TO THE QUESTION ON THE CURRENT STATE AND DEVELOPMENT OF INNOVATIVE ECONOMY IN RUSSIA

Abstract


Article deals with tendencies of development of innovative economy in Russia. It is shown that increased financing of innovation infrastructure and its basic institutions - venture capital funds, business incubators, technology parks - was not enough to create competitive environment that encourages the use of innovation. The factors of negative impact of foreign investors on innovative activity of enterprises of real sector of economy of Russia are examined. It is proved the ineffectiveness of increasing financing of development of certain parts of the innovative process without implementing the principle of common purpose of informal “team”: inventor - company - managers, that commercialize the invention. The approach to implementation of this principle by abolishing the taxon profit derived from using the innovation for a specified period.

Единственно возможным способом обеспечения высокого уровня жизни на- селения является переход экономики на инновационную социально-экономи- ческую модель развития - записано в преамбуле стратегии «Инновационная Россия 2020» (2010 г.) (Стратегия-2020, Стратегия). В этой же преамбуле зафик- сирована неэффективность принимаемых с 2000 г. государственных программ реализации этой задачи - инновационная активность компаний, конкуренто- способность российских инноваций, уровень коммерциализации изобретений«демонстрируют негативную динамику» [13]. Возникает вопрос: почему?Для изменения сложившейся ситуации в Стратегии-2020 предусмотрен ком- плекс мер, конечной целью которых является «повышение восприимчивости бизнеса и экономики в целом к инновациям» [13]. «Повышение» осуществляет- ся с использованием тех же инструментов, что и в невыполненных государствен- ных программах: увеличения финансирования всех субъектов инновационного процесса самими субъектами - государством, бизнесом, зарубежными компа-7Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 3ниями - в разном соотношении на разных этапах инновационного процесса, совершенствования инновационной инфраструктуры и, наконец, повышения присутствия иностранных инвесторов на российском инновационном рынке.Однако 19 декабря 2014 г. на заседании президиума Совета при президенте России о ходе реализации Стратегии в течение четырех лет было зафиксировано отсутствие прогресса в восприимчивости бизнеса к инновациям, несмотря на«увеличение», «создание», «повышение» и «совместную работу по реализации инновационной стратегии вместе с зарубежными компаниями». Последнее, в частности, А. Дворкович считает основным достижением последних лет, полагая, что вместе «мы можем это (реализацию инновационной Стратегии) делать наи- более эффективно» [7].Такой же подход у наших «корифеев» инновационной тематики. Помимо тра- диционного требования увеличить финансирование субъектов инновационного процесса, ими в явном или неявном виде подчеркивается необходимость при- влечения зарубежных компаний: академик РАН Н. Иванова - «активизация при- сутствия иностранных инвесторов» [2]; профессор О. Голиченко - «политика технологического толчка, в частности, внешними силами» [1]; профессор Н. Мо- исеева - концепция открытых инноваций «…неважно - своих или чужих» [6].По нашему мнению, фактический провал использовавшихся в течение по- следних 20 лет способов интенсификации инновационного процесса, эффектив- ных в условиях развитых стран, не может быть следствием только недостаточно- го финансирования инновационной сферы экономики и/или недостатка ино- странных инвестиций.Задача выявления факторов, которые в социально-экономических условиях России затрудняют использование технологических инноваций предприятиями реального сектора экономики, сегодня является наиболее актуальной. Без ее ре- шения остальные звенья инновационного процесса работают фактически вхоло- стую.Решению этой задачи в литературе уделено явно недостаточное внимание. Сам факт существования этой проблемы не отрицается [2; 6] Однако предложения по ее решению формулируются в самом общем виде. Конкретизация предложений отсутствует, что не позволяет оценить возможность их реализации на практике. Поэтому нами предпринято исследование особенностей функционирования ос- новных субъектов инновационного процесса в социально-экономических усло- виях России с целью выработать конкретные предложения по преодолению на- метившихся негативных процессов в инновационной сфере нашей экономики.Динамика развития инновационной экономики РоссииПри ясном понимании необходимости и важности проблемы инновационно- го развития России на всех уровнях государственного управления и неоднократ- но предпринятых попытках правительства по интенсификации взаимодействия науки и производства - основного механизма инновационной экономики - ин- дикаторы-характеристики использования инноваций в народном хозяйстве в 2013 г. в основном остались на уровне 2000 г. (табл. 1).8Диесперова Н.А. Состояние и развитие инновационной экономики в РоссииТаблица 1Динамика показателей инновационного развития промышленности России*ПоказательГод200020052010201120122013Удельный вес инновационно активных организаций10,69,19,39,69,99,7Затраты на технологические инновации, млн долл. США*49,4125349469583747То же, % от общего объема1,41,21,51,51,82,3Внутренние затраты на НИОКР, млрд руб.76,7231523610699702То же, % ВВП1,051,071,131,091,221,21Используется передовых технологий, тыс. ед.70,0141203192191119То же разработано в РФ, % от использованных0,980,450,420,590,690,61Отношение поступлений от экспорта технологий к за- тратам на импорт технологий, отн. ед.1,110,400,440,310,33н/дДля расчета взяты данные 2013 г., как года предшествующего ухудшению технико-экономических показателей экономики РФ.Источник: составлено автором [14]Неудовлетворительная динамика развития инновационной экономики России является, по мнению научной общественности, следствием, во-первых, недо- статочного финансирования НИОКР, во-вторых, невосприимчивости российских предприятий реального сектора к инновациям, в-третьих, непоследовательной и невнятной государственной политикой, как в вопросах мотивации акторов всех стадий инновационного процесса, так и создания инновационной инфраструк- туры.При несомненной важности влияния каждого из этих факторов в отдельности и в их взаимосвязи на развитие инновационной экономики остается открытым вопрос: почему в 2013 г. при радикальном в 15 раз увеличении затрат на техноло- гические инновации во всех отраслях промышленности и почти десятикратном увеличении внутренних затрат на НИОКР показатели «инновационности» эко- номики остались приблизительно на уровне 2000 г.? Положение существенно не меняется и по мере развития инфраструктуры национальной инновационной системы (НИС) России: доля отечественных разработок от использованных в промышленности передовых производственных технологий осталась на уровне 2000 г., хотя создано и сегодня действует более 700 венчурных фондов, бизнес- инкубаторов, центров трансфера технологий, технопарков и пр.Очевидно, что для преломления негативной тенденции развития российской национальной инновационной системы (НИС) государство должно обеспечить согласованную деятельность трех основных звеньев инновационного процесса: генератора идеи (изобретателя) - предприятия (реализация идеи) - менеджера, способного коммерциализировать инновацию в условиях неопределенного рын- ка и прежде всего заинтересовать предприятие в использовании инноваций - при невосприимчивости бизнеса к инновациям сектор генерации знаний работает вхолостую либо в интересах зарубежных компаний, а деятельность множества институтов инновационной инфраструктуры малопродуктивна.9Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 3Помимо влияния коррупции, «откатов» и пр., важнейшей объективной при- чиной неэластичности показателей инновационности российской экономики по отношению к инвестициям в инновации является, с нашей точки зрения, «не- корректное» использование западных институтов инновационной экономики в российской практике, а именно: российский вариант соответствующего инсти- тута может воспроизводить почти в точности такой же зарубежный, однако не- которые неучтенные нюансы этого «почти» в ходе функционирования того же института в российских условиях существенно снижают ожидаемый эффект, ино- гда даже до трансформации института развития в институт торможения.Инфраструктура инновационной экономики включает институты патентного права, инновационно-активные предприятия, венчурные фонды, бизнес-инку- баторы, технопарки, центры трансфера технологий и пр.Патентное законодательство Российской ФедерацииПолитика государства в области патентного законодательства по отношению к «источнику» инноваций - изобретателю, генератору новых идей - в значи- тельной мере определяет инновационный потенциал страны.Патентное законодательство России - ч. IV, разд. 1370 ГК РФ - в своих ос- новных положениях воспроизводит патентное право Германии [1]. Однако в рос- сийском «исполнении» немецкого подхода практически исчезла мотивация участ- ников инновационного процесса к созданию и коммерциализации изобретений.Так, неотъемлемой частью патентного права Германии является специальный закон о служебных изобретениях, в котором детально разработана процедура определения категории изобретения - «служебное» (собственность работодате- ля изобретателя) или «свободное» (собственность автора), определено право ав- тора самостоятельно использовать свое изобретение [12].В России «исключительное право работодателя на служебное изобретение и право получения патента» на все изобретения своего работника (п. 3 ст. 1370 ГК РФ) фактически лишает автора изобретения возможности самостоятельно реализовать свою идею на практике.В патентном праве Германии также предельно детализированы все вопросы взаимоотношения работодателя и автора по вопросам материального вознаграж- дения последнего за использование работодателем изобретения. В Германии, как и в большинстве зарубежных стран, значительно снижается (вплоть до отмены) налог на прибыль от использования инноваций. При этом максимальные нало- говые льготы получают предприятия, «обеспечивающие успешную коммерциа- лизацию результатов НИОКР с достаточной прибылью», для остальных льготы лишь частично компенсируют предпринимательский риск при внедрении инно- вации.В Гражданском кодексе РФ, кроме «пожелания» автору «договориться» с ра- ботодателем о своих правах за использование изобретения и авторском возна- граждении, а в случае разногласий - обращаться в суд общей юрисдикции (п. 4 ст. 1370 ГК РФ), нет положений, защищающих права автора, если не считать Постановления правительства о гарантии выплаты авторского вознаграждения10Диесперова Н.А. Состояние и развитие инновационной экономики в Россиив размере среднемесячного оклада за каждый год использования изобретения независимо от экономического эффекта от внедрения инновации.Представляется, что более всего положениям, направленным на мотивацию всех участников инновационного процесса, соответствовал закон СССР от 31.05.1991 № 2213-1 «Об изобретениях в СССР» (Закон). «Сконструированный» на базе зарубежного патентного законодательства Закон обеспечивал компенса- цию предприятию (работодателю) временное ухудшение экономических пока- зателей из-за неизбежных затрат на освоение новой техники освобождением от налога на прибыль, получаемую от использования изобретения, в течение пяти лет, а также расходы на выплату вознаграждения автору - 15% от экономическо- го эффекта, сотрудникам предприятия, обеспечившим освоение и коммерциа- лизацию изобретения - 30%. Закон также регламентировал порядок и срок вы- платы вознаграждения и ответственность за нарушение этих положений [4].Особенно важно, что Закон полностью соответствует таким критериям, как простота, прозрачность, публичность, так как его формулировки понятны всем и исключают их произвольное толкование в отличие от действующих сегодня инновационных льгот, правила использования которых «допускают различную интерпретацию (а иногда и произвол)» [2].Таким образом, для увеличения восприимчивости отечественных предприятий к инновациям и тем самым существенного повышения КПД финансирования НИОКР необходимо, по нашему мнению, принять отдельный закон на основе идеологии «Закона об изобретениях в СССР», сохранив его ключевые положения: отмену налога на прибыль от использования изобретений на определенный срок и гарантирование нижних предельных значений вознаграждения всех участников инновационного процесса от экономического эффекта при использовании изо- бретения.Следует особенно подчеркнуть: кардинальное изменение налогообложения«инновационной» прибыли предприятий является решающим фактором повы- шения эффективности использования инвестиций, поскольку до 80% затрат в инновационной сфере экономики на технологические инновации финансируют сами предприятия. Постоянное увеличение финансирования НИОКР без нало- гового стимулирования предприятий реального сектора экономики сегодня не- достаточно для вывода из «застоя» показателей инновационной экономики Рос- сии, особенно в условиях, когда значительная часть предприятий реального сек- тора экономики - от 20% (данные Росстата 1995-2013 гг. [9]) до 70% [16] - находится под контролем зарубежных инвесторов, устанавливающих соб- ственные правила взаимоотношений изобретатель - работодатель или «прива- тизирующих» интеллектуальную собственность российских изобретателей в пол- ном соответствии с ГК РФ [5].Венчурное предпринимательствоПод контролем зарубежных компаний оказалось и российское венчурное пред- принимательство - один из важнейших элементов инновационной экономики - промежуточное звено между новым знанием (НИОКР) и реальным сектором11Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 3экономики, «когда к изобретению подключается бизнес и новая идея становится инновацией» [8].Вся российская система венчурных инвестиций и реализующих их венчурных фондов была сформирована зарубежным капиталом в переходные 1990 гг. Уже в 1994 г. первые 500 млн долл. США зарубежных венчурных инвестиций были раз- делены между подконтрольными ЕБРР одиннадцатью региональными венчур- ными фондами. Далее количество зарубежных венчурных фондов и их террито- риальное размещение менялись со временем, фактически до 2007 г. 98% венчур- ных инвестиций в России предоставлял зарубежный капитал. Однако миллиардные долларовые инвестиции зарубежного венчурного капитала не ока- зали заметного влияния на «инновационность» российской экономики (см. табл. 1) и не стали эффективным финансовым инструментом превращения идеи в инновацию.«Трансформация» эффективного на Западе института венчурного финанси- рования в неэффективный в России обусловлена, по нашему мнению, тем, что в зарубежном исполнении венчурные по способу инвестирования и налоговым преференциям российские фонды в своем большинстве не являются таковыми по выполняемым функциям, которые должны включать инвестиционную под- держку малых предприятий, реализующих инновационные проекты от идеи (start- up) до eе коммерциализации (exit), а также финансирование существующих и особенно вновь создаваемых наукоемких и высокотехнологичных предприятий в промышленности. Например, в США 30-40% инвестиций приходится на ран- ние стадии инновационного проекта, 10-25% - на поздние стадии, 40-55% - на наукоемкие производства и на фирмы, капитализация которых по каким-либо причинам занижена, чтобы при помощи венчурных влияний выводить их на не- обходимый уровень [12].В России те же западные венчурные фонды до 95% своего капитала вклады- вали в уже закрепившиеся на рынке предприятия с положительной динамикой роста «в рамках программ поддержки российских частных и приватизированных предприятий преимущественно среднего бизнеса». Большинство этих предпри- ятий не могли получить кредит для развития традиционным путем, так как их приватизация проводилась, как правило, по заниженной стоимости. Кредитором стал зарубежный капитал, который под «флером» венчурных инвестиций поста- вил под свой контроль лучшие на то время отечественные предприятия, посколь- ку венчурный инвестор в качестве обязательного условия внебиржевого (прямо- го) финансирования, осуществляемого без обеспечения, получает определенные права в управлении финансируемым предприятием (модель hands-on) и право (возможность) проводить политику инвестирования не в инновационные про- екты, а преимущественно в близкие к коммерческим бизнес-проекты с целью получения прибыли и захвата некоторых секторов российского рынка [1].Тем самым иностранные венчурные фонды «выключили» на длительное время из инновационной деятельности наиболее «успешные российские предприятия реального сектора» в большинстве отраслей народного хозяйства, т.е. «россий- ские» венчурные фонды стали играть роль своеобразного барьера, скорее пре-12Диесперова Н.А. Состояние и развитие инновационной экономики в Россиипятствующего, чем способствующего инновационному развитию экономики России.Кроме того, под иностранным финансовым «зонтиком» сформировалась ин- фраструктура по существу псевдовенчурного инвестирования малых и средних предприятий, максимально приближенных к конечному потребителю, тогда как в своих странах те же самые, что и действующие в РФ фонды, финансируют ин- новационное развитие таких предприятий. Поэтому, несмотря на рост капитали- зации и числа венчурных фондов (табл. 2), показатели инновационности россий- ской экономики остались на уровне 2000 г. (см. табл. 1). Немалые деньги, вло- женные государством в развитие венчурного предпринимательства, пока не оправдались (табл. 2).Показатели деятельности российских венчурных фондов в 2011-2013 гг.Таблица 2ПоказательГод201120122013Число действующих ВФ на территории РФ, ед.97160200Совокупная капитализация ВФ, млн долл.4494 5375 510Совокупный объем сделок, млн долл.0711 9802 890Объем сделок на рынке РФ за год, млн долл.746912653Число венчурных сделок на рынке РФ, ед.137188222Стоимость одной сделки (в среднем), млн долл.5,45,63,1Источник: данные годового отчета ОАО «Российская венчурная компания» с учетом грантов, ин- вестиций в развитие инфраструктуры, сделок [11].Данные таблицы 2, казалось бы, свидетельствуют об успешном развитии вен- чурного предпринимательства в России. Но это успехи преимущественно в сфе- ре ИКТ, куда в 2013 г. направлено 80,7% (2956 млн долл. США) всех денег на раз- работку программ для e-коммерции, решений для бизнеса, игр, развлечений, туризма и пр. Это продукт для ограниченного числа российских уже «инноваци- онно активных» организаций или для дальнего зарубежья. Так получается, что«…привлекая американское венчурное финансирование, все перспективные стар- тапы, включая с R&D на территории России очень быстро становятся американ- скими по собственности…» [12].Естественно, что достижения наших «венчуров» (экспорт программного про- дукта ~ 6 млрд долл. США в 2013 г.) на фоне финансирования отраслей реальной экономики от 0,1% (транспорт) до 2,5% (медицина/здравоохранение) от всего объема венчурных инвестиций не изменили «инновационности» российской эко- номики [13], т.е., российская венчурная индустрия с точки зрения влияния на инновационное развитие реального сектора экономики, пока работает в значи- тельной мере вхолостую и при увеличении государственного финансирования в развитие венчурной инфраструктуры. Пока же трудно ожидать, что предприятия реального сектора изыщут «длинные деньги» (предполагая отдачу венчурных вло- жений в лучшем случае через 3-5 лет) без существенных налоговых льгот на прибыль от внедрения инновации.13Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 3Технопарки и бизнес-инкубаторыВ деятельности технопарков в России как важнейшего института инноваци- онной экономики прослеживаются похожие проблемы.Массированные бюджетные инвестиции в 2006-2009 гг. привели к созданию по всей стране сети технопарков, по числу которых (180-200) Россия почти срав- нялась с США (от 130 до 350) , Европой (200) и значительно опережает Японию (25). Однако их деятельность пока не изменила совокупный уровень инноваци- онной активности: в 2015 г. те же ~10% ИАП, что в 2000 г., против 50-80% в раз- витых странах, хотя российские технопарки по структуре и функциям аналогич- ны зарубежными и в своей деятельности руководствуются теми же принципами, что европейские и американские технопарки - экономической эффективностью. С этой точки зрения технопарки, созданные государством по программе 2006 г.«Создание технопарков в сфере высоких технологий», демонстрируют устойчивый рост новых рабочих мест, совокупной ежегодной выручки резидентов и произво- дительности труда в компаниях резидентов (табл. 3). Те технопарки, инфраструк- тура которых наиболее полно соответствует западным аналогам, достигли само- окупаемости и получают значительную чистую прибыль от своей деятельности уже через 1-3 года после образования. В частности, это технопарк «Слава» (Мо- сква) и «Идея» (Казань), которые соответствуют западным аналогам почти во всем, за исключением принципа «работы» со своими компаниями-резидентами.Показатели функционирования технопарков РФ в 2011-2014 гг.Таблица 3ГодКоличество резидентов, ед./рост, %Количество новых рабочих мест, ед./ рост, % / рабочих на одного резидента, чел.Совокупная выручка резидентов в год, млрд руб./ на одного резидента, млн руб./ на рабочее место, тыс. руб. в год./ рост, %2011459/ + 54,513 860 / + 90,0 / 3010,6 / 21,91 / 764 / - 62,22012687/ + 49,715 246 / + 10,4 / 2226,0 / 37,80 / 1 705 / + 123,22013704/ + 2,417 089 / + 12,1 / 2431,8 / 45,20 / 1 860 / + 9,12014775/ + 10,018 875 / + 10,4 / 2440,5 / 52,20 / 2 145 / + 15,0по числу рабочих мест - это малые предприятия, по выручке - микропредприятия [10].Источник: составлено автором по данным Минкомсвязи [3].Главное и принципиальное, на наш взгляд, различие состоит в том, что за ру- бежом деятельность технопарков способствует развитию компаний-резидентов, готовых после ограниченного времени (обычно 2-3 года) пребывания «под кры- лом» технопарков к конкуренции в соответствующей сфере мирового рынка. Со- ответственно, зарубежный технопарк обеспечивает полный цикл услуг по раз- мещению и развитию только инновационных компаний. Другие, как известно, не выживают на мировом рынке.Российские же технопарки способствуют достижению конкурентоспособности большей части своих резидентов путем предоставления налоговых и прочих льгот на период до 10 лет функционирования на территории ТП, т.е. только по факту обладания статуса «резидент технопарка» компания получает конкурентные пре-14Диесперова Н.А. Состояние и развитие инновационной экономики в Россииимущества над компаниями того же профиля, но не имеющими соответствую- щего пакета льгот: при прочих равных условиях чистая прибыль резидентов тех- нопарков на 40-50% выше, чем у нерезидентов [15]. Поэтому для компании-ре- зидента забота об инновациях для увеличения конкурентоспособности уходит на второй план.Как результат, доля инновационных предприятий в большинстве российских технопарков обычно находится в пределах 5-10%. Остальные - чисто произ- водственные компании или компании, многие из которых, декларируя свою ос- новную деятельность как инновационную, фактически занимаются так называ- емой «дополнительной» деятельностью - производством и продажей своей про- дукции, чаще всего разработанной на основании советских заделов в 1990 гг.Что касается продуктивности российских бизнес-инкубаторов, то в России в ходе «инкубации» выживаемость российских резидентов (86%) незначительно отличается от западной (~90%), но «добиваются успеха и остаются на рынке» по- сле выхода из бизнес-инкубаторов за рубежом 87% компаний, в России - 27% (исключение - сфера IT), что является следствием низкого спроса на инновации [7]. Поэтому успешные стартапы не спешат покидать БИ (технопарк), ожидая«заморских купцов». Таковыми являются «якорные» резиденты российских тех- нопарков - отделения мировых ТНК (Siemens AG, Yocogama Electric, Intel и др.), привлекаемые для повышения выживаемости стартапов - крупные арендаторы инфраструктуры технопарка, покупатели и заказчики инновационных товаров и услуг взамен на доступ к человеческим ресурсам и компетенциям российских компаний-резидентов. Приоритет «якорных» - активная работа с резидентами технопарка и теми, кто уже покинул технопарки, для продвижения своих про- дуктов на рынок России, и реализация нестандартных инновационных решений, генерируемых нашими резидентами, но на своей «материнской» территории [17].При таком подходе к повышению выживаемости своих «нестандартных» ре- шений технопарки фактически передают их якорным резидентам-компаниям, которые реализуют эти изобретения на мировом рынке, скорее всего, под своим брендом. Так, сегодня в сфере инноваций воспроизводятся определенные черты негативной практики советской НИС, когда наши «нестандартные» решения, например непрерывная разливка стали, продавались за рубеж по цене «полуфа- брикатов», а потом закупались в «в металле» за очень высокие деньги.Таким образом, приведенные результаты анализа динамики НИС России с 2000 по 2013 гг. позволяют утверждать, что вопреки мнению большинства о клю- чевой роли уровня финансирования НИОКР в области технологических инно- ваций все большее вливание бюджетных денег в существующую инновационную инфраструктуру и все большее привлечение иностранных инвестиций не при- ведет к кардинальному улучшению нашей инновационной экономики без не ме- нее кардинальных мер по изменению отношения промышленных предприятий к инновациям.В качестве таковых предлагается корректировка налогообложения прибыли инновационно активных предприятий, что сегодня имеет принципиальное зна- чение для инновационного развития российской экономики, а именно: значи-15Вестник РУДН, серия Экономика, 2016, № 3тельное снижение или отмена на определенный срок налога на прибыль от ис- пользования изобретения позволит предприятию получить средства, необходимые для возмещения расходов, неизбежных при «внедрении» инноваций, а также до- стойного вознаграждения автора изобретения и «лиц, способствующих созданию, использованию и коммерциализацию изобретения». Иными словами, реализовать принцип общности цели всех участников творческой деятельности по созданию инновации, открывающий возможности для проявления синергического эффек- та в неформальном «коллективе»: автор изобретения - предприятие (работода- тель) - менеджеры, обеспечивающие коммерциализацию инновации.

N A Diesperova

Peoples’ Friendship University of Russia

Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 137

PDF (Russian) - 297


Copyright (c) 2016 Диесперова Н.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.