Assessment of recreational use of specially protected natural territories of Tatishchevsky district of Saratov region

Cover Page

Abstract


The influence of recreation being a set of measures to restore health and recreation, on the main components of forest phytocenoses in specially protected natural territories of the Tatishchevsky district of the Saratov region has been studied for the first time. These phytocenoses have been intensively used for tourism for a long time. The intensity and visits activity of protected areas has been determined; the recreational capacity of territorial objects has been studied. The degree of forest landscapes has been revealed in specially protected natural territories. The findings allow predicting the future state of the natural resources of the Saratov region and can be taken into account when assessing their optimal use.


Введение В настоящее время уделяется огромное внимание проблемам организации рекреационного природопользования на охраняемых природных территориях. Современные исследования показывают, что рекреационная деятельность является одним из главных факторов трансформации природных ландшафтов, влияние этого фактора растет в геометрической прогрессии, в результате увеличения плотности рекреантов на территории природных ландшафтов [3, 4, 11, 15]. Возникает проблема оптимизации рекреационных нагрузок на природные объекты. С целью решения данной проблемы необходимо установить и научно обосновать нормативы рекреационного воздействия экологической нагрузки на природные комплексы. Определение закономерностей рекреационной деятельности, распределения потоков рекреантов, а также зон распределения рекреантов на определенной территории позволяет предвидеть увеличение нагрузок на географические ландшафты, а значит и предотвращать их [5; 7; 9]. Андриянова Ю.М., Сергеева И.В., Мохонько Ю.М., Гусакова Н.Н., 2019 This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ О структуре, современном состоянии географических ландшафтов, их использовании в целях туризма и отдыха дают достоверное представление результаты комплексной рекреационной оценки. При проведении оценки рационального использования природных ресурсов полученные заключения позволяют прогнозировать их будущее состояние. Таким образом, цель настоящего исследования - оценка рекреационного использования особо охраняемых природных территорий Татищевского района Саратовской области. Материалы и методы исследования Оценка рекреационной устойчивости особо охраняемых природных территорий осуществлялась в 2016-2018 годах в Татищевском районе Саратовской области. Татищевский район - это один из наиболее живописных и рекреационно значимых районов Саратовской области. Исследования проводились на территории трех памятников природы: Дендрарий Вязовского учебно-опытного лесхоза Саратовского государственного аграрного университета имени Н.И. Вавилова, Вязовская вековая дубрава, Вязовский черноольшатник. Данные особо охраняемые природные территории выбраны в качестве объектов исследований, поскольку расположены вблизи населенного пункта и в непосредственной близости друг от друга, а также подвергаются частым и продолжительным рекреационным нагрузкам. Вязовская вековая дубрава является памятником природы регионального значения ботанического профиля (общая площадь 4,54 га). В древостое наблюдаются старовозрастные дубы (коренного байрачного семенного дуба черешчатого (Quercus robur L.)), вяз шершавый (Ulmus glabra Huds.), осина обыкновенная (Populus tremula L.), клен остролистный (Acer platanoides L.). Травяной ярус представлен разнотравьем с участием рудеральных видов. Ценность памятника природы обусловлена его уникальными ксилологическими свойствами. Охране подлежат более 100 экземпляров векового дуба. Вековая дубрава имеет рекреационное, водоохранное, образовательно-воспитательное и научное значение. Вязовский черноольшатник является памятником природы регионального значения ботанического профиля (общая площадь 16,80 га). Памятник природы создан для сохранения естественной лесной экосистемы, представленной экземплярами ольхи клейкой (Alnus glutinosa (L.) Gaertn.). На территории памятника природы наблюдаются разные типы ольшатников: с черемухой обыкновенной (Prunus padus L.), смородиной черной (Ribes nigrum L.), ивой разных видов (Salix L.), таволгой вязолистной (Filipendula ulmaria (L.) Maxim.), снытью обыкновенной (Aegopodium podagraria L.), крапивой двудомной (Urtica dioica L.), хвощем полевым (Equisetum arvense L.), недотрогой обыкновенной (Impatiens noli-tangere L.) и др. Особенно ценен черноольшатник страусниковый. Также встречаются экземпляры отдельно стоящего дуба черешчатого (Quercus robur L.). Ветреница лютичная (Anemone ranunculoides L.), хохлатка Галлера (Corydalis solida (L.) Clairv.), будра плющевидная (Glechoma hederacea L.) довольно обильны в травяном ярусе, рассеянно встречается чистяк весенний (Ficaria verna Huds.), единично - медуница неясная (Pulmonaria obscura Dumort.). Изредка по склонам встречаются участки с кочедыжником женским (Athyrium filix-femina (L.) Roth ex Mert.). Виды папоротников, встречающиеся в черноольшатнике, занесены в Красную книгу Саратовской области. Дендрарий Вязовского учебно-опытного лесхоза Саратовского государственного аграрного университета имени Н.И. Вавилова является памятником природы регионального значения ботанического профиля (общая площадь 3,70 га). Дендрарий окружают естественные дубравы и черноольховые насаждения в надпойменной террасе речки Вязовка. Особый интерес вызывают хвойные интродуценты: тис ягодный (Taxus baccata L.), тсуга канадская (Тsuga canadensis (L.) Carrière), псевдотсуга Мензиса (Pseudotsuga menziesii (Mirb.) Franco), кипарисовик горохоплодный (Chamaecyparis pisifera (Siebold & Zucc.) Endl.), можжевельник обыкновенный (Juniperus communis L.), сосна Веймутова (Pinus strobus L.). Плодоносящие насаждения кедра сибирского (Pinus sibirica Du Tour) являются уникальными для степной зоны. Хмелеграб обыкновенный (Ostrya carpinifolia Scop.) представляет особую ценность из произрастающих представителей лиственных растений. Учет комплексного числового показателя, отображающего количество посещений рекреантами территорий памятников природы, проводился на основных входах, определенных по материалам предварительного обследования, при этом устанавливали коэффициент сменности пребывания рекреантов на объекте исследований [15]. При проведении оценки рекреационной устойчивости ландшафтов особо охраняемых природных территорий были использованы следующие методики: определения интенсивности и активности посещения рекреационной территории по А.И. Тарасову [14], определения мощности, давления и агрессивности по А.И. Тарасову [14], расчета рекреационной емкости территории по С.Л. Рысину [12], а также метод определения стадии дигрессии природного комплекса по Н.С. Казанской [10] и трамплеометрический метод определения рекреационной нагрузки по А.С. Сорокину [13]. Результаты и обсуждение Важное место среди результативных способов предотвращения потенциально негативных последствий рекреационного воздействия занимает распределение рекреантов по территории в соответствии с уровнями допустимых для данного географического ландшафта рекреационных нагрузок. Строго определенное число рекреантов имеет возможность находиться на территории каждого отдельного ландшафта, превышение их количества будет сопровождаться деградацией природных комплексов. Сохранить и обеспечить использование природных ландшафтов в качестве рекреационных ресурсов в течение длительного времени возможно при оптимальных нагрузках на эти территории [6]. Расчет показателей интенсивности и активности посещения рекреантами памятников природы показал, что: - показатель суммарного времени посещения Вязовской вековой дубравы средний и находится на уровне нормы, что обусловлено средним временем пребывания рекреантов на его территории; следовательно, социально-экологическая связь между интенсивностью и активностью посещений находится на среднем уровне (рис. 1); · показатель суммарного времени посещения Вязовского черноольшатника низкий; соответственно, показатели интенсивности и активности посещения территории рекреантами снижаются; · показатель суммарного времени посещения Дендрария Вязовского лесхоза - средний (рис. 1). Суммарное время посещений (Total time of visits) Интенсивность посещений (Intensity of visits) Рис. 1. Показатели суммарного времени и интенсивности посещения рекреантами объектов исследований [Figure. 1. Indicators of the total time and intensity of visits of the research objects] В ходе наших исследований установлено, что мощность воздействия на памятники природы «Вязовская вековая дубрава» и «Дендрарий Вязовского лесхоза» достаточно высокая. В первом случае это определяется длительным пребыванием рекреантов на территории памятника природы ввиду наличия развитой инфраструктуры, во втором случае прослеживается связь лишь с периодическим пребыванием рекреантов на территории памятника природы в научных целях. Показатели рекреационного давления и агрессивности рекреантов на исследуемых территориях высокие и зависят от показателя мощности воздействия рекреантов [1; 2]. Вязовский черноольшатник подвергается низкой мощности воздействия рекреации, рекреационному давлению и агрессивности рекреантов ввиду отсутствия инфраструктуры и наличия болотистой местности. С.Л. Рысиным разработана методика оценки рекреационного воздействия на лесные биоценозы, которая обобщает наиболее важные показатели устойчивости ландшафтов и находящихся на них насаждений в условиях рекреационного воздействия [12]. Коэффициента рекреационного потенциала памятников природы составляет: 0,73 - для Вязовской вековой дубравы, 0,76 - для Вязовского черноольшатника, 0,65 - для Дендрария Вязовского лесхоза, что соответствует высокому качеству насаждений на данных особо охраняемых природных территориях. Оценка рекреационной емкости Вязовской вековой дубравы показала, что данная территория может вместить 66 рекреантов одновременно, что не вызовет деградации биогеоценозов, а рекреанты не будут испытывать дискомфорт. Пребывание рекреантов на территории памятника природы составляет 14 чел./га, что не превышает допустимую рекреационную нагрузку на данную территорию и, как следствие, не приводит к деградации лесных экосистем (рис. 2). Рекреационная емкость территорий, чел. (Recreational capacity of the territory, people) 250 217,06 200 150 100 66,28 50 40,89 14,6 12,95 11,05 0 Вязовская вековая дубрава Вязовский черноольшатник Дендрарий СГАУ (Vyazovka century-old oak-wood) (Vyazovka sticky alder forest) Объекты исследований (Objects of research) (AДrbеoнrдeрtuарmиoйfСthГeАУ Saratov(ASrtbatoereAtugmraroiafntheUSniavreartsoivty) State Agrarian University) Рекреационная ёмкость всей территории рекреационного объекта, чел. (Recreation capacity throughout the recreational object, people) Рекреационная ёмкость объекта на 1 га, чел. (Recreational capacity of the object per 1 ha, people) Рис. 2. Рекреационная емкость объектов исследований [Figure 2. Recreational capacity of research objects] Рекреационная емкость Вязовского черноольшатника составляет 217 человек, что обусловлено обширной площадью объекта рекреации. На 1 га рекреационной территории памятника природы одновременно, не нарушая лесные экосистемы, могут находиться 13 человек. Оценка рекреационной емкости Дендрария вязовского лесхоза показывает, что данный объект рекреации может вместить 40 рекреантов одновременно. Пребывание рекреантов на территории памятника природы составляет 11 чел./га, это не превышает допустимую рекреационную нагрузку на данную территорию и не вызывает деградацию лесных экосистем. Установлено, что в рекреационных целях наиболее интенсивно используется рекреантами Вязовская вековая дубрава. Вязовский черноольшатник и Дендрарий Вязовского лесхоза менее интенсивно используются рекреантами в связи с ограниченными территориальными возможностями. В процессе рекреационной деятельности антропогенной нагрузке подвергаются все компоненты лесных экосистем, в связи с чем в основу метода определения стадий дигрессии ландшафтов должна быть положена верификационная характеристика данных по различным этапам деградации идентичных типов географических ландшафтов [14]. Этапы деградации оцениваются с помощью следующих показателей: состояние и количество подроста и подлеска, наличие или отсутствие механических повреждений деревьев, характер и мощность лесной подстилки; доля территории, которая занята различными тропами; полнота насаждений в лесных экосистемах, сокращение их радиального прироста; соотношение различных сообществ в составе травянистой растительности и др. Между третьей и четвертой стадиями дигрессии проходит граница устойчивости природного комплекса. Следовательно, третья стадия дигрессии принимается за предельно допустимую нагрузку. На четвертой стадии начинаются необратимые изменения в природном комплексе, а на пятой стадии дигрессии уже наблюдается угроза гибели лесных насаждений [8]. В ходе наших исследований было установлено, что у Вязовского черноольшатника (как участка с минимальной нагрузкой) наблюдается первый этап рекреационной деградации (не значительно нарушен травяной покров, подлесок и подрост находятся в жизнеспособном состоянии, в древостое биоценоза преобладают деревья отличного и хорошего состояния, проективное покрытие травостоя из лесных видов составляет 25 %, мхов - 35 %). Следов рекреационной нагрузки на данной территории не обнаружено, в связи с чем корректировка рекреационного использования объекта не требуется. У Вязовской вековой дубравы и Дендрария Вязовского лесхоза прослеживается вторая стадия дигрессии. На территориях данных памятников природы наблюдается преобладание сорных растений над лесными, присутствует низкая степень вытаптывания подстилки, верхний слой почвы обнажен на 5 %, в подросте и подлеске поврежденные и усыхающие деревья составляют около 15 %. На территориях данных памятников природы возможно лишь незначительное увеличение дорожно-тропочной сети. Основными причинами деградации компонентов природной среды рекреационных территорий являются их активная и чрезмерная посещаемость. Расчеты фактической нагрузки на объекты рекреации показали, что в Вязовской вековой дубраве число погнутых проволочек составило 50 шт. - это соответствует рекреационной нагрузке в 10 чел./га; в Дендрарии Вязовского лесхоза число погнутых проволочек - 25 шт. - то есть рекреационная нагрузка составляет 6 чел./га. Самое наименьшее число погнутых проволочек было отмечено в Вязовском черноольшатнике - 8 шт., что свидетельствует о низкой рекреационной нагрузке - 2 чел./га. Установлено, что величины фактических рекреационных нагрузок на территории памятников природы в общем не превышают допустимых значений, что предоставляет вероятную возможность их использования как рекреационных ресурсов. Наряду с фактической рекреационной нагрузкой рассчитывается ожидаемая нагрузка для прогноза норм антропогенных рекреационных нагрузок на природу. Установлено, что ожидаемая рекреационная нагрузка на Вязовскую вековую дубраву составляет 48,61 чел./га, на Вязовский черноольшатник - 13,14 чел./га, на Дендрарий Вязовского лесхоза - 59,65 чел./га. При определении ожидаемой рекреационной нагрузки на памятники природы выявлено, что в случае с Вязовской вековой дубравой и Дендрарием Вязовского лесхоза ожидаемая нагрузка в 3-6 раз превышает фактическую и допустимую рекреационные нагрузки. На Вязовский черноольшатник ожидаемая нагрузка не превышает фактическую и допустимую нагрузки ввиду обширной площади объекта рекреации [1; 2]. Заключение В ходе исследований по оценке рекреационной устойчивости ландшафтов особо охраняемых природных территорий Татищевского района Саратовской области установлено, что Вязовская вековая дубрава и Дендрарий Вязовского лесхоза являются самими посещаемыми территориями, так как имеют развитую инфраструктуру рекреационного характера. В связи с отсутствием инфраструктуры и болотистой местностью в границах Вязовского черноольшатника показатели интенсивности и активности посещения этой территории являются низкими. Мощность рекреационного воздействия на Вязовскую вековую дубраву и Дендрарий Вязовского лесхоза высокая. Это определяется длительным пребыванием рекреантов на их территории ввиду наличия развитой инфраструктуры или использования в научных целях. Вязовский черноольшатник подвергается самой низкой мощности воздействия рекреации, рекреационному давлению и агрессивности рекреантов из исследуемых территорий рекреации. В целом оценка показателей выявила, что на объектах исследований рекреационная емкость территорий не превышает допустимые нагрузки. Анализ стадий рекреационной дигрессии исследуемых лесных ландшафтов памятников природы позволил заключить следующее: первая стадия рекреационной дигрессии наблюдается у Вязовского черноольшатника, второй стадии дигрессии - у Вязовской вековой дубравы и Дендрария Вязовского лесхоза. На данных объектах рекреации требуется незначительное регулирование рекреационного использования путем увеличения дорожно-тропочной сети. Установлено, что величины фактических рекреационных нагрузок на изучаемые особо охраняемые природные территории в целом не превышали разрешенных значений, что обеспечивает возможность их дальнейшего использования как рекреационных природных ресурсов. Несмотря на доступность объектов в качестве рекреации, памятники природы не подвергаются рекреационной нагрузке, выходящей за пределы допустимой.

Yulia M Andriyanova

Saratov State Agrarian University named after N.I. Vavilov

Author for correspondence.
Email: zay-84-84@mail.ru
Saratov, Russian Federation

Candidate of Agricultural Sciences, Associate Professor of the Chair “Botany, Chemistry and Ecology”

Irina V Sergeeva

Saratov State Agrarian University named after N.I. Vavilov

Email: ivsergeeva@mail.ru
Saratov, Russian Federation

Doctor of Biological Sciences, Head of the Chair “Botany, Chemistry and Ecology”

Yulia M Mokhonko

Saratov State Agrarian University named after N.I. Vavilov

Email: mohonko78@mail.ru
Saratov, Russian Federation

Candidate of Agricultural Sciences, Associate Professor of the Chair “Botany, Chemistry and Ecology”

Natalia N Gusakova

Saratov State Agrarian University named after N.I. Vavilov

Email: sintetic@sgau.ru
Saratov, Russian Federation

Doctor of Chemical Sciences, Professor of the Chair “Botany, Chemistry and Ecology”

  • Andriyanova YuM, Sergeyeva IV, Mokhonko YuM, Grishina AA, Noskova YuS. Otsenka rekreatsionnoy ustoychivosti landshaftov osobo okhranyayemykh prirodnykh territoriy Tatishchevskogo rayona Saratovskoy oblasti. Transformatsiya ekosistem pod vozdeystviyem prirodnykh i antropogennykh faktorov: materialy Mezhdun. nauch. konf. Kirov: VyatGU Publ.; 2019. p. 281–285.
  • Andriyanova YuM, Sergeyeva IV, Mokhonko YuM, Fedukina VA, Demisova AM. Otsenka ekologo-rekreatsionnogo potentsiala osobo okhranyayemykh prirodnykh territoriy Saratovskoy oblasti. Aktual'nyye problemy ekologii i prirodopol'zovaniya: sb. nauch. tr. XX Mezhdun. nauch.-prakt. konf. Moscow: RUDN University; 2019. p. 34–42.
  • Arestova IYu. K voprosu rekreatsionnoy ustoychivosti zakaznikov Karel'skogo peresheyka. Nauka vchera, segodnya, zavtra. Novosibirsk: SibAK Publ.; 2016. p. 26–31.
  • Barmin AN, Shuvayev NS, Komarov AI. Analiz metodov otsenki rekreatsionnogo vozdeystviya na biogeotsenozy. Geologiya, geografiya i global'naya energiya. 2012;(2): 241–247.
  • Voytyuk MM. Optimizatsiya lesopol'zovaniya v rekreatsionnykh zonakh sel'skogo turizma. Lesnoy vestnik. Forestry Bulletin. 2016;(5): 110–115.
  • Vorotilina NV, Oreshkova TA, Makhrova ML, Denisova OO. Rekreatsionnaya nagruzka, yeye vliyaniye na prirodnuyu sredu (na primere prirodnogo ob"yekta “Ivanovskiye ozera”). Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Biologicheskiye, tekhnicheskiye nauki i nauki o Zemle. 2017;(3): 32–35.
  • Vremennaya metodika opredeleniya rekreatsionnykh nagruzok na prirodnyye kompleksy pri organizatsii turizma, ekskursiy, massovogo povsednevnogo otdykha i vremennyye normy etikh nagruzok. Moscow: Goskomles SSSR Publ.; 1987.
  • Yermakova AA. Problemy opredeleniya rekreatsionnykh nagruzok i rekreatsionnoy yemkosti territorii. Vestnik VGU. Seriya: Geografiya, geoekologiya. 2009;(2): 16–20.
  • Zholdasbekova BA, Zholdasbekov AA, Seylov GA. Geograficheskiye osnovy ustoychivogo razvitiya turizma v Kazakhstane. Mezhdunarodnyy zhurnal prikladnykh i fundamental'nykh issledovaniy. 2013;(10): 235–236.
  • Kazanskaya NS, Panin BV, Marfenin NN. Rekreatsionnyye lesa (sostoyaniye, okhrana, perspektivy ispol'zovaniya). Moscow: Lesnaya promyshlennost' Publ.; 1977.
  • Pirogova OV. Rol' ustoychivogo turizma v mire. Mezhdunarodnyy zhurnal prikladnykh i fundamental'nykh issledovaniy. 2017;(7–2): 305–309.
  • Rysin SL. Rekreatsionnyy potentsial lesoparkovykh landshaftov i metodika yego izucheniya. Lesokhozyaystvennaya informatsiya. 2003;(1): 17–27.
  • Sorokin AS. Neslozhnyy metod opredeleniya rekreatsionnykh nagruzok. Problemy territorial'noy organizatsii turizma i otdykha. Stavropol'; 1978. p. 106–107.
  • Tarasov AI. Rekreatsionnoye lesopol'zovaniye. Moscow: Agropromizdat Publ.; 1986. [15] Chizhova VP. Rekreatsionnyye landshafty: ustoychivost', normirovaniye, upravleniye. Smolensk: Oykumena Publ.; 2011.

Views

Abstract - 129

PDF (Russian) - 91

PlumX


Copyright (c) 2019 Andriyanova Y.M., Sergeeva I.V., Mokhonko Y.M., Gusakova N.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.