению культуры и языков стран-соседей, лучшему взаимопониманию. Заключение Современные вызовы для приграничных городов связаны главным образом со степенью проницаемости границ, их контактностью или барьерностью. Результаты исследования позволили выявить толерантность жителей приграничных городов к представителям иных этнических групп, что может быть обусловлено спецификой географического положения и сложившимися в этой связи историческими практиками взаимодействия и межкультурной коммуникации с представителями других, отличных от собственных, культур. Одновременно приграничные города первыми принимают и по большей степени испытывают влияние процессов глобализации и интеграции с ростом миграционных потоков. При этом принимающее сообщество по отношению к данным вызовам часто занимает прямо противоположные позиции. С одной стороны, стимулируя рост въездного туристского потока (включая обслуживание и маркетинговое продвижение туристских продуктов, строительство торговых центров, ориентированных на жителей сопредельного государства), с другой, стремясь приостановить миграционный поток, включая депортацию. Вместе с тем и при положительном, и при негативном отношении усиление динамики трансграничных миграционных потоков привносит изменения, порой существенные, в развитие социокультурного пространства малых приграничных городов. Так, опыт Торнио, столкнувшегося с ростом числа приезжих из стран Африки и Азии, демонстрирует усиление фрагментации общества и появление угрозы размывания культурной идентичности. В то же время приграничные финские города Иматра и Лаппеенранта демонстрируют способность извлекать выгоду от приграничной мобильности населения, стимулируя развитие, например, шопинг-туризма.

E A Shlapeko

Institute of Economics of the Karelian Research Center of the Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: shlapeko_kate@mail.ru
50 Alexander Nevsky avenue, Petrozavodsk, 185030, Russian Federation

Candidate of Political Sciences, Research Fellow, Department of Regional Economic Policy, Institute of Economics, Karelian Research Center, Russian Academy of Sciences

S V Stepanova

Institute of Economics of the Karelian Research Center of the Russian Academy of Sciences

Email: svkorka@mail.ru
50 Alexander Nevsky avenue, Petrozavodsk, 185030, Russian Federation

Candidate of Economic Sciences, Research Fellow, Department of Regional Economic Policy, Institute of Economics, Karelian Research Center, Russian Academy of Sciences

  • Andronov I.S. (2014). Migranty v sotsiokul’turnoj strukture naseleniya megapolisa. Sotsiologiya i pravo, (1), 55—60. (In Russ.)
  • Bogdanov E. (1 March 2018). Shoping v Finlyandii: Men’she “Feiri”, bol’she restoranov. Available at: http://fontanka.fi/articles/33230/ (In Russ.)
  • Vendina O.I. (2016). Goroda na granitse: ispytanie etnokul’turnym raznoobraziem. Gorodskie issledovaniya i praktiki, 1(3), 7—30. (In Russ.)
  • Solodova G.S., Gomzova V.V. (2013). Mezhdunarodnaya migratsiya — prinimayushhee obshhestvo i inoehtnichnye migrant. Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta, 11(2), 62—67. (In Russ.)
  • Stepanova S.V. (2014). Prigranichnyj turizm na severo-zapade Rossijskoj Federatsii: obshhie tendentsii i osobennosti razvitiya. Baltiiskiy region, 21(3), 109—121. doi: 10.5922/2079-8555-2014-3-10. (In Russ.)
  • Shlapeko E.A., Stepanova S.V. (2017). Razvitie prigranichnoj torgovli v Rossii: obshhie tendentsii i osobennosti. Vestnik Zabajkal’skogo gosudarstvennogo universiteta, 23(1), 130—139.
  • Gurova O., Ratilainen S.M. (2016). From Shuttle Traders to Middle-Class Consumers: Russian Tourists in Finnish Newspaper Discourse between the years 1990—2014. Scandinavian Journal of Hospitality and Tourism, 16(1), 51—65.
  • Käyhty A. (1999). The Russians are Coming — and Lappeenranta Rubs Its Hands. Helsingin Sanomat.
  • Piipponen M., Virkkinen J. (2017). Asylum seekers and security at the northern Finnish-Russian border: analyzing the “Arctic route episode” of 2015—2016. RUDN Journal of Economics, 25(4), 518—533. doi: 10.22363/2313-2329-2017-25-4-518-533.
  • Prokkola E.-K., Vainikka V., Kajan E. (2017). Everyday security and demonstrations in the border towns of Lappeenranta and Tornio. Nordia Geographical Publications, 46(3), 37—48.
  • Tartakovsky E., Walsh S.D. (2016). Testing a New Theoretical Model for Attitudes Toward Immigrants: The Case of Social Workers’ Attitudes Toward Asylum Seekers. Journal of Cross-Cultural Psychology, 47(1), 72—96. doi: 10.1177/0022022115613860.

Views

Abstract - 114

PDF (Russian) - 61


Copyright (c) 2018 Shlapeko E.A., Stepanova S.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.