POSITION OF RUSSIA IN INTERNATIONAL ENVIRONMENTAL RATINGS

Cover Page

Abstract


International environmental ratings have recently become an important tool for assessing the progress of countries in implementing environmental policies and sustainable development goals. Numerous international organizations and networks, universities, research teams and commercial companies are developing environmental ratings. Basing on the analysis of the compiled database the classification of integrated environmental ratings was elaborated and 8 thematic groups were identified. The international ratings were grouped into three categories, reflecting the position of our country. Russia occupies a leading position just in a few ratings based on the Environmental Efficiency index, the Notre Dame Global Adaptation Index, Environmental Democracy index. Russia occupies a satisfactory position in the ratings compiled on the basis of the index of Adjusted Net Savings, Pollution index, Grееndex (green index), Prosperity index, Water Stress, etc. Russia has low position in the ratings based on the Climate Change Performance index, Environmental Vulnerability index, Climate Risk. Russia lags behind many OECD and BRICS countries in the movement towards a “green” economy (as in the ratings of the Global Green Economy index, Low Carbon Economy index, Global Cleantech Innovation index, etc.). The analysis of the rank of Russia in the environmental ratings revealed a number of methodological factors that affect its position and, at the same time, do not always provide for the objective specification of the environmental situation. Basing on the assessment of Russia›s position in international ratings, the strengths and weaknesses of the environmental development of our country are summarized.


ВВЕДЕНИЕ Существует множество подходов и методик для оценки экологического состояния и устойчивого развития на разных территориальных уровнях. Одним из таких инструментов являются многочисленные экологические рейтинги, позволяющие оценивать страны, регионы, города, компании и предприятия. Рейтинги представляют результаты исследований в форме, которая доступна не только научному сообществу, но и широкой общественности, поэтому они часто цитируются в средствах массовой информации. В настоящее время глобальные экологические рейтинги стали важным элементом оценки достижений отдельных стран в сфере сохранения благоприятной окружающей среды, устойчивого развития, движения в сторону «зеленой» экономики, реализации ответственной климатической политики и др. Растет интерес к составлению внутрироссийских экологических рейтингов регионов и городов [1-3], экологической ответственности компаний [4; 5]; они используются для повышения эффективности управления экологическими рисками и снижения негативных воздействий на окружающую среду. В настоящей работе рассматриваются только международные системы экологических рейтингов, в которых приводятся межстрановые сопоставления, что позволяет выявить место России по тем или иным основаниям на фоне других государств. По методике составления, набору и агрегированию данных все рейтинги подразделяют: 1) на тематические (частные), иногда их называют рэнкинги (англ. ranking), использующие один-два индикатора; 2) интегральные (комплексные), построенные на основе разнообразных расчетных индексов с использованием большого числа первичных показателей (например, в индексе экологической уязвимости их 50). В российской научной литературе этот опыт в значительной степени обобщен в монографии С.Н. Бобылева с соавторами, посвященной индикаторам устойчивого развития [6], а также В.Р. Битюковой в монографии «Регионы и города России» [7]. Главная сложность составления комплексных индексов - адекватность параметров представления взаимосвязанных составляющих экологического развития (экономики, социальной сферы, институтов, научно-технологической политики, собственно показателей состояния окружающей среды и других аспектов). В публикации немецких ученых [8], анализирующей индексы устойчивого развития, с характерным названием «Измерение неизмеряемого», говорится о необходимости корреляции между исходными показателями при разработке экологических индексов. По мнению авторов, некоторые показатели устойчивости, используемые в настоящее время, нередко вводят в заблуждение при принятии решений по вопросам окружающей среды. Кроме того, объективность индексов осложняется необходимостью учета неодинаковых географических условий и уровней социально-экономического развития стран. Именно поэтому некоторые международные организации, в том числе, Европейское Агентство по окружающей среде, отдают предпочтение наборам отдельных индикаторов [9], нежели разработке сложных индексов, которые могут оказаться менее надежными, чем их компоненты. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ Составлением экологических рейтингов занимается множество международных организаций и сетей, университеты, научные коллективы, а также коммерческие компании. Для этого используется статистическая информация, аккумулируемая в базах авторитетных международных организаций (ООН, ЮНЕП, ФАО, ВОЗ, ОЭСР, Международное энергетическое агентство, Всемирный банк, Институт мировых ресурсов и др.). Эти данные, как правило, отличаются достоверностью и хорошей сопоставимостью. Для составления рейтингов применяются и другие данные: результаты социологических опросов, информация из социальных сетей и т.п., но они не всегда достаточно объективны и надежны. В ходе работы составлена база данных, включающая основные показатели ключевых международных экологических рейтингов. На основе анализа собранных данных проведена классификация международных интегральных экологических рейтингов по таким тематическим группам: · собственно экологические рейтинги, характеризующие состояние окружающей среды и ее параметры по разным показателям, а также отражающие результативность экологической политики стран (индекс экологической эффективности, экологической уязвимости, индекс адаптации к глобальным изменениям, экологической демократии и др.); · рейтинги, оценивающие вклад в состояние окружающей среды на глобальном уровне (экологический след, водный след, индекс живой планеты и др.); · эколого-экономические рейтинги, в которых экологически скорректированы или адаптированы экономические показатели (индекс адаптированных чистых сбережений, индекс истощения природных ресурсов и др.); · рейтинги социального развития (индекс человеческого развития, индекс социального прогресса и др.); · рейтинги, основанные на индикаторах устойчивого развития (индекс устойчивого общества); · рейтинги, отражающие прогресс в сфере «зеленой экономики» (глобальный индекс «зеленой экономики», инновационный индекс экологически чистых технологий, индекс низкоуглеродной экономики и др.); · рейтинги, оценивающие качество жизни с учетом экологической составляющей (гриндекс, индекс лучшей жизни, индекс процветания, международный индекс счастья); · прочие рейтинги, имеющие экологическую составляющую (индекс готовности к будущему, глобальный индекс инноваций и др.). В приведенной краткой характеристике наиболее репрезентативных рейтинговых систем (табл. 1), рейтинги сгруппированы в три категории, отражающие место России, указаны также страны-лидеры и страны, занимающие наихудшие позиции в последних опубликованных рейтингах. Положение России в системах глобальных экологических рейтингов Таблица 1 Комплексный индекс/рейтинг, год создания, разработчики Предмет оценки Охват стран, год составления Место Россия среди лидеров и аутсайдеров рейтинга 1. Россия занимает верхние позиции (первая треть) Индекс экологической эффективности Негативное воздействие окру- 180 стран, 2016 1. Финляндия (Environment Performance Index) [10], жающей среды на здоровье че- 2. Исландия 2006, Центр экологической политики и ловека и состояние экосистем. 3. Швеция права при Йельском университете 8 категорий экологических про- … (США) блем и 19 индикаторов 32. Россия … 180. Сомали Глобальный индекс адаптации (к клима- Уязвимость к климатическим из- 181 страна, 1. Норвегия тическим изменениям) (The Notre Dame менениям и другим глобальным 2016 2. Новая Зеландия Global Adaptation Index) [11], вызовам, а также способность к 3. Финляндия 1995, Университет Нотр-Дам (Франция) ним адаптироваться … 33. Россия … 181. Сомали Продолжение табл. 1 Комплексный индекс/рейтинг, год создания, разработчики Предмет оценки Охват стран, год составления Место Россия среди лидеров и аутсайдеров рейтинга Истощение природных ресурсов, Истощение природных ресурсов 136 стран, 1. Того 2009, Всемирный Банк в денежном выражении, % от 2015 2. ДР Конго ВДП 3. Соломоновы о-ва … 29. Россия … 136. Бельгия Индекс экологической демократии Три компонента: право на сво- 70 стран, 1. Литва (Environmental Democracy Index) [12], бодный доступ к экологической 2014 2. Латвия 2014, Инициатива доступа (Access информации, право участвовать 3. США Initiative) и Институт мировых ресурсов в принятии решений, право до- … (США) в сотрудничестве с партнерами биваться соблюдения природо- 8. Россия по всему миру охранного законодательства или … компенсации вреда 70. Гаити 2. Россия находится в средней части рейтингов Индекс адаптированных чистых сбере- Учет человеческого капитала и 106 стран, 2016 1. Непал жений (Adjusted Net Savings) [13], экологического фактора в наци- 2. Бруней 1993, Всемирный Банк ональных счетах 3. Сингапур … 56. Россия … 106. Ангола Гриндекс (зеленый индекс) (Greendex Потребление, поведение и мате- 18 стран, 2014 1. Индия Index) [14], риальный образ жизни 2. Китай 2012, National Geographic/ GlobeScan 3. Ю.Корея Consumer (США) … 8. Россия … 18. США Индекс социального прогресса (Social Достижения в социальной сфе- 128 стран, 2017 1. Дания Progress Index) [15], ре. В категории «Основы благо- 2. Финляндия 2006, некоммерческий проект получия человека» один из по- 3. Исландия “The Social Progress Imperative” (США) казателей - «Устойчивость эко- … систем» 67. Россия … 128. ЦАР Глобальный индекс инноваций (Global Потенциал инновационной дея- 127 стран, 2017 1. Швейцария Innovation Index) [16], тельности и ее результаты. Одна 2. Швеция 2007, Корнельский университет (США), из составляющих - экологиче- 3. Нидерланды Международная бизнес-школa INSEAD ская устойчивость … (Франция) и ВОИС 45. Россия …. 127. Йемен Индекс загрязнения (Pollution Index) Загрязнение окружающей среды 98 стран, 2018 1. Мьянма [17], в странах и городах на основе (обратное 2. Монголия 2012, Numbeo (Сербия) базы данных, создаваемой по ранжирование) 3. Афганистан результатам социологического … опроса посетителей сайта 45. Россия … 98. Финляндия Индекс процветания Различные аспекты жизни обще- 149 стран, 2016 1. Новая Зеландия (Legatum Prosperity Index) [18], ства и общественного благосо- 2. Норвегия 2006, Аналитический центр The Legatum стояния. Одна из 9 категорий - 3. Финляндия Institute (Великобритания) «Окружающая среда» … 95. Россия … 149. Йемен Продолжение табл. 1 Комплексный индекс/рейтинг, год создания, разработчики Предмет оценки Охват стран, год составления Место Россия среди лидеров и аутсайдеров рейтинга Индекс водного стресса (Water Stress Нехватка воды удовлетворитель- 180 стран, 2013 1. Антигуа и Барбуда Index) [19], ного качества и количества для (обратное 2. Барбадос 2013, Институт мировых ресурсов обеспечения нужд населения и ранжирование) 3. Коморские о-ва (США) окружающей среды … 108. Россия … 180. Южный Судан Индекс экологической уязвимости Степень уязвимости природной 234 страны, 1. Ботсвана (Environmental Vulnerability Index) [20], среды и подверженность ее 2005 2. ЦАР 1999, Комиссия по геоинформатике ущербу и деградации 3. Намибия Южно-Тихоокеанского региона … 71. Россия … 234. Американское Самоа 3. Россия занимает худшие позиции (нижняя треть) Индекс готовности к будущему [21], Готовность стран отвечать на бу- «Большая 1. Германия 2017, Международный дискуссионный дущие вызовы, их роль в сцена- двадцатка», 2. США клуб «Валдай» и ВЦИОМ (Российская риях будущего, конкурентоспо- 2017 3. Великобритания Федерация) собность по ряду направлений. … 10 ключевых сфер, в том числе 12. Россия «Ресурсы и экология» … 20. Индонезия Водный экологический след (Water Объем пресной воды, потребля- 173 страны, 1. Нигер Footprint) [22], емой или загрязненной на тер- за период 2. Боливия 1996, «Сеть водного следа» ритории страны в результате 1996-2005 3. США (Нидерланды) антропогенной деятельности в (обратное … различных секторах экономики, ранжирование) 27. Россия м3/чел. в год … 195. ДР Конго Индекс эффективности действий в об- Энергетическая политика стра- 60 стран, 1. - ласти изменения климата (Climate ны, в том числе эмиссии CO2, поставляющих 2. - Change Performance Index) [23], энергоэффективность, развитие 90% энергети- 3. - 2005, Европейская Сеть климатических возобновляемой энергетики, чески обуслов- 4. Франция действий и НПО Немецкая Наблюда- климатическая политика и др. ленных мировых 5. Швеция тельная Инициатива» (Germanwatch) выбросов CO2, … (Германия) 2017 53. Россия … 61. Саудовская Аравия Экологический след ( Ecological Потребление природных ресур- более 200 стран, 1. Люксембург Footprint) [24], сов, выраженное через площадь 2016 2. Австралия 1992, НКО «Глобальная сеть экологиче- территории и акватории, необ- (обратное 3.Гонгконг ского следа» ходимой для их воспроизвод- ранжирование) … ства и поглощения отходов 21. Россия … 140. Гаити Индекс климатического риска [25], Ущерб, наносимый экстремаль- 181 страна, 1. Гаити 1994, НПО Немецкая Наблюдательная ными климатическими события- 2015 2. Зимбабве Инициатива» (Germanwatch) (Германия) ми (обратное 3. Фиджи ранжирование) … 31. Россия … 181. Узбекистан Индекс лучшей жизни (Better Life Index) 11 аспектов, отражающих физи- 38 стран, 2016 1. Норвегия [26], ческие условия и качество жиз- 2. Австралия 2011, Организация экономического со- ни, в том числе «Качество окру- 3. Дания трудничества и развития (ОЭСР) жающей среды»: загрязнение … воздуха (РМ 2.5) и качество воды 33. Россия … 38. ЮАР Окончание табл. 1 Комплексный индекс/рейтинг, год создания, разработчики Предмет оценки Охват стран, год составления Место Россия среди лидеров и аутсайдеров рейтинга Глобальный инновационный индекс экологически чистых технологий (Global Cleantech Innovation Index) [27], 2012, компания Cleantech совместно с WWF, UNIDO, Азиатским банком развития Четыре субиндекса, включающих 15 индикаторов, в том числе экологические патенты, доля возобновляемой энергетики, компании, использующие экологически чистые технологии, и др. 40 стран, 2017 1. Дания 2. Финляндия 3. Швеция … 39. Россия 40. Индонезия Индекс низкоуглеродной экономики Действия стран «Большой двад- 20 стран, 2016 1. Китай (The Low Carbon Economy Index) [28], цатки» по формированию низко- 2. Великобритания 2016, Pricewaterhouse Coopers (Велико- углеродной экономики и дости- 3. США британия) жению целей Парижского согла- … шения (2015) 15. Россия … 20. Италия Глобальный индекс «зеленой экономи- Прогресс в области «зеленой 80 стран, 2016 1. Швеция ки» (Global Green Economy Index) [29], экономики» и его восприятие 2. Норвегия 2010, Dual Citizen LLC (США) экспертами 3. Финляндия … 74. Россия … 80. Cаудовская Аравия Индекс привлекательности стран для развития возобновляемой энергетики (Renewable Energy Country Attractiveness Index) [30], 2003, Ernst & Young (Великобритания) Привлекательность для инвестиций и создания генерирующих мощностей возобновляемой энергетики 40 стран, 2015 1. Китай 2. США 3. Германия … 40. Россия Индекс устойчивого общества Устойчивость страны по трем на- 154 страны, Экологическое благо- (Sustainable Society Index) [31], правлениям: социальное, эколо- 2016 получие: 2006, Фонд устойчивого общества (Ни- гическое и экономическое бла- 1. Бурунди дерланды) гополучие 2. Того 3. Лесото … 144. Россия … 154. Катар Международный индекс счастливой Благосостояние людей и состо- 140 стран, 2016 1. Коста-Рика Планеты (Happy Planet Index) [32], яние окружающей среды - три 2. Мексика 2006, Фонд новой экономики (Велико- показателя: удовлетворенность 3. Колумбия британия) жизнью, ожидаемая продолжи- … тельность жизни и экологиче- 116. Россия ский след … 140. Чад Ranks of Russia in Global Environmental Ratings Table 1 Index / Rating. Year of issue, organization Subject of indices Number of countries, last year available Rank of Russia among the leaders and outsiders 1. Russia occupies the leading positions (upper third) Environment Performance Index [10]. Countries’ performance in two 180 countries, 1. Finland Since 2006; areas: protection of human health 2016 2. Iceland The Yale Center for Environmental Law & and protection of ecosystems. 8 3. Sweden Policy (USA) categories of environmental … problems and 19 indicators. 32. Russia … 180. Somalia Continuation of table 1 Index / Rating. Year of issue, organization Subject of indices Number of countries, last year available Rank of Russia among the leaders and outsiders The Notre Dame Global Adaptation Index Vulnerability to climate change and 181 countries, 1. Norway [11]. other global challenges, and the 2016 2. New Zeeland Since 1995; Notre Dame University ability to adapt to them 3. Finland (France) … 33. Russia … 181. Somalia Depletion of natural resources Depletion of natural resources in 136 countries, 1.Togo Since 2009; World Bank monetary terms (% of GNI) 2015 2. DR Cong 3. Solomon Icelands … 29. Russia … 136. Belgium Environmental Democracy Index [12] Three pillars: the right to free 70 countries, 1. Lithuania Since 2014, The Access Initiative and access to envir onmental 2014 2. Latvia World Resources Institute (USA) with information, the right to participate 3. USA partners over the world in decision-making and the right to … seek compliance with 8. Russia environmental legislation or … compensation for harm 70. Haiti 2. Russia ranks in the middle of the ratings Adjusted Net Savings [13]. Accounting for human capital and 106 countries, 1. Nepal Since 1993; World Bank the environmental factor in national 2016 2. Brunei accounts. 3. Singapore … 56. Russia … 106. Angola Greendex Index [14]. Actual consumer behavior and 18 countries, 1. India Since 2012; National Geographic/ material lifestyles 2014 2. China GlobeScan Consumer (USA) 3. Rep. Korea … 8. Russia … 18. USA Social Progress Index [15]. Achievements in the social sphere. 128 countries, 1. Denmark Since 2006; “The Social Progress The component “Bases of well- 2017 2. Finland Imperative” (USA) being” includes the indicator of 3. Iceland “Ecosystem sustainability” … 67. Russia … 128. Central African Republic Global Innovation Index [16]. The potential of innovation activity 127 countries, 1. Switzerland Since 2007; Cornell University (USA), and its results. One of the 2017 2. Sweden INSEAD, the World Intellectual Property components is environmental 3. the Netherlands Organization (WIPO) sustainability … 45. Russia …. 127. Yemen Pollution Index [17]. Environment pollution in countries 98 countries, 1. Myanmar Since 2012; Numbeo (Сербия) and cities on the basis of a 2018 (inverse 2. Mongolia database created by the results of distribution) 3. Afganistan a poll of site visitors … 45. Russia … 98. Finland Continuation of table 1 Index / Rating. Year of issue, organization Subject of indices Number of countries, last year available Rank of Russia among the leaders and outsiders Legatum Prosperity Index [18]. Various aspects of society and 149 countries, 1. New Zeeland Since 2006, Аналитический центр public welfare. One of the nine 2016 2. Norway The Legatum Institute (UK) categories is “The environment” 3. Finland … 95. Russia … 149. Yemen Water Stress Index [19]. Lack of water of satisfactory quality 180 countries, 1. Antigua and Barbuda Since 2013; and quantity to meet the needs of 2013 (inverse 2. Barbados World Resources Institute (USA) the population and the distribution) 3. Comoro Icelands environment. … 108. Russia … 180. South Sudan Environmental Vulnerability Index [20]. The degree of environmental 234 countries, 1. Botswana Since 1999; South Pacific Applied vulnerability of a particular country 2005 2. CAR Geoscience Commission (SOPAC) and the susceptibility to damage 3. Namibia and degradation … 71. Russia … 234. American Samoa 3. Russia is among the outsiders of the ratings (lower third) Readiness to Future Index [21]. Willingness of the countries to G20 countries, 1. Germany Since 2017; Valdai Discussion Club and respond to future challenges, their 2017 2. USA Russian Public Opinion Research Center role in scenarios of future, 3. UK (VCIOM, Russia) competitiveness in a number of … ways. 10 key areas, including 12. Russia “Resources and Environment” … 20. Indonesia Water Footprint [22]. The total amount of fresh water 173 countries 1. Niger Since 1996; Water Footprint Network consumed or contaminated within for the period 2. Bolivia (the Netherlands) a country as a result of 1996-2005 3. USA anthropogenic activity in various (inverse … sectors of the economy, m3 /cap/ distribution) 27. Russia per year … 195. DR Congo Climate Change Performance Index [23]. Energy policy of the countries, 60 countries, 1. - Since 2005; including CO2 emissions, energy responsible for 2. - Climate Action Network Europe, efficiency, development of 90% of the global 3. - Germanwatch (Germany) renewable energy, climate policy, CO2 emissions 4. France etc. from fuel 5. Sweden combustion, … 2017 53. Russia … 61. Saudi Arabia Ecological Footprint [24]. The consumption of natural More than 200 1. Luxemburg Since 1992; Global Footprint Network resources, expressed through the countries, 2016 2. Australia territory and water area needed for (inverse 3. Hong Kong their reproduction and waste distribution) … absorption 21. Russia … 140. Haiti Climate Risk Index [25]. The damage caused by extreme 181 countries, 1. Haiti Since 1994; Germanwatch (Germany) climatic events 2015 2. Zimbabwe (inverse 3. Fiji distribution) … 31. Russia … 181. Uzbekistan End of table 1 Index / Rating. Year of issue, organization Subject of indices Number of countries, last year available Rank of Russia among the leaders and outsiders Better Life Index [26]. 11 aspects reflecting physical 38 countries, 1. Norway Since 2011; conditions and quality of life, 2016 2. Australia OECD including «Environmental quality»: 3. Denmark air pollution (PM 2.5) and water … quality 33. Russia … 38. SAR Global Cleantech Innovation Index [27]. Since 2012; Cleantech WWF, UNIDO, Asia Development Bank 4 subindices, 15 indicators, including environmental patents, share of renewable energy, companies that use envir onmentally friendly technologies, etc. 40 countries, 2017 1. Denmark 2. Finland 3. Sweden … 39. Russia 40. Indonesia The Low Carbon Economy Index [28]. Actions by the G-20 countries in the 20 countries, 1. China Since 2016; Pricewaterhouse Coopers low-carbon economy and 2016 2. UK (UK) achievements of the objectives of 3. USA the Paris Agreement (2015) … 15. Russia … 20. Italy Global Green Economy Index [29]. Progress in the green economy and 80 countries, 1. Sweden Since 2010; Dual Citizen LLC (USA) its perception by experts 2016 2. Norway 3. Finland … 74. Russia … 80. Saudi Arabia Renewable Energy Country Attractiveness Index [30]. Since 2003; Ernst & Young (UK) Attractiveness for investments and creation of the renewable energy generating capacities 40 countries, 2015 1. China 2. USA 3. Germany … 40. Russia Sustainable Society Index [31]. Sustainability of the country in 154 countries, Environmental Since 2006; Sustainable Society three areas: social, environmental 2016 well-being: Foundation (the Nethеrlands) and economic well-being 1. Burundi 2. Togo 3. Lecoto … 144. Russia … 154. Qatar Happy Planet Index [32]. Welfare of people and the state of 140 countries, 1. Costa Rica Since 2006; New Economics Foundation the environment: three indicators: 2016 2. Mexico (UK) satisfaction with life, life expectancy 3. Columbia and ecological footprint … 116. Russia … 140. Chad РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Россия представлена практически во всех системах глобальных рейтингов, составленных на основе интегральных экологических индексов (табл. 1), но занимает лидирующие позиции всего лишь в нескольких в рейтингах. Среди них - рейтинги на основе индексов экологической эффективности (32-е место среди 180 стран в 2016 г.), адаптации к климатическим изменениям (33-е место среди 181 страны в 2016 г.), экологической демократии (8-е место среди 70 стран в 2014 г.). Примечательно, что Россия находится в лидерах по индексу экологической эффективности - одному из самых авторитетных в мире. Он используется ООН для оценки прогресса в достижении Целей устойчивого развития до 2030 г. и реализации Парижского климатического соглашения. Индекс рассчитывается на основе 19 индикаторов, относящихся к девяти проблемным категориям (воздействие на здоровье, качество воздуха, водные ресурсы, биоразнообразие и местообитания, климат и энергетика и др.) [10]. Индекс оценивает состояние экосистем и качество окружающей среды, благодаря чему Россия характеризуется относительно благополучной ситуацией на фоне других стран. В 2016 г. наша страна обогнала Нидерланды (36-е место), Японию (39-е) и Бразилию (46-е), но уступила большинству экономически развитых стран, несмотря на то, что в сравнении с ними наша страна имеет неоспоримые преимущества с точки зрения сохранности природных ландшафтов и потенциала экосистемных услуг. Как известно, Россия - мировой лидер по общей площади охраняемых природных территорий (207 млн га), нетронутых лесов (272,7 млн га) и других малоизмененных ландшафтов. В то же время значительные территории заняты низкопродуктивными землями с высокими природными рисками. По оценкам Н.Н. Клюева [32], в России 60% занимают уязвимые природные комплексы многолетней криолитозоны, около 50% - слабо устойчивые к широкому спектру воздействий горные территории, 20% - сейсмоактивные районы, 18% - лавиноопасные районы. Существуют и другие экологические опасности - потеря биоразнообразия, аридизация, чрезмерная интенсификация сельского хозяйства и рыболовного промысла, на что указывают отдельные индикаторы индекса экологической уязвимости. Россия занимает удовлетворительное положение (находится в средней части списка стран) в рейтингах, составленных на основе индекса адаптированных чистых сбережений (56-е место среди 106 стран в 2016 г.), глобального индекса инноваций (45-е среди 127 стран в 2017 г.), социального прогресса (67-е среди 128 стран в 2017 г.), загрязнения (59-е среди 115 стран в 2017 г.), гриндексу (зеленый индекс) (8-е среди 18 стран, 2016), процветания (95-е среди 149 стран в 2016 г.), водного стресса (обратное ранжирование, 108-е среди 190 стран, данные 2013 г.). Один из ключевых рейтингов этой группы составлен на основе индекса адаптированных чистых сбережений Всемирного банка. Он учитывает истощение и чрезмерное использование природных ресурсов (энергетических, минеральных, лесных), а также ущерб от загрязнения окружающей среды (выбросы CO2 и твердых частиц). Эти показатели вычитаются из внутренних валовых сбережений, отражая расходование природного капитала, при этом расходы на образование (фактически - инвестиции в человеческий капитал) плюсуются [6]. Среднемировое значение индекса 11,7%. В 2016 г. Россия занимала 56-е место из 106 стран с показателем 11,9% от ВНД [13]. Сопоставление России со странами, имеющими примерно такой же диапазон индекса (например, с Германией - 13,3%), отражает принципиально иную структуру индекса. В нашей стране потребление основного капитала в 3 раза ниже, чем в Германии, меньше доля расходов на образование (соответственно 3,5 и 4,7%), но больше показатель ущерба от истощения энергетических (8,8%) и минеральных (0,6%) ресурсов, эмиссий CO2 (1,1%) и твердых частиц (0,4%). В Германии эти величины составляют 0, 0, 0,2, 0,1% соответственно [13]. В итоге индекс отражает ситуацию снижения истинных сбережений в России за счет истощения недр, которые в должной степени не компенсируются экономическим ростом и вложениями в образование. Невысокие позиции занимает Россия в следующих рейтингах: эффективность действий в области изменения климата (53-е место из 60 стран в 2017 г.), экологический след (обратное ранжирование, 38-е место из 151), экологическая уязвимость (71-е из 234 стран и территорий), качества жизни (по экологическим параметрам - 36-е место из 38), индекс климатического риска (обратное ранжирование, 31-е место из 181). К сожалению, позиции страны еще слабее при оценке движения в сторону «зеленой» экономики: по глобальному индексу «зеленой» экономики (74-е из 80 стран в 2016 г.), индексу низкоуглеродной экономики (15-е место из 20 в 2016 г.), инновационному индексу экологически чистых технологий (39-е из 40 в 2017 г.) и др. В 2017 г. Россия не была включена в рейтинг по индексу привлекательности стран для развития возобновляемой энергетики, хотя в 2015 г. она входила в этот рейтинг, занимая 39-е место из 40. Ключевой рейтинг из этой группы - по эффективности действий в области изменения климата, составляемый для 60 стран - основных эмитентов углерода в мире. Он оценивает прогресс по пяти категориям индикаторов: уровень текущей эмиссии, тенденции изменения выбросов, энергоэффективность, развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ), климатическая политика. По интегральной оценке Россия занимала в 2016 и 2017 гг. 53-е место, оставаясь в числе стран с «низким уровнем» эффективности действий в области изменения климата (Алжир, Иран, Мексика и Казахстан). Традиционно низкие показатели у нашей страны отмечаются по категории, отражающей усилия по развитию ВИЭ. Видимо и дальше, по этому индикатору она останется в нижней части списка, судя по планам достичь 2,5% по доле новых ВИЭ в энергетическом балансе к 2024 г. В худшей группе Россия находится и по такому индикатору как энергоэффективность (туда входят Украина, Южная Африка, Эстония, Казахстан). Единственная из пяти категорий данного индекса, по которой Россия находится в средней группе стран - это климатическая политика. В ряде случаев именно невысокие показатели экологической компоненты комплексных индексов «опускают» позиции России в том или ином рейтинге. Например, в упомянутом глобальном индексе инноваций (общее 45-е место) по субиндексу «экологическая устойчивость» Россия занимала в 2017 г. 83-е место, что в целом понизило место нашей страны в итоговом индексе [16]. Этот субиндекс оценивает объем ВВП на единицу произведенной энергии, индекс экологической эффективности и количество выданных сертификатов ISO 14001 по экологическому менеджменту. В то же время по большинству профильных показателей место нашей страны было намного выше (например, по развитию высшего образования, инвестициям в НИОКР, участию женщин в инновационной деятельности и др.). Аналогичная ситуация отмечается и в рейтинге, составленном отечественными разработчиками (Международный дискуссионный клуб «Валдай» и ВЦИОМ) на основе индекса готовности стран «большой двадцатки» к будущему. В общем рейтинге Россия в 2017 г. заняла 12-е место, а в сфере «Ресурсы и экология» (оценивались доступность ключевых ресурсов, система переработки отходов, рациональное использование природных ресурсов) Россия оказалась на предпоследнем месте перед Саудовской Аравией. Такая же неудовлетворительная ситуация у России в структуре этого рейтинга отмечается и по экономике (19-е место из 20) [22]. Анализ места России в международных экологических рейтингах выявил ряд факторов, влияющих на ее позицию и при этом далеко не всегда обеспечивающих объективную характеристику экологической ситуации. Прежде всего, это подчас весьма сложная и не всегда прозрачная методика расчета некоторых индексов. Использование сложных формул приводит к тому, что место страны в итоговом рейтинге существенно отличается от ее положения, определенного по отдельным входящим в него индикаторам. Это до некоторой степени «скрывает» реальные экологические проблемы или, наоборот, не позволяет зафиксировать, в том числе и на международном уровне, прогресс, достигнутый в определенных направлениях. Это подтверждается, например, значительным разбросом мест, которые Россия занимала в 2014 г. по отдельным индикаторам индекса экологической эффективности. При общем 73-м месте (из 180 стран) Россия имела гораздо более успешное положение по таким показателям, как доступ к электроэнергии, качество воздуха в помещениях, морские ООПТ, рыбные запасы и др. В то же время Россия существенно отставала от «среднего» по запыленности воздуха, доступности санитарии, охране наземных биомов, регулированию применения пестицидов и др. Разница «наилучших» и «наихудших» позиций России по отдельным индикаторам составила более 140 пунктов. Важным фактором является набор индикаторов, используемых при составлении индексов. Примером влияния этого фактора служит положение России в рейтингах экологической эффективности 2014 и 2016 гг. В 2016 г. при сохранении тех же проблемных категорий для расчета индекса использовался ряд новых показателей [10], в результате чего изменился вес категорий. В итоге это способствовало заметному улучшению позиции России в категориях «сельское хозяйство», «рыболовство», «вода и санитария» и «водные ресурсы». Единственная категория, в которой произошло незначительное ухудшение позиции России в 2016 г. по сравнению с 2014 г. - качество воздуха (с 94 до 85 баллов). Неудивительно, что в 2016 г. общая позиция России в рейтинге 180 стран мира существенно улучшилась - страна поднялась с 73-го на 32-е место. Проведенный анализ показывает, что положение России может зависеть и от такого фактора, как расчетный период. Примером служит индекс климатического риска, рассчитанный на 2015 г. и за период 1996-2015 гг. Рейтинг 2015 г. отражал текущую ситуацию: Россия занимала 57-е место в мире с достаточно сопоставимыми позициями по абсолютным и удельным составляющим индекса. Рейтинг за период 1996-2015 гг. представил обобщенную картину, в которой два климатических бедствия (жара 2010 г. и наводнения 2012 г.) существенно ухудшили положение страны (общее 31-е место, в том числе 3-е по жертвам среди населения, 8-е по жертвам в расчете на 100 тыс. жителей и 14-е по экономическим потерям) [25]. Место России в глобальных рейтингах - ее сильные и слабые стороны экологического развития (табл. 2) отражает состояние экологического потенциала, управления природопользованием и политики нашей страны в сфере окружающей среды. Межстрановые сопоставления показывают, что по многим направлениям экологического развития Россия отстает от стран-лидеров, несмотря на удовлетворительные показатели ресурсообеспеченности и сохранности природных экосистем. Сильные и слабые стороны России в соответствии с ключевыми международными экологическими рейтингами Таблица 2 Сильные стороны Слабые стороны 1. Достаточная экологическая устойчивость благодаря состоянию экосистем и сохранению экстенсивного природопользования на значительных площадях (превышение биоемкости территории над экологическим следом; индекс истощения природных ресурсов). 2. Умеренное воздействие окружающей среды на состояние здоровья населения (качество воздуха (PM2.5, NO2 и др.), удовлетворительная обеспеченность питьевой водой и канализацией) (см. индекс экологической эффективности). 3. Умеренный водный стресс 4. Способность осуществлять адаптационные меры к климатическим изменениям (см. глобальный индекс адаптации). 5. Участие общественности в принятии экологических решений, раскрытие экологической информации (см. индекс экологической демократии) 1. Высокий уровень эмиссии углекислого газа и углеродоемкость экономики (см. индекс низкоуглеродной экономики, глобальный индекс «зеленой» экономики, индекс эффективности действий в области изменения климата). 2. Низкая эффективность энергопотребления (см. индекс эффективности действий в области изменения климата). 3. Невысокая доля возобновляемых источников энергии в общем потреблении (см. индекс привлекательности стран для развития возобновляемой энергетики). 4. Недостаточное развитие рынков и инвестиций в 5. Слабая эффективности действий в борьбе с изменениями климата (см. индекс эффективности действий в области изменения климата). 6. Высокий климатический риск (см. индекс климатического риска) «зеленую» экономику (см. глобальный индекс «зеленой» экономики) Strengths and Weaknesses of Russia According to Its Rank in the Key Global Environmental Ratings Table 2 Strengths Weaknesses 1. Sufficient ecological sustainability due to the state of ecosystems and conservation of extensive nature management on significant areas (excess of the biocapacity over the ecological footprint, index of depletion of natural resources) 2. Moderate environmental impact on the health of population (air quality (PM2.5, NO2, etc.), satisfactory supply of drinking water and sanitation) (see Environmental Efficiency index); 3. Moderate water stress; 4. Ability to implement adaptation measures to climate change (see Global Adaptation index) 5. Public participation in environmental decisionmaking, disclosure of environmental information (see the index of Environmental Democracy) 1. High level of carbon dioxide emissions and carbon intensity of the economy (see the Low Carbon Economy index, Climate Change Performance index) 2. Low energy efficiency (see Climate Change Performance index); 3. A small share of renewable energy sources in total consumption (see the Renewable Energy Country Attractiveness Index) 4. Insufficient development of markets and investments in the “green” economy (see the Global Green Economy index). 5. Weak effectiveness of actions in combating climate change (see Climate Change Performance index) 6. High climatic risk (see Climate Risk index) Глобальные рейтинги (экологической эффективности, истощения природных ресурсов, водного стресса) подтверждают умеренный вклад России в деградацию экосферы. В настоящее время жители России используют экологические ресурсы только 60% территории страны. При рациональном подходе к использованию природных ресурсов и экосистемных услуг страна может обеспечить стабильные запасы биоемкости на многие десятилетия. Несмотря на то, что по потенциалу биоемкости на душу населения Россия опережает многие крупные страны (в том числе, США, Китай, Индию, Индонезию, Мексику), уступая только Бразилии, рейтинговые показатели страны в будущем будут определять такие индикаторы, как углеродный след и углеродоемкость экономики, по которым Россия существенно отстает от большинства экономически развитых и некоторых развивающихся стран мира. Во многих ключевых рейтингах используются индикаторы техногенных выбросов углекислого газа, доли возобновляемой энергетики в энергопотреблении, использования экологически чистых технологий, углеродоемкости экономики (отношение выбросов СО2 к ВВП), развития рынков и инвестиций в «зеленую» экономику и др. Текущая ситуация по продвижению нашей страны к низкоуглеродному будущему (“low-carbon future”), развертыванию возобновляемой энергетики и «зеленых» экологически эффективных технологий оценивается на фоне экономически развитых стран весьма низко. Показательно, что Россия уступает по этим направлениям не только странам Запада, далеко продвинувшимся в области «зеленой» экономики (лидеры рейтингов в этой сфере - в Европе: Швеция, Финляндия, Швейцария, Германия, Великобритания; США; Япония), но и партнерам среди стран БРИКС - Китаю (1-е место по индексу низкоуглеродной экономики) или Индии (2-е место по индексу привлекательности стран для развития возобновляемой энергетики). ЗАКЛЮЧЕНИЕ Далеко не удовлетворительное в целом положение на международной экологической арене России, которую принято считать «ведущей экологической державой», делает необходимым принятие неотложных мер по многим позициям экологически устойчивого развития. У нашей страны есть огромный, фактически неиспользованный ресурс «позеленения» экономики и повышения энергоэффективности, что в случае прогресса может создать хорошие перспективы для улучшения состояния окружающей среды и экологического развития. О важности этого направления свидетельствуют приоритеты экологической политики России, изложенные в документах государственного регулирования (Перечень поручений по итогам заседания Государственного совета по вопросу «Об экологическом развитии РФ в интересах будущих поколений» от 27 декабря 2016 г.), а также в планах России по реализации Целей устойчивого развития ООН на 2016- 2030 гг. [33]. Экологические параметры становятся все более важной составляющей позиционирования той или иной страны на мировой арене, конкурентоспособности регионов, городов, компаний. Это стало отчетливым глобальным трендом, судя по бурному всплеску «индустрии» международных и внутренних экологических рейтингов в течение последних 10-15 лет. Использование количественных индикаторов и индексов для оценки эффективности экологической политики и устойчивого развития будет и дальше интенсивно развиваться, в том числе и в связи с новыми инициативами - реализацией Повестки дня в области устойчивого развития ООН на период до 2030 г. и Парижского соглашения 2015 г. Оценка количественно измеряемых целей и задач стран и регионов в рамках этих договоренностей потребует дальнейшего совершенствования технологий сбора, обработки, анализа и распространения экологических данных. При этом рейтинги сохранят свое значение как один из аналитических инструментов, дающих наглядную и независимую информацию для принятия решений, в том числе в экологической сфере.

Nina Nikolaevna Alekseeva

Lomonosov Moscow State University

Author for correspondence.
Email: nalex01@mail.ru
1, Leninskiye Gory, Moscow, 119991, Russian Federation

Ph.D. (Geography), Executive head of the Department of Physical Geography of the World and Geoecology, Faculty of Geography, Lomonosov Moscow State University, Associate Professor

Marina Alexandrovna Arshinova

Lomonosov Moscow State University

Email: amari_geo@mail.ru
1, Leninskiye Gory, Moscow, 119991, Russian Federation

Senior Researcher, Department of Physical Geography of the World and Geoecology, Faculty of Geography, Lomonosov, Moscow State University

Alexandra Ivanovna Bancheva

Lomonosov Moscow State University

Email: ban-sai@mail.ru
1, Leninskiye Gory, Moscow, 119991, Russian Federation

engineer, Department of Physical Geography of the World and Geoecology, Faculty of Geography of Lomonosov Moscow State University

  • Dobroljubova Ju.S. Obzor zarubezhnyh social’no-jekologicheskih rejtingov gorodov i ih sravnenie s rossijskimi analogami // Regional’nye issledovanija. 2015 (50). № 4: 65—75. (in Russ.).
  • Jekologicheskij sled sub’ektov Rossijskoj Federacii — 2016 / nauch. red. P.A. Boev, D.L. Burenko // Vsemirnyj fond dikoj prirody (WWF). M.: WWF Rossii, 2016. (in Russ.).
  • Jekologo-jekonomicheskij indeks regionov Rossijskoj Federacii. Metodika i pokazateli dlja rascheta / pod red. A.Ja. Reznichenko, E.A. Shvarca, A.I. Postnovoj. M.: WWF Rossii, RIA Novosti, 2012. (in Russ.).
  • Rejting jekologicheskoj otvetstvennosti gornodobyvajushhih i metallurgicheskih kompanij Rossii 2017 g. M.: Vsemirnyj fond dikoj prirody (WWF) Rossii, 2017. (in Russ.).
  • Rejting jekologicheskoj otvetstvennosti neftegazovyh kompanij Rossii. M.: Vsemirnyj fond dikoj prirody (WWF) Rossii, 2017. (in Russ.).
  • Bobylev S.N., Zubarevich N.V., Solov’eva S.V., Vlasov Ju.V. Ustojchivoe razvitie: metodologija i metodiki izmerenija. M.: Jekonomika, 2011. (in Russ.).
  • Regiony i goroda Rossii: integral’naja ocenka jekologicheskogo sostojanija / Pod redakciej N.S. Kasimova. M.: IP Filimonov M.V., 2014. (in Russ.).
  • Böringer C., Jochem P. Measuring the Immeasurable: A Survey of Sustainability Indices. ZEW. 2007. Discussion Paper. № 06-073. 24 р.
  • EEA Technical report, 2014. Digest of EEA indicators 2014. European Environment Agency, 2014. No. 8. 44 р.
  • Hsu A., Esty D., Levy M., and de Sherbinin A. The 2016 Environmental Performance Index. New Haven, CT: Yale Center for Environmental Law and Policy. 2016. Available at: www.epi. yale.edu. Date of access: 23.07.2017.
  • The Notre Dame Global Adaptation Initiative (ND-GAIN). Country Index. Available at: https:// gain.nd.edu/our-work/country-index/. Date of access: 25.07.2017.
  • Environmental Democracy Index. Available at: http://www.environmentaldemocracyindex.org/ Date of access: 04.09.2017.
  • The Little Green Data Book 2016. Washington, DC: World Bank. doi: 10.1596/978-1-46480928-6.
  • Greendex 2014: Consumer Choice and the Environment — A Worldwide Tracking Survey. Highlights report. National Geographic. GlobScan. September 2014. 20 p.
  • Porter M.E., Stern S., Green M. Social Progress Index 2017. Social Progress Imperative. Washington. 2017. 95 p.
  • The Global Innovation Index 2017: Innovation Feeding the World. Cornell University, INSEAD, and WIPO. Ithaca, Fontainebleau, and Geneva. 2017. 463 p.
  • Numbeo. Pollution Index for Country 2018. Available at: https://www.numbeo.com /pollution/ rankings_by_country.jsp. Date of access: 15.10.2017.
  • The Legatum Prosperity Index 2017. Available at: http://www.prosperity.com/rankings. Date of access: 21.10.2017.
  • Gassert, F., Reig P., Luo T., and Maddocks A. 2013. Aqueduct country and river basin rankings: a weighted aggregation of spatially distinct hydrological indicators. Working paper. Washington, DC: World Resources Institute, November 2013. Available at: wri.org/publication/ aqueductcountry-river-basin-rankings. Date of access: 21.09.2017.
  • Kaly U., Pratt C. and Mitchell, J. The Demonstration Environmental Vulnerability Index (EVI) 2004. SOPAC Technical Report 384, 323 pp.
  • Indeks gotovnosti k budushhemu. Sovmestnyj proekt Mezhdunarodnogo diskussionnogo kluba «Valdaj» i VCIOM, 2017. Available at: https://wciom.ru/fileadmin/file/reports_ conferences/2017/2017-10-18_igb.pdf (in Russ.). Date of access: 30.10.2017.
  • Hoekstra A.Y. and Mekonnen M.M. The water footprint of humanity. Proceedings of the National Academy of Sciences, 2012: 109(9): 3232—3237.
  • Burck J., Marten F., Bals C., Dertinger A., Uhlich T. Climate Change Performance Index. Results 2017. Bonn. Germanwatch. 2017. 36 p.
  • Global Footprint Network. National Footprint Accounts, 2016 Edition. Available at: http://www. footprintnetwork.org. Date of access: 25.07.2017.
  • Kreft S., Eckstein D., Melchoir I. Global Climate Risk Index 2016. Who Suffers Most From Extreme Weather Events? Weather-related Loss Events in 2015 and 1996 to 2015. Berlin, Germanwatch, 2017. 32 p.
  • OECD Better Life Index. Available at: http://www.oecdbetterlifeindex.org. Date of access: 23.08.2017.
  • Sworder C., Salge L., Van Soers H. The Global Cleantech Innovation Index 2017. Cleantech Group and WWF. 2017. 52 p.
  • The Low Carbon Economy Index. Available at: https://www.pwc.co.uk/lowcarboneconomy. Date of access: 21.09.2017.
  • Global Green Economy Index 2016. Dual Citizen LLC 2016. Available at: www.dualcitizeninc. com. Date of access: 06.05.2017.
  • Renewable Energy Country Attractiveness Index 2015. Available at: http://www.ey.com/gl/en/ industries/power---utilities/ey-renewable-energy-country-attractiveness-index-our-index. Date of access: 21.10.2017.
  • The Happy Planet Index 2016 dataset. Available at: http://happyplanetindex.org/countries/. Date of access: 12.09.2017.
  • Kljuev N.N. Rossija na jekologicheskoj karte mira // Vestnik Rossijskoj Akademii nauk. 2002; 72 (8): 698—705. (in Russ.).
  • Celi ustojchivogo razvitija i Rossija / pod red. S.N. Bobyleva, L.M. Grigor’eva. M.: Analiticheskij centr pri Pravitel’stve Rossijskoj Federacii, 2016. (in Russ.).

Views

Abstract - 55

PDF (Russian) - 15


Copyright (c) 2018 Alekseeva N.N., Arshinova M.A., Bancheva A.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.