ON STRATEGIES OF ECONOMIC GROWTH IN RUSSIA

Cover Page

Abstract


In the context of the “new reality”, Russia needs clear guidelines and strategy of economic development of the country.The article aims to identify main approaches to the strategy formulation for economic development of the country and to perform comparative analysis and give the author’s recommendations.Authors employed systematic analysis and economic-statistical methods.Authors have identified the concept of endogenous economic development of Russia that is governing approach to the strategy formulation for the country’s economy. Authors provided interpretation of endogenous growth, which utilizes domestic endowment factors such as education, stocks and capital productivity, the amount of R&D, etc., and favorable exogenous (external) factors to create sustainable economic growth with positive GDP growth per capita. Authors performed the comparative analysis of the concepts of the strategy formulation for economic growth of the Center for Strategic Research, Stolypin club, the country’s leadership.In the process of strategy formulation for economic development, Russia’s real economy must be put at the center of the reproductive system. The banking system must work to satisfy needs real economy. The authors developed reommendations for reforms in the banking system.

Мы за процветание России за счет ее всестороннего внутреннего развитияАлександр IIВ начале 2000-х гг. нами была выдвинута концепция эндогенного экономиче- ского развития России. Эндогенность экономического роста в данном случае нами трактовалась двояко.Во-первых, это использование имеющихся внутри страны конкурентных пре- имуществ (наличие квалифицированной рабочей силы, дешевых энергоресурсов, природной среды для производства экологически чистых продуктов питания, научно-технологический задел и др.) и экзогенных (внешних) факторов, прежде всего благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры на экспортируемые энергетические и сырьевые товары для внутреннего экономического роста, на- ращивания физического и человеческого капитала, внутренних источников на- копления для инвестиций. В такой большой стране, как Россия с ее геополити- ческими интересами подавляющая часть товаров для личного и государственно- го потребления, реализации инвестиционных программ, несмотря на процессы глобализации, должна производиться внутри страны и эти товары должны быть конкурентоспособными на внешних рынках. Иными словами, проводя незави- симую внешнюю политику, мы не можем слишком сильно зависеть от импорта. Последующие события показали правильность такой политики. Курс на импор- тозамещение был взят правительством РФ лишь после введения против нашей страны санкций.Во-вторых, это выход на траекторию самоподдерживающегося экономическо- го роста, зависящего не столько от экзогенных или демографических факторов, сколько от достижения за счет модернизации и инновационного развития такой производительности факторов производства (уровень образования, запасы и про- изводительность капитала, объем НИОКР и их эффективность, развитие обще- ственного сектора), когда прирост ВВП в расчете на душу населения в течение длительного времени будет положительной величиной [4]. Одновременно нами тогда было показано, что желаемые темпы прироста ВВП в начале двухтысячных даже в 3-4% были явно недостаточны. Они вели бы к ухудшению положения России в мировой экономике, и чтобы «выплыть, чтобы догнать развитые страны по уровню жизни и по уровню потребления товаров и услуг, нам необходимы среднегодовые темпы прироста ВВП на уровне 7-8%... Но даже при темпах при- роста ВВП в 7% в год мы сможем сравняться со странами Западной Европы по уровню ВВП на душу населения не раньше, чем через 34 года, а с США - не раньше, чем через 40 лет» [4].Многие страны (послевоенная Япония, Южная Корея, Китай, Бразилия, Мек- сика, Турция и др.) на этапе экономического подъема демонстрировали подобные и даже более высокие темпы экономического роста. Да и наш собственный опыт показывает реальность таких темпов. Важно его переосмыслить и выработать в условиях глобализации «свой путь экономического роста и развития. Найдя до- рогу, мы приобретем уверенность и энергию для движения» [4]. Кстати, о воз- можности темпов роста ВВП в России в тот период на уровне 5-7% в год убеди-8Матюшок В.М. О стратегиях экономического роста Россиительно высказывались такие авторитетнейшие экономисты, как С. Глазьев, В. Ивантер, А. Илларионов, Стенли Фишер.При обосновании концепции эндогенного экономического развития России мы не ставили задачу разработки стратегии экономического развития как деталь- но разработанной программы деятельности, а делали акцент на цели и средства развития, которые постоянно должны корректироваться в соответствии с изме- нениями внешней среды. Стратегия - это основной рычаг управления, без нее никакое развитие не может быть успешным. Она должна быть привлекательной, мобилизующей, стимулирующей деятельность если не всего, то подавляющей части населения страны.К сожалению, в 2000-х гг. мы развивались спонтанно, полученные сверхдо- ходы от экспорта энергоресурсов были «проедены» и потрачены не столько на модернизацию и инновационное развитие экономики страны, сколько на вы- зывающее потребление чиновничества, бизнес-элит; в значительной степени были расхищены и вывезены за рубеж. Особенно провальным оказался период, начавшийся в 2008 г. и до настоящего времени, который по аналогии с Японией среди экономистов получил название «потерянного десятилетия». Действитель- но, российский ВВП за этот период почти не вырос, а в долларовом исчислении даже сократился. Доля страны в мировой экономике упала с 2,9 до 1,8%, резко снизился уровень жизни россиян.В результате во втором десятилетии XXI в. Россия, в условиях внешних вы- зовов и изменений, все еще мечется в поисках стратегии экономического раз- вития. Так, Д. Медведев в своей статье недавно констатировал, что «нам пред- стоит сформировать модель развития, способную обеспечить нашей стране зна- чимое место в современном мире». При этом «в основе проблем, с которыми сталкивается российская экономика, лежат не внешние шоки (при всей их важ- ности), а механизмы торможения, заложенные внутри самой российской модели роста» [5]. Таким образом, на повестке дня по-прежнему стоит наиважнейший и в то же время наитруднейший вопрос: куда идти, в каком направлении и как раз- виваться.На первую часть вопроса - куда идти - в обществе сложился более или менее однозначный ответ, а именно: нужно строить социально ориентированную ры- ночную экономику, повышать качество жизни россиян, которых сегодня, по сло- вам В.В. Путина, «…объединяет общее стремление построить динамичную, про- цветающую, благополучную страну, которую уважают в мире и которая открыта для равноправного и конструктивного диалога» [6]. Конечно, это не означает отсутствия в обществе несколько иных точек зрения. Так, в Программе Комму- нистической партии Российской Федерации (КПРФ) указано, что «стратегическая цель партии - построение в России обновленного социализма, социализма XXI века». Однако, несмотря на всю привлекательность стратегических установок КПРФ, на выборах в Государственную думу 7 созыва коммунисты получили толь- ко 42 из 450 депутатских мандата или 9,4%. При этом нельзя утверждать, что курс КПРФ на построение «обновленного социализма» на данном этапе противоречит курсу на построение динамичной, процветающей и благополучной страны.9Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 4Что касается второй части вопроса - как развиваться, - то в обществе идут ожесточенные дискуссии и консенсуса по этой части вопроса нет. Если раньше эти дискуссии и деятельность по разработке стратегий носили преимущественно спонтанный характер или были приурочены к поручениям правительства по соз- данию очередной стратегии, то с созданием при президенте РФ Совета по стра- тегическому развитию и приоритетным проектам эта деятельность стала более институализированной. Однако расхождения в вопросе о том, как и за счет чего развивать экономику России, хотя и несколько уменьшились, но тем не менее остаются значительными.На сегодняшний день основным официальным интеллектуальным центром по разработке стратегии экономического развития России является Центр стра- тегических разработок (фонд), председателем Совета которого в апреле 2016 г. избран А.Л. Кудрин. В состав Совета ЦСР входят такие видные ученые и прак- тики, как В.В. Ивантер, В.А. Мау, Я.И. Кузьминов, Е.Г. Ясин, Д.Ф. Мезенцев, Е.Е. Гавриленков, М.Н. Узяков, О.В. Вьюгин, Т.Я. Хабриева.В мае 2016 г. А.Л. Кудрин на заседании президиума Экономического совета при президенте РФ представил доклад «Об источниках экономического роста (в перспективе до 2025 года)». Авторы доклада констатировали, что прежняя мо- дель экономического роста себя исчерпала. С 2008 г. конъюнктурная компонен- та темпа роста ВВП отрицательная, а с 2015 г. - и внешнеторговая. В то же время структурная компонента замедляется (рис. 1).Рис. 1. Темпы роста ВВП РФ в 2004-2015 гг. и их составляющие, % к предыдущему годуИсточник: [3]Без проведения структурных реформ, по мнению авторов доклада, можно лишь с трудом выйти на темпы роста в 2%, что явно недостаточно. Для нормального развития страны нужны темпы роста экономики в 4%, которые при старой до-10Матюшок В.М. О стратегиях экономического роста Россиикризисной модели роста труднодостижимы. По оценкам ИЭП им. Е.Т. Гайдара, для достижения таких темпов роста в 2019 г. необходимо дополнительно привлечь в экономику за 2016-2018 гг. 4,5 млн человек и 40 трлн руб. инвестиций в основ- ной капитал, что при нынешней демографической ситуации и инвестиционном климате нереально. Эту модель экономического роста они называют экономикой спроса, так как в докризисных условиях основным драйвером роста было расши- рение спроса. В нынешних условиях из-за падения цен на энергоносители и сы- рьевые товары, введения режима санкций и последовавшие за этим инвестици- онная неопределенность и падение курса рубля привели к снижению спроса как со стороны населения, так и со стороны бизнеса и государства при некотором расширении внешнего спроса из-за девальвационного эффекта. В результате по итогам 2015 г. мы имели падение ВВП в 3,7%. С 2014 г. прекратился рост реальных доходов населения. Реальный курс рубля вернулся к 2004-2005 гг.Это сделало прежнюю модель роста экономики, по мнению авторов доклада, неэффективной и она должна быть заменена на новую - модель экономики пред- ложения. Для ее построения нужно преодолеть следующие структурные и инсти- туциональные ограничения:снижение структурных темпов роста: негативный демографический тренд,падение инвестиций при высокой загрузке производственных мощностей, снижение производительности труда и капитала;повышение издержек из-за роста стоимости импортных материалов и ком- плектующих;нарастающее технологическое отставание;ухудшение доступа к источникам финансирования;снижение конкуренции на внутреннем рынке;высокие административные барьеры ведения бизнеса;неэффективность системы государственного управления.В результате, по мнению авторов, это создаст альтернативу нынешней стагна- ции и, несмотря на санкции, негативное влияние которых снижает ВВП, по раз- ным оценкам, на 0,8-1% в год, приведет к росту совокупной факторной произ- водительности. Магистральный путь - модернизация и инновационное развитие экономики, рост инвестиций в НИОКР. Необходимые инвестиционные ресурсы есть внутри страны. Так, по итогам 2015 г. величина срочных депозитов на счетах предприятий достигла 17% ВВП и превысила 90% от номинального объема ин- вестиций в основной капитал. Однако из-за неуверенности инвесторов эти день- ги не работают. Для запуска экономики роста необходимы следующие условия.Опережающий темп роста производительности труда по отношению к тем- пам роста заработной платы. Пока тенденции здесь негативные. Доля оплаты труда в ВВП выросла с 45% в середине первого десятилетия 2000-х гг. до 50% в посткризисный период. Соответственно доля прибыли снизилась с 36 до 31%. Снижение прибыльности бизнеса негативно влияет на инвестиционный климат.Снижение темпов инфляции до 3-4% в год. Это позволит сформировать по- зитивные ожидания и привлечь в экономику длинные деньги.11Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 4Уменьшение дефицита бюджета за 3-4 года до 1% при изменении структуры расходов. Потенциальный дефицит бюджета в среднесрочной перспективе может составить 4,5-5% ВВП. Такой дефицит неприемлем, так как он неблагоприятно скажется на экономическом росте. Возможны три сценария бюджетной полити- ки (рис. 2). В первом сценарии Банк России покупает за рубли валюту Резервно- го фонда, что означает эмиссию в объеме 2,5-3 трлн руб. Это заставит Банк Рос- сии ограничить кредитование коммерческих банков и держать ключевую ставку на высоком уровне. Во втором сценарии предполагается повышение заимство- ваний правительства на рынке до 3,5-4 трлн руб. Это лишит реальный сектор возможности занимать на приемлемых условиях. Правительству остается третий сценарий - снижение расходов и повышение налогов. Если не прибегать к по- вышению налогов, что крайне нежелательно, то остается, по мнению А. Кудрина, один выход - сокращать расходы в реальном выражении.Рис. 2. Сценарии сокращения бюджетного дефицитаИсточник: [3]Проведение реформы пенсионной системы с увеличением возраста выхода на пенсию. По расчетам авторов доклада, «без повышения пенсионного возрас- та для поддержания коэффициента замещения (отношение пенсии к зарплате) на текущем уровне необходимо будет либо повышать трансферт из федерально- го бюджета на 1 п.п. ВВП каждые 5 лет, либо повышать тариф взносов на 1 п.п. каждый год» [3].Реформирование системы государственного управления. Нынешняя систе- ма не способна отвечать на актуальные вызовы, она не в состоянии сформули- ровать необходимые цели и приоритеты, дать оценку степени их достижения, в12Матюшок В.М. О стратегиях экономического роста Россииней не используется проектное управление, отсутствует эффективная кадровая политика, персональная ответственность.Повышение качества подготовки кадров. С целью снижения издержек и повышения производительности совершенствовать рынки труда и капитала, ин- ституты правоприменения, развивать малый и средний бизнес, создавать условия для развития конкуренции и проведения приватизации [3].В докладе отмечается, что представленная концепция в основном совпадает с предложениями Минэкономразвития России, но что касается предложений Сто- лыпинского клуба, то здесь не может быть согласия по денежной эмиссии для целей развития и с ограничениями на валютные операции.Другим важным интеллектуальным центром по разработке стратегии эконо- мического развития является Столыпинский клуб. Члены Столыпинского клуба (Б.Ю. Титов, А.Г. Аганбегян, С.Ю. Глазьев, А.Н. Клепач и др.) представили 27 сен- тября 2016 г. концепцию Среднесрочной программы развития экономики России«Экономика роста», основные положения которой изложили в одноименном докладе от 27 сентября 2016 г. Авторы концепции констатируют, что «добиться задачи развития, диверсификации и модернизации российской экономики реа- лизацией лишь политики макроэкономической стабилизации, «таргетирования» инфляции, сбалансированного бюджета невозможно» [2]. Они убеждены, что у российской экономики есть не связанный с энерго-сырьевым экспортом потен- циал роста. Это так называемые точки конкурентоспособности, которые или пока не задействованы, или появились в результате снижения издержек производства из-за падения курса рубля. Для того чтобы их активировать, необходим прежде всего переход правительства РФ и Банка России от политики пассивной макро- экономической стабилизации к «стимулирующей» денежно-промышленной по- литике. Стержнем этой политики должно стать предложение доступного, под низкую процентную ставку кредита, в том числе долгосрочного, для роста про- изводства и инвестиционного развития. Данная умеренно-мягкая денежно-кре- дитная политика, как российский вариант политики «количественного смягче- ния», может быть реализована через «рефинансирование Банком России креди- тов коммерческих банков и институтов развития, в том числе в рамках системы проектного финансирования, рефинансирования масштабных программ креди- тования МСП, ипотеки и инфраструктурных проектов, прежде всего, в регионах» [2]. Необходимо принять общегосударственную Программу «Экономики роста».Цель Программы - создание в России конкурентной, социально-рыночной экономики, в которой создавалось бы не менее 5% мирового ВВП. Не менее ам- бициозно выглядят другие целевые показатели Программы (табл.).Целевые показатели Программы «Экономика роста»ТаблицаЦелевые показателиТекущее значение2020 г.2025 г.Инфляция, %133,5-42-3Темпы роста ВВП,%-3,74-55-6Доля инвестиций в ВВП,%182530Внутренние корпоративные кредиты, предостав- ленные банковским сектором, % от ВВП48%75%150%13Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 4Окончание табл.Целевые показателиТекущее значение2020 г.2025 г.Ставка по коммерческим кредитам, %Свыше 15%Не выше 5-7%Не выше 3-5%Количество ВПРМ, млн14,3(2014 г.)2025Рабочие места, созданные МСП26% (18,8 млн)Не менее 30%Не менее 60%Индекс Джини (отношение доходов 10% самых богатых и самых бедных жителей страны), раз13127Площадь жилья на 1 чел., кв. м233040Доля несырьевого экспорта от ВВП, %6,51015Доля «экономики знаний» в ВВП (НИОКР, обра- зование, информационные и биотехногогии, здравоохранение), %152030Доля государства в экономике, %70Не более 50Не более 35Источник: составлено по [2].Сравнительный анализ концептуальных подходов к разработке стратегий по- казывает, что они оба оценивают прежнюю модель роста как не отвечающую по- требностям страны. Модель роста экономики, предложенная ЦСР и называемая моделью предложения, базируется на макроэкономической стабилизации и без- дефицитности бюджета. Она носит пассивный характер, так как вручает судьбу экономики слепой игре рыночных сил, полагая, что при этих условиях и низкой инфляции в результате структурных реформ активизируются инвестиции, в том числе и прежде всего в НИОКР и инновационное развитие. Но тут как раз воз- никает как минимум два серьезных вопроса.Во-первых, в условиях рыночной экономики предложение не может суще- ствовать без спроса. Это две стороны одной медали. Предложение без спроса - это кризис перепроизводства, это шок для экономики и - как результат - паде- ние производства и инвестиций. Причем таких шоков для российской экономи- ки в последние годы было два. Как известно, наша экономика в значительной степени интегрирована в мировую через экспорт энергоносителей и сырьевых товаров. С июля по декабрь 2014 г. цены на нефть упали более чем в 2 раза. В ре- зультате резкого ухудшения внешнеторговых позиций экономика испытала пер- вый шок, который выразился в резком падении курса рубля, что отразилось на потребительском и инвестиционном спросе. Последовавшие меры Банка России по ужесточению денежно-кредитной политики, в том числе повышение ключевой ставки до 17%, привели к значительному росту стоимости кредитования, что еще более усилило шок и негативно отразилось на внутреннем спросе. Второй шок был вызван геополитической напряженностью, введением санкций и закрытием доступа для российских компаний с государственным участием к международным финансовым рынкам. Это, в свою очередь, привело к падению инвестиционно- го спроса как со стороны российских, так и иностранных компаний. Инвестиции в Россию стали восприниматься как очень рискованные [9]. В результате эконо- мика хотя и выстояла, но темпы роста ВВП упали до 0,6% в 2014 г. и до минус 3,7% в 2015 г. В 2016 г. ожидается падение в 0,6%-0,7%, фактически за три квар-14Матюшок В.М. О стратегиях экономического роста Россиитала, по данным Росстата, - минус 0,4%. Реакция Банка России на данные шоки была, на наш взгляд, не очень уверенной и своевременной. В условиях введен- ного плавающего курса рубля коммерческие банки начали перетаскивать на бир- жу средства из реальной экономики и уходить в доллар. Не реальная экономика, а валютный сегмент Московской биржи превратился, по словам С. Глазьева, в главный центр генерирования прибыли. Это потребовало от Банка России для стабилизации денежного рынка введения некоторых ограничительных мер, в том числе повышения ключевой ставки до 17%. Это сделало кредитование экономи- ки практически невозможным, источники кредита для бизнеса были перекрыты не только внешние, но и внутренние. Ценой падения совокупного спроса Банку России удалось достичь макроэкономической стабилизации, но в то же время экономика была втянута в «стагфляционную ловушку». В этих условиях положи- тельную роль сыграли решения правительства по льготному кредитованию ряда отраслей промышленности и сельского хозяйства, спрос со стороны государства на продукцию оборонно-промышленного сектора, активизация ряда отраслей в результате проведения политики импортозамещения, введение ответных санкций на продукцию сельского хозяйства. Эти меры оживили спрос на продукцию от- ечественной промышленности и сельского хозяйства и не дали экономике обва- литься.Другой очень важный вопрос, который возникает при анализе концепции ЦСР, связан со структурными реформами и с формированием институциональных условий для развития экономики. Проведение таких реформ и институциональ- ные изменения, как правило, потребуют значительного времени и завершатся, вероятно, в долгосрочном периоде. Но в долгосрочном периоде, как говорил Дж. Кейнс, мы все умрем. А экономика, как живой организм, нуждается в сроч- ных мерах в краткосрочном периоде, в котором нужно и можно ее разогреть через эффективный спрос, создавая предпосылки для ее долгосрочного роста на новой технической основе и формируя спрос на инновации. Без спроса на инновации мы не дождемся инвестиций в НИОКР и инновационного развития, так как ин- новации связаны с высокими рисками, но, правда, и с более высокой прибыль- ностью. Таким образом, нужно четко различать, какие меры нужны в кратко- срочном и долгосрочном периодах, иными словами, различать текущее, кратко- срочное и стратегическое планирование и управление.По мнению ряда экономистов, вероятность принятия программы А. Кудрина крайне мала. Так, по мнению В. Иноземцева, намеченные в ней структурные реформы «ведут к демонтажу существующей системы». По мнению А. Кудрина, преодоление технологической отсталости возможно лишь за счет «снижения гео- политической напряженности», но Россия не может торговать, по словам В. Пу- тина, своим суверенитетом независимо от степени отставания. Советник пре- зидента С. Глазьев в своем микроблоге в Twitter вообще назвал А. Кудрина «ру- пором МВФ» [8]. С. Глазьев считает, что для А. Кудрина характерен целый ряд заблуждений, изложенный им в письме «Восемь заблуждений Кудрина» [1]. Важ- нейшее из заблуждений - это нежелание А. Кудрина использовать для покрытия бюджетного дефицита денежную эмиссию. Такая позиция противоречит обще- принятой практике развитых стран, которые эмитируют денежные средства под15Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 4свои долговые обязательства и в которых темпы денежной эмиссии выше темпов экономического роста. Использование такой кредитной эмиссии для финанси- рования инвестиций имеет особое значение для опережающего экономического роста в странах со слабо развитыми финансовыми рынками, так как других ис- точников длинных денег пока нет.Данное положение является стержневым в концепции Столыпинского клуба, для которой, при всей ее привлекательности, характерны высокие риски, связан- ные с предложением реализации российской программы «количественного смяг- чения» в денежно-кредитной сфере и увеличением объемов кредитования эко- номики в 3 раза до 150% от ВВП. Если программы количественного смягчения дали эффект в США и в меньшей степени в странах ЕС, то это вовсе не означает, что то же произойдет в России. У нас недаром в народе говорят: что немцу хоро- шо, то русскому смерть. При нынешнем состоянии институциональной среды в России (норм общественной жизни, судебно-правовой системы, контрольно- надзорных институтов, банковской системы) рефинансирование «ЦБ РФ креди- тов коммерческих банков» чревато злоупотреблениями и перекачиванием полу- ченных средств в валюту с ее последующим выводом за границу. Предлагаемые масштабные программы «кредитования МСП, ипотеки и инфраструктурных про- ектов, прежде всего, в регионах» вообще трудно проконтролировать, и их резуль- татом может быть не рост производства и снижение инфляции до 3,5-4%, а в последующем до 2-3%, а ее рост в результате роста цен и дальнейшего падения курса рубля из-за растущего спроса на валюту. Введение ограничений на валют- ные операции негативно скажется на инвестиционном климате. В то же время очевидно, что без дешевых и длинных кредитов экономического роста не будет. Так, кредитование сельского хозяйства под 3-5% и введение ответных санкций дали прирост валовой продукции отрасли в текущем году в 3,7%.Таким образом, кредиты экономике нужны, но дать их нужно так, чтобы не разогнать инфляцию, не девальвировать рубль, обеспечить экономический рост, модернизацию и инновационное развитие экономики. Нужно превратить нашу банковскую систему в ответственные институты развития, которые эффективно под контролем Банка России и прокуратуры канализовали бы кредитные сред- ства, в том числе эмитируемые, в реальный сектор экономики на цели инвести- рования через проектное финансирование с жесткой системой отчетности. Ре- альный сектор экономики необходимо поставить в центр воспроизводственной системы, на нужды которого прежде всего должна работать банковская система. Совершенно очевидно, что без структурной реформы банковской системы не обойтись.Во-первых, прежде всего нужно решительнее продолжить курс на оздоровле- ние банковской системы, ликвидировать «карманные» банки, занятые обнали- чиваем и отмыванием денег, их выводом через фиктивные контракты за рубеж, и свести к нулю неэффективную с точки зрения влияния на экономический рост эмиссию через АСВ в результате несостоятельности таких банков.Во-вторых, нужно создать систему зарабатывания прибыли коммерческими банками именно на развитии реального сектора экономики, а не на спекулятив- ных операциях. Необходимо ограничить кредитные ставки по формуле «ключе-16Матюшок В.М. О стратегиях экономического роста Россиивая ставка + не более 2% или 3% в зависимости от региона», ввести более высокие налоговые ставки на прибыль КБ от валютных и других, не связанных с креди- тованием реального сектора и населения, операций.В-третьих, с целью стимулирования коммерческих банков к поиску выгодных проектов в реальном секторе необходимо ввести отрицательные процентные став- ки на депозиты коммерческих банков в Банке России. Такая практика применя- ется в странах ЕС и Японии и дает свои результаты.В-четвертых, ставки по срочным депозитам населения не могут быть ниже ключевой ставки, так как в противном случае это позволяет коммерческим бан- кам зарабатывать за счет кредитов Банка России, не заботясь о кредитовании реального сектора и населения.В-пятых, нужно законодательно ужесточить ответственность за финансовые преступления, рассматривая их как особо тяжкие.Пока же наша банковская система через высокие процентные ставки «отжи- мает» реальный сектор, повышая свою прибыльность, а Банк России, принимая на депозиты средства коммерческих банков, создает механизм торможения эко- номического роста.Об этих проблемах банковской системы, если не прямо, то косвенно говорил В.В. Путин в Послании Президента Федеральному собранию 1 декабря 2016 г., указывая на необходимость подкрепления деловой активности доступным фи- нансированием. «В целом кредитование экономики демонстрирует неустойчивую динамику. В рамках антикризисной поддержки в 2015-2016 годах мы пополнили капитал банковской системы на 827 миллиарда рублей. По оценкам, этот ресурс позволял банкам существенно нарастить кредитование реального сектора.Однако объем таких кредитов в текущем году не вырос, а немного даже и сни- зился… В текущем году отечественные банки восстановили свою рентабельность. Прибыль этого сектора экономики за 10 месяцев прошлого года составила 193 мил- лиарда рублей, а за тот же период этого года уже 714 миллиардов рублей. Рост почти в четыре раза» [7].Президент страны, отметив в Послании успехи АПК, ОПК, IT-индустрии, жилищном строительстве, легкой промышленности, машиностроении и других отраслях, поручил правительству разработать предметный план действий с уча- стием ведущих деловых объединений не позднее мая будущего года на период до 2025 года, «реализация которого позволит уже на рубеже 2019-2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых, а значит, наращивать позиции России в глобальной экономике», определив, «какой вклад в экономический рост внесут улучшение делового климата, запуск крупных инвестиционных проектов, наращивание несырьевого экспорта, поддержка малого и среднего бизнеса, дру- гие меры, какова будет роль регионов и отдельных отраслей производства» [7] и запустив в полную силу новые факторы роста.

V M Matyushok

Peoples’ Friendship University of Russia

Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 161

PDF (Russian) - 247


Copyright (c) 2016 Матюшок В.М.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.